Особенности питания спортсменов-стайеров в циклических видах спорта

Резюме

Количество различных спортивных мероприятий, в которых требуется проявление выносливости, ежегодно увеличивается. Среди широких слоев населения растет число участников таких соревнований, как марафонский бег, велосипедные гонки по шоссе, плавание на открытой воде и триатлон. В связи с этим большое внимание уделяется научному исследованию различных аспектов питания как фактора энергосинтеза в мышечных тканях во время продолжительной физической работы. В обзоре представлен анализ данных по питанию спортсменов различных видов спорта, которые имеют длительный и сверхдлительный характер двигательной активности. Приведены сведения о роли основных энергетических макронутриентов (углеводов и жиров) в биохимических процессах организма спортсменов во время долгосрочной тренировочной и соревновательной деятельности. Проанализирована эффективность их потребления для повышения работоспособности в циклических видах спорта при продолжительных нагрузках. В статье рассмотрены различные варианты использования определенных композиций для улучшения показателей выносливости, а также возможные нежелательные последствия в случае применения пищевых веществ спортсменами-стайерами.

Ключевые слова:спортсмены, физическая нагрузка, выносливость, спортивное питание, углеводы, жиры

Для цитирования: Кашапов РИ., Кашапов Р.Р. Особенности питания спортсменов-стайеров в циклических видах спорта // Вопр. питания. 2019. Т. 88, № 6. С. 12-21. doi: 10.24411/0042-8833-2019-10060

За последнее десятилетие заметно увеличилось число участников в соревнованиях на выносливость в таких видах спорта, как марафонский бег, велосипедные гонки по шоссе, плавание на открытой воде и триатлон [1, 2]. Например, с 2007 по 2018 г. число финишировавших на марафонских дистанциях 42 км 195 м в Российской Федерации выросло почти в 4 раза (по подсчетам портала probeg.org). В связи с этим как любители спорта, так и профессиональные спортсмены, а также их тренеры заинтересованы в исследовании факторов, оказывающих влияние на успешное преодоление длинных дистанций. Среди этих факторов важную роль играет питание как основа энергетического обеспечения организма стайеров во время активной мышечной деятельности.

С биохимической точки зрения успех в видах спорта, требующих проявления выносливости, во многом определяется величиной энергетических ресурсов и эффективностью их участия в энергообеспечении. Для выработки энергии во время соревнований в видах спорта с преимущественным проявлением выносливости могут быть использованы углеводы, жиры и белки с относительным вкладом каждого из них в зависимости от существующих запасов энергии, интенсивности и продолжительности физической нагрузки [3]. Несмотря на то что углеводы являются главными энергетическими ресурсами, жиры имеют более существенную энергетическую ценность [4]. Роль белкового обмена в продолжительном энергообеспечении менее ясна, но они также могут быть важными субстратами производства энергии. Недавняя работа показала повышение в сыворотке крови уровня белков и цитокинов, участвующих в дальнейшей регуляции метаболизма глюкозы и жира, после тренировочной работы на выносливость (35-километровый пробег) [5]. Таким образом, основными поставщиками энергии, окисляемой в мышцах во время физической нагрузки на выносливость, являются углеводы и жиры [6]. Поэтому данный обзор посвящен изучению влияния данных макронутриентов на эффективность преодоления марафонских и сверхмарафонских дистанций.

Углеводы

Наиболее важным "топливом" во время продолжительной физической работы считаются углеводы. Помимо энергетической функции, углеводы выполняют также запасающую функцию, которая реализуется благодаря полимеру глюкозы - гликогену. Запасы гликогена ограничены примерно до 2000 ккал, из них 1500 ккал вырабатывается в мышцах, остальное - в печени [7], поэтому очень важно, чтобы спортсмены потребляли углеводы во время длительной физической работы для поддержания уровня глюкозы в крови [8, 9]. Одним из способов повышения уровня гликогена является продолжительная углеводная разгрузка с последующей загрузкой [10]. В основе этого лежит биологический механизм суперкомпенсации, реализуемой после полного истощения запасов гликогена с последующим его сверхвосстановлением. Таким образом, в организме спортсмена происходит снижение углеводов до минимальных количеств, а затем после их включения в пищевой рацион в тот момент, когда организм уже адаптирован к отсутствию углеводов, происходит резкое увеличение содержания гликогена. В результате наблюдается увеличение аэробных качеств в 2 раза и потенциала мышечной силы в 1,5 раза. Например, пловцы-марафонцы сборной России положительно оценили проведение углеводной разгрузки в течение 3 дней с последующей загрузкой также в течение 3 дней [11].

В соответствии с консенсусными заявлениями ведущих руководящих органов США и Канады спортсменам рекомендуется принимать от 3 до 12 г углеводов на 1 кг массы тела в зависимости от интенсивности нагрузки [12, 13]. В отличие от жиров эндогенные запасы углеводов ограничены: гипогликемия, вызванная физической работой, вызывает усталость и, следовательно, снижает физическую работоспособность [14]. Однако немаловажную роль может играть качество углеводов, поскольку различные продукты, богатые углеводами, по-разному влияют на уровень постпрандиальной гликемии. При этом имеет значение то, что углеводсодержащие продукты классифицируют по значению гликемического индекса (ГИ) [15]. Продукты с высоким ГИ (>70) повышают концентрацию глюкозы в крови быстрее, чем продукты с низким уровнем ГИ (<55). Первоначально параметр ГИ использовался для выбора блюд и составления индивидуальных диет для пациентов с сахарным диабетом, но в настоящее время значения ГИ применяют при контроле массы тела и улучшении физической активности и спортивных результатов [16-20].

Результаты исследований влияния ГИ на аэробные способности и выносливость имеют неоднозначный характер. В некоторых работах сообщается о повышении выносливости после приема продуктов с низким ГИ до тренировки по сравнению с эффектом после приема пищи с высоким ГИ [18-22], в то время как в других исследованиях имело место обратное [16, 17, 23]. Подобные расхождения в результатах могут быть, несомненно, связаны с различным значением ГИ, содержанием углеводов в пище, временем приема пищи, характером исследований и типом физических нагрузок. Например, в 2 исследованиях [17, 18] с аналогичными протоколами упражнений велосипедисты принимали 1 г на 1 кг массы тела углеводов за 45 мин до еды, но полученные результаты оказались разными. В работе [17] не обнаружено различий в характеристиках производительности в течение 15-минутного велосипедного теста, в то время как в работе [18] время преодоления дистанции 40 км значительно улучшилось. Полученные расхождения в результатах могут быть, несомненно, связаны как с разными значениями ГИ принимаемой пищи (низкий и средний ГИ в работе [17], высокий ГИ - в [18]), так и с различной цикличностью определения эффективности (15 мин - в [17], 90 мин - [18]). В нашей работе [11] было показано, что углеводная пища, содержащая сложные полисахариды с низким ГИ, способствует более быстрому восстановлению сил после объемных и интенсивных нагрузок. Тем не менее, по данным метаанализа 19 исследований было показано, что нет явной пользы для повышения выносливости после употребления продуктов с низким уровнем ГИ перед и во время тренировки [15], в то время как другой метаанализ 15 исследований показал, что выносливость увеличивается после приемы еды с низким ГИ более выраженно, чем после потребления пищи с высоким ГИ [16]. Однако последний метаанализ, по-видимому, включает исследования низкого качества, поскольку исследуемый эффект не варьировал от таких показателей, как время преодоления дистанции и уровень подготовки спортсменов.

Данные литературы о влиянии диеты с высоким и низким ГИ, потребляемой в течение 3-5 дней, на выносливость или работоспособность ограничена несколькими исследованиями с неубедительными результатами. Например, в работе [26] показано, что самым важным фактором в улучшении спортивных результатов является соблюдение 3-дневной диеты с высоким содержанием углеводов с низким ГИ, в то время как в работе [27] с помощью тредмилметрии обнаружено, что 5-дневная высокоуглеводная диета с высоким или низким уровнем ГИ не влияет на время наступления утомления и длину преодолеваемой дистанции при максимальном потреблении кислорода (МПК) на уровне 65%. Есть вероятность того, что 3- или 5-дневная диеты являются слишком короткими, чтобы вызвать любые метаболические изменения и изменить спортивные результаты. Надо отметить, что более продолжительная (3-недельная) диета с низким уровнем ГИ значительно улучшает работоспособность бегунов в отличие от диеты со средним ГИ [28].

Смесь углеводов

На продолжительную двигательную активность может оказывать влияние и прием смеси углеводов, например глюкозы и фруктозы. В отличие от глюкозы фруктоза имеет низкий ГИ, что может благоприятно подействовать на длительную физическую работоспособность. Одновременное потребление большого количества глюкозы и фруктозы (>60 г/ч) во время длительных упражнений (>3 ч) приводит к увеличению расхода (окисления) экзогенных углеводов, снижению дистресса желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и повышению работоспособности [29]. Глюкоза и фруктоза всасываются в клетках кишечника при участии транспортных белков SGLT1 и GLUT5 соответственно [30]. Когда глюкоза потребляется со скоростью >60 г/ч, аллостерический центр регуляции активности SGLT1 насыщается и затем блокируется. Если глюкоза потребляется с такой скоростью и одновременно с этим происходит потребление другого углевода (фруктозы), использующего иной транспортер GLUT5, можно наблюдать существенное увеличение интенсивности окисления экзогенных углеводов.

Высокая скорость окисления углеводов под действием смеси углеводов наблюдается после употребления их не только в виде напитков, но и в виде гелей [31] и энергетических батончиков с низким содержанием жиров, белка и клетчатки [32]. В то же время при потреблении углеводов в виде гелей в количестве 1,4 г/мин в течение 16 км бега на открытом воздухе среднее время преодоления данной дистанции групп из 47 бегунов не отличалось для спортсменов после приема глюкозы (1:14:25±0:7:17) и после приема смеси глюкозы и фруктозы в соотношении 2:1 (1:14:41±0:7:10) [33]. В другой работе [34] исследование проводилось на беговой дорожке с участием 15 бегунов, которые во время преодоления 3 полумарафонов принимали углеводы (1,0 г/мин) в 3 различных видах (6% раствор глюкозы, гель, содержащий 20 г глюкозы в порции, и гель, содержащий 13 г глюкозы и 7 г фруктозы в порции). В данной работе также не было обнаружено зависимости между видом потребляемых углеводов и временем преодоления полумарафона. В другом беговом исследовании 11 мужчин во время 90-минутного футбольного протокола принимали углеводы в виде индивидуальной глюкозы и смеси глюкозы и фруктозы в соотношении 2:1 (1,0 г/мин) [35]. После протокола участники бежали до изнеможения на беговой дорожке со скоростью 12,8 км/ч (±20%). Время до истощения сильно не различалось (83±3 с для мужчин, принимавших смесь, и 77±7 с - после приема глюкозы), но тем не менее была тенденция к более длительному истощению после приема глюкозо-фруктозной смеси. Ни одно из исследований, в которых использовался бег, не продемонстрировало явных преимуществ при употреблении смеси углеводов, но применяемые протоколы могли быть слишком короткими. Так, при более продолжительном протоколе (120-минутный бег при субмаксимальной нагрузке с последующим 4-мильным забегом на время) прием смеси глюкозы и фруктозы в соотношении 1,2:1 (1,3 г/мин) увеличивал показатели работоспособности, а также уменьшал дистресс ЖКТ и улучшал психологическое состояние [36].

Потребление велосипедистами смеси глюкозы и фруктозы в соотношении 2:1 позволяет спортсменам легче поддерживать постоянную частоту педалирования в течение продолжительной двигательной активности (5 ч) [37]. Было также показано, что прием напитка, содержащего смесь глюкозы и фруктозы в таком же соотношении, способен повышать физическую работоспособность велосипедистов, выполнявших нагрузку в течение 120 мин при МПК 55% с последующей часовой работой при МПК 75% [38]. Другие работы также подтвердили положительный эффект после использования смеси глюкозы и фруктозы по сравнению с чистой глюкозой [39, 40]. В другом исследовании с участием велосипедистов, выполнявших 2-часовую работу (50% максимальной мощности) с последующим спринтом, было изучено влияние фруктозы в смеси с углеводами [41]. В данной работе было показано, что умеренная доза фруктозы (эквимолярная по отношению к глюкозе) приводила к наибольшей скорости окисления как экзогенной глюкозы, так и общего количества экзогенных углеводов, что поддерживало высокую работоспособность в течение длительного времени.

Стоит также отметить, что концентрированные растворы фруктозы быстрее удаляются из желудка, чем растворы глюкозы [42], что повышает поглощение жидкости [43, 44] и снижает вероятность возникновения дискомфорта в области ЖКТ [44-46]. Более того, слепое исследование показало, что глюкоза и фруктоза активируют различные области мозга, улучшая психологическое состояние спортсмена [47]. Несмотря на очевидное подтверждение положительного эффекта приема смеси глюкозы и фруктозы на показатели работоспособности, ЖКТ и психологическое состояние, потребление фруктозы может повысить уровень лактата в крови за счет активации пируваткиназы [48], поскольку после приема фруктозы была выявлена более высокая концентрация лактата в крови по сравнению с таковой после приема глюкозы. Прием фруктозы перед тренировкой повышает уровень лактата в крови в постпрандиальный период, т.е. после приема пищи, но содержание лактата начинает падать после старта и увеличения физической нагрузки [49, 50]. Таким образом, прием значительного количества фруктозы до тренировки, возможно, минимизирует повышение уровня лактата во время активной длительной физической деятельности.

Жиры

Умение поддерживать постоянную высокую скорость на второй половине дистанции (иногда и на последней трети дистанции) отличает атлетов с высоким уровнем мастерства. Такая работоспособность базируется на высокой скорости ресинтеза молекул аденозинтрифос-фата (АТФ). Общее количество АТФ, вырабатываемое в процессе гликолиза и цикла Кребса, удовлетворяет основную часть (от 2/3 до 3/4) суммарного энергозапроса, но не всю энергетическую потребность. Поэтому интенсивно работающие мышцы в аэробных условиях используют определенное количество энергии, источниками которой также являются вещества жировой природы [51]. Интересно отметить, что чем выше результат в марафоне, тем выше общее количество и скорость потребления жиров (см. таблицу). Высокая скорость окисления жиров связана с квалификацией и уровнем подготовки спортсмена. Перенос жирных кислот через мембрану мышечных клеток происходит благодаря транспортным белкам, в основном CD36 [52]. Активная аэробная тренировочная деятельность способствует росту концентрации данного белка [53], поэтому более высокий результат, показанный высококвалифицированным и хорошо подготовленным спортсменом, обусловлен высокой скоростью окисления жира во время интенсивной работы.

Небольшое количество врачей, спортивных ученых и тренеров отдает предпочтение диете с низким содержанием углеводов и высоким содержанием жиров для улучшения спортивных результатов. Тем не менее появляются работы, доказывающие рост выносливости за счет снижения потребления углеводов [55, 56]. Окисление жиров вносит значительный вклад в процессы энергетического снабжения во время упражнений с низкой и средней интенсивностью и большей продолжительностью (минимум 6 ч нагрузки) [57]. Увеличение МПК, вызванное использованием жировой диеты, связано с более высоким потреблением кислорода для ресинтеза АТФ и повышением способности к окислению жиров [58]. Интересно, что замена углеводов на жиры в гипокалорийной диете может снизить МПК вследствие уменьшения запаса гликогена в мышцах [59]. Низкоуглеводная диета с высоким содержанием жиров повышает уровень кетоновых тел в крови и может повысить уровень окисления жиров и, как следствие, физическую работоспособность [60, 61]. Более того, такая диета увеличивает энергетическое обеспечение во время соревновательной и тренировочной деятельности стайеров и марафонцев, снижает отсроченное начало мышечной боли, уменьшает потребности в экзогенных энергетических субстратах во время тренировок и соревнований и частоту серьезных желудочно-кишечных осложнений [62]. После 3-4-недельной низкоуглеводной диеты возникает пищевой кетоз, и человеческий организм приспосабливается к получению энергии из жира. Как полагают авторы работы [62], данный процесс может способствовать увеличению работоспособности спортсменов, избегая приема углеводов во время тренировок. Более того, образуемое при этом основное кетоновое тело, β-гидроксибутират, способно защищать клетки от окислительного стресса и воспаления [63]. Соответственно, диеты с низким содержанием жиров приводят к уменьшению запасов гликогена и жира в мышцах, что отражается на снижении выносливости [64].

При отсутствии поступления углеводов с пищей гликогеновый резерв полностью исчерпывается через 12-18 ч, после чего ускоряются процессы окисления жирных кислот, запасы которых намного превышают запасы углеводов [65]. При отсутствии углеводов происходит накопление кетоновых тел, которые могут изменить предпочтение скелетных мышц к сжиганию другого вида топлива. Экзогенный кетоз снижает зависимость скелетных мышц от внутримышечного гликогена и вместо этого способствует окислению более распространенных внутримышечных триглицеридов [66]. После приема кетонового эфира 39 спортсменами перед интенсивной часовой тренировкой при МПК 75% было обнаружено снижение уровня гликолитических интермедиатов в скелетных мышцах и увеличение количества ацилкарнитина, что указывает на доминирование окисления жира и/или кетонов. При этом пул метаболитов цикла Кребса остался без изменений. Таким образом, экзогенный кетоз может помочь восстановлению после физических нагрузок за счет увеличения синтеза гликогена и подавления катаболизма скелетных мышц [67].

Повышенная степень окисления жиров была продемонстрирована у 47 мужчин-стайеров, среди которых были представители триатлона (в том числе Ironman), велосипедного спорта, марафонцы и ультрамарафонцы, находившихся на низкоуглеводной (<50 г углеводов в день) кетогенной диете с высоким содержанием жира в течение 12 нед [68]. Окисление липидов во время физических нагрузок сохраняет ограниченный запас гликогена в мышцах и печени и может с высокой скоростью протекать у высококвалифицированных спортсменов. Кроме того, потребление пищи с низким содержанием углеводов в процессе тренировочной деятельности обеспечивает положительную адаптацию к тренировкам на выносливость за счет 5'АМФ-активируемой протеинкиназы. Активация данного фермента инициирует окисление липидов и биогенез митохондрий, в ходе которого ускоряется синтез АТФ [69]. Окислительная способность мышц улучшается после продолжительных тренировок за счет увеличения числа митохондрий и количества ферментов, участвующих в окислении жиров [70]. Кроме того, повышенная доступность неэтерифицированных жирных кислот, источником которых являются ненасыщенные жирные кислоты, может повысить активность ферментов митохондрий [71, 72]. Как правило, активное окисление жиров снижает доступность углеводов во время физических нагрузок, поэтому высококвалифицированные спортсмены на выносливость обладают повышенной способностью окислять жиры и, следовательно, экономить гликоген [73, 74].

Жировые запасы в тканях обширны, однако их транспортировка и, следовательно, их использование ограничено [75]. Запасы внутримышечного жира, находящегося в контакте с митохондриями, могут быть ограничены у спортсменов вследствие низкого потребления жиров или углеводов. Как в экспериментах на животных [76], так и в клинических наблюдениях было показано, что увеличение потребления жира с пищей может увеличить количество митохондрий и жировых запасов в мышцах [76, 77]. Более того, данные исследования [78] показали, что повышение доли жиров в рационе питания бегунов (до 40%) увеличивает продолжительность выносливости без отрицательного воздействия на уровень в плазме крови кортизола, γ-интерферона и пероксидов липидов. При этом диета с высоким содержанием жиров, обеспечивающая достаточное количество калорий, не ставит под угрозу анаэробную силу, которая может играть ключевую роль на заключительных этапах соревновательной деятельности. Однако содержание жиров в рационе питания стайеров должно быть снижено в преддверии соревновательной деятельности. Более того, в работе [79] было показано, что ускоренное окисление жиров наблюдается у стайеров через 5 дней после использования диеты с высоким содержанием жиров. Перед соревнованиями спортсменам рекомендуют принимать пищу с низким содержанием жира и клетчатки, чтобы избежать расстройства ЖКТ, и высоким содержанием углеводов, чтобы повысить уровень глюкозы в крови и запасы гликогена [80].

Заключение

Высоких результатов на марафонских и сверхмарафонских дистанциях достигают атлеты, которые сохраняют высокую соревновательную скорость на второй половине (или на последней трети дистанции). Ключевым фактором, способствующим сохранению продолжительной физической работоспособности, является доступность углеводов в сочетании с эффективным использованием жиров. Энергетика начального отрезка дистанций определяется выработкой энергии за счет углеводов, при этом физическое и когнитивное состояние спортсменов-стайеров в основном определяется гликогеном, для запасания или восстановления которого необходимо потреблять углеводы с низким гликемическим индексом. Стоит отметить немаловажную роль легкоусвояемых углеводов для поддержания уровня глюкозы в крови и экономии гликогеновых резервов во время тренировочной нагрузки. Также необходимо особо выделить эффективность потребления углеводной пищи в виде смеси глюкозы и фруктозы для длительной физической работоспособности. Определенный положительный эффект в достижении высоких спортивных результатов могут дать проведение углеводной разгрузки и загрузки перед стартом. На заключительной части дистанции энергетическое обеспечение спортсменов в большей степени зависит от окисления веществ жировой природы. В рационе спортсменов в видах выносливости жировой компонент принимаемой пищи в предсоревновательный период должен содержать легкоплавкие жиры, богатые ненасыщенными жирными кислотами. При этом повышенное потребление жиров необходимо снижать в последние несколько (3-5) дней до старта. В день старта потребление жировых продуктов должно быть полностью исключено во избежание дискомфорта во время физической нагрузки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Литература

1. Hoffman M.D., Ong J.C., Wang G. Historical analysis of participation in 161 km ultramarathons in North America // Int. J. Hist. Sport. 2010. Vol. 27. P. 1877-1891.

2. Knechtle B., Knechtle P., Lepers R. Participation and performance trends in ultra-triathlons from 1985 to 2009 // Scand. J. Med. Sci. Sports. 2011. Vol. 21, N 6. P. e82-e90.

3. Kreider R.B. Physiological considerations of ultraendurance performance // Int. J. Sport Nutr. 1991. Vol. 1. P. 3-27.

4. Laursen P.B., Rhodes E.C. Factors affecting performance in an ultraendurance triathlon // Sports Med. 2001. Vol. 31. P. 195-209.

5. Yargic M.P., Torgutalp S., Akin S., Babayeva N., Torgutalp M., Demirel H.A. Acute long-distance trail running increases serum IL-6, IL-15, and Hsp72 levels // Appl. Physiol. Nutr. Metab. 2019. Vol. 44, N 6. P. 627-631. doi: 10.1139/apnm-2018-0520

6. Burke L.M., Kiens B., Ivy J.L. Carbohydrates and fat for training and recovery // J. Sports Sci. 2004. Vol. 22. P. 15-30.

7. O’Brien M.J., Viguie C., Mazzeo R.S., Brooks G.A. Carbohydrate dependence during marathon running // Med. Sci. Sports Exerc. 1993. Vol. 25, N 9. P. 1009-1017.

8. Applegate E.A. Nutritional considerations for ultraendurance performance // Int. J. Sport Nutr. 1991. Vol. 1. P. 118-126.

9. Clark N., Tobin J., Ellis C. Feeding the ultraendurance athlete: practical tips and a case study // J. Am. Diet. Assoc. 1992. Vol. 92. P. 1258-1262.

10. Полиевский С.А. Спортивная диетология. М. : Академия, 2015. 208 с.

11. Кашапов Р.И., Сагирова А.А., Шабалина Ю.В., Статические и динамические характеристики в пищевом поведении на марафонских дистанциях сборной РФ по открытой воде // Наука и спорт: современные тенденции. 2017. Т. 2, № 15. С. 78-86.

12. Thomas D.T., Erdman K.A., Burke L.M. Position of the academy of nutrition and dietetics, dietitians of Canada, and the American College of sports medicine: nutrition and athletic performance // J. Acad. Nutr. Diet. 2016. Vol. 116. P. 501-528.

13. Thomas D.T., Erdman K.A., Burke L.M. American college of sports medicine joint position statement. Nutrition and athletic performance // Med. Sci. Sports Exerc. 2016. Vol. 48. P. 543-568.

14. Rapoport B.I. Metabolic factors limiting performance in marathon runners // PLoS Comput. Biol. 2010. Vol. 6. Article ID e1000960.

15. Brouns F., Bjorck I., Frayn K.N., Gibbs A.L., Lang V., Slama G. et al. Glycaemic index methodology // Nutr. Res. Rev. 2005. Vol. 18, N 1. P. 145-171. doi: 10.1079/NRR2005100

16. Jamurtas A.Z., Tofas T., Fatouros I., Nikolaidis M.G., Paschalis V., Yfanti C. et al. The effects of low and high glycemic index foods on exercise performance and beta-endorphin responses // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2011. Vol. 8, N 15. P. 1300-1304. doi: 10.1186/1550-2783-8-15

17. Kern M., Heslin C.J., Rezende R.S. Metabolic and performance effects of raisins versus sports gel as pre-exercise feedings in cyclists // J. Strength Cond. Res. 2007. Vol. 21. P. 1204-1207.

18. Moore L.J., Midgley A.W., Thomas G., Thurlow S., McNaughton L.R. The effect of low- and high- glycemic index meals on time trial performance // Int. J. Sports Physiol. Perform. 2009. Vol. 4. P. 331-344.

19. Moore L.J., Midgley A.W., Thomas G., Thurlow S., McNaugh-ton L.R. Effect of the glycaemic index of a pre-exercise meal on metabolism and cycling time trial performance // J. Sci. Med. Sport. 2010. Vol. 13. P. 182-188.

20. Thomas D.E., Elliott E.J., Baur L. Low glycaemic index or low gly-caemic load diets for overweight and obesity // Cochrane Database Syst. Rev. 2007. Vol. 3. CD005105.

21. Wong S.H., Siu P.M., Lok A., Chen Y.J., Morris J., Lam C.W. Effect of the glycaemic index of pre-exercise carbohydrate meals on running performance // Eur. J. Sport Sci. 2008. Vol. 8. P. 23-33.

22. Wu C.L., Williams C. A low glycemic index meal before exercise improves endurance running capacity in men // Int. J. Sport Nutr. Exerc. Metab. 2006. Vol. 16. P. 510-527.

23. Febbraio M.A., Keenan J., Angus D.J., Campbell S.E., Garnham A.P. Preexercise carbohydrate ingestion, glucose kinetics, and muscle glycogen use: effect of the glycemic index // J. Appl. Physiol. 2000. Vol. 89. P. 1845-1851.

24. Burdon C.A., Spronk I., Cheng H.L., O’Connor H.T. Effect of glycemic index of a pre-exercise meal on endurance exercise performance: a systematic review and meta-analysis // Sports Med. 2017. Vol. 47. P. 1087-1101.

25. Heung-Sang Wong S., Sun F.H., Chen Y.J., Li C., Zhang Y.J., Ya-Jun Huang W. Effect of pre-exercise carbohydrate diets with high vs. low glycemic index on exercise performance: a meta-analysis // Nutr. Rev. 2017. Vol. 75. P. 327-338.

26. Chen Y., Wong S.H., Xu X., Hao X., Wong C.K., Lam CW. Effect of CHO loading patterns on running performance // Int. J. Sports Med. 2008. Vol. 29. P. 598-606.

27. Hamzah S., Higgins S., Abraham T., Taylor P., Vizbaraite D., Malkova D. The effect of glycaemic index of high carbohydrate diets consumed over 5 days on exercise energy metabolism and running capacity in males // J. Sports Sci. 2009. Vol. 27. P. 1545-1554.

28. Durkalec-Michalski K., Zawieja E.E., Zawieja B.E., Jurkowska D., Buchowski M.S., Jeszka J. Effects of low versus moderate glycemic index diets on aerobic capacity in endurance runners: three-week randomized controlled crossover trial // Nutrients. 2018. Vol. 10. P. 370-382. doi: 10.3390/nu10030370

29. Jeukendrup A.E. Carbohydrate andexercise performance: the role ofmultiple transportable carbohydrates // Curr. Opin. Clin. Nutr. Metab. Care. 2010. Vol. 13, N 4. P. 452-457.

30. Wood I.S., Trayhurn P. Glucosetransporters (GLUT and SGLT): expanded families of sugar transportproteins // Br. J. Nutr. 2003. Vol. 89, N 1. P. 3-9.

31. Pfeiffer B., Stellingwerff T., Zaltas E., Jeukendrup A.E. CHO oxidation from a CHO gel compared with a drink during exercise // Med. Sci. Sports Exerc. 2010. Vol. 42. P. 2038-2045. doi: 10.1249/ MSS.0b013e31822dc809

32. Pfeiffer B., Stellingwerff T., Zaltas E., Jeukendrup A.E. Oxidation of solid versus liquid CHO sources during exercise // Med. Sci. Sports Exerc. 2010. Vol. 42. P. 2030-2037. doi: 10.1249/ MSS.0b013e3181e0efc9

33. Pfeiffer B., Cotterill A., Grathwohl D., Stellingwerff T., Jeukendrup A.E. The effect of carbohydrate gels on gastrointestinal tolerance during a 16-km run // Int. J. Sport Nutr. Exerc. Metab. 2009. Vol. 19, N 5. P. 485-503.

34. Lee M.J.C., Hammond K.M., Vasdev A., Poole K.L., Impey S.G., Close G.L. et al. Self-selecting fluid intake while maintaining high carbohydrate availability does not impair half-marathon performance // Int. J. Sports Med. 2014. Vol. 35, N 14. P. 1216-1222. doi: 10.1055/s-0034-1375635

35. Clarke N.D., Campbell I.T., Drust B., Evans L., Reilly T., Maclaren D.P. The ingestion of combined carbohydrates does not alter metabolic responses or performance capacity during soccerspecific exercise in the heat compared to ingestion of a single carbohydrate // J. Sports Sci. 2012. Vol. 30, N 7. P. 699-708.

36. Wilson P.B., Ingraham S.J. Glucose-fructose likely improves gastrointestinal comfort and endurance running performance relative to glucose-only // Scand. J. Med. Sci. Sports. 2015. Vol. 25. P. e613-e620. doi: 10.1111/sms.12386

37. Jeukendrup A.E., Moseley L., Mainwaring G.I., Samuels S., Perry S., Mann C.H. Exogenous carbohydrate oxidation during ultraendurance exercise // J. Appl. Physiol. 2006. Vol. 100. P. 1134-1141. doi: 10.1152/japplphysiol.00981.2004

38. Currell K., Jeukendrup A.E. Superior endurance performance with ingestion of multiple transportable carbohydrates // Med. Sci. Sports Exerc. 2008. Vol. 40. P. 275-281. doi: 10.1249/ mss.0b013e 31815adf19

39. Rowlands D.S., Swift M., Ros M., Green J.G. Composite versus single transportable carbohydrate solution enhances race and laboratory cycling performance // Appl. Physiol. Nutr. Metab. 2012. Vol. 37. P. 425-436. doi: 10.1139/h2012-013

40. Triplett D., Doyle J.A., Rupp J.C., Benardot D. An isocaloric glucose-fructose beverage’s effect on simulated 100-km cycling performance compared with a glucose-only beverage // Int. J. Sport Nutr. Exerc. Metab. 2010. Vol. 20. P. 122-131.

41. Rowlands D.S., Thorburn M.S., Thorp R.M., Broadbent S., Shi X. Effect of graded fructose coingestion with maltodextrin on exogenous 14C-fructose and 13C-glucose oxidation efficiency and high-intensity cycling performance // J. Appl. Physiol. 2008. Vol. 104. P. 1709-1719. doi: 10.1152/japplphysiol.00878.2007

42. Rosset R., Egli L., Lecoultre V. Glucose-fructose ingestion and exercise performance: the gastrointestinal tract and beyond // Eur. J. Sport Sci. 2017. Vol. 17, N 7. P. 874-884. doi: 10.1080/17461391.2017.1317035

43. Jeukendrup A.E., Moseley L. Multipletransportable carbohydrates enhancegastric emptying and fluid delivery // Scand. J. Med. Sci. Sports. 2010. Vol. 20, N 1. P. 112-121.

44. Roberts J.D., Tarpey M.D., Kass L.S., Tarpey R.J., Roberts M.G. Assessing a commercially available sports drink on exogenous carbohydrate oxidation, fluid delivery and sustained exercise performance // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2014. Vol. 11, N 1. P. 8.

45. O’Brien W.J., Rowlands D.S. Fructose-maltodextrin ratio in acarbohydrate-electrolyte solution differentially affects exogenous carbohydrate oxidation rate, gut comfort, and performance // Am. J. Physiol. Gastrointest. Liver Physiol. 2011. Vol. 300, N 1. P. G181- G189. doi: 10.1152/ajpgi.00419.2010

46. O’Brien W.J., Stannard S.R., Clarke J.A, Rowlands D.S. Fructose- maltodextrinratio governs exogenous and other CHO oxidation and performance // Med. Sci. Sports Exerc. 2013. Vol. 45, N 9. P. 1814-1824.

47. Page K.A., Chan O., Arora J., Belfort-Deaguiar R., Dzuira J., Roehmholdt B. et al. Effects of fructose vs glucose on regional cerebral blood flow in brain regions involved with appetite and reward pathways // JAMA. 2013. Vol. 309, N 1. P. 63-70. doi: 10.1001/jama.2012.116975

48. Iizuka K. The Role of carbohydrate response element binding protein in intestinal and hepatic fructose metabolism // Nutrients. 2017. Vol. 9, N 2. P. 181. doi: 10.3390/nu9020181

49. Tappy L. Fructose metabolism and noncommunicable diseases: recent findings and new research perspectives // Curr. Opin. Clin. Nutr. Metab. Care. 2018. Vol. 21, N 3. P. 214-222. doi: 10.1097/ MCO.0000000000000460

50. Tappy L., Rosset R. Health outcomes of a high fructose intake: the importance of physical activity // J. Physiol. 2019. Vol. 597, N 14. P. 3561-3571. doi: 10.1113/JP278246

51. Воробьева В.М., Шатнюк Л.Н., Воробьева И.С., МихееваГ.А., Муравьева Н.Н., Зорина Е.Е. и др. Роль факторов питания при интенсивных физических нагрузках спортсменов // Вопр. питания. 2011. Т. 80, № 1. С. 70-77.

52. Iso T., Haruyama H., Sunaga H., Matsui H., Matsui M., Tanaka R. et al. CD36 is indispensable for nutrient homeostasis and endurance exercise capacity during prolonged fasting // Physiol. Rep. 2018. Vol. 6, N 19. Article ID e13884. doi: 10.14814/phy2.13884

53. Purdom T., Kravitz L., Dokladny K., Mermier C. Understanding the factors that effect maximal fat oxidation // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2018. Vol. 15. P. 3.

54. Арсели Э., Канова Р. Тренировка в марафонской беге: научный подход, М. : Терра-Спорт, 2000.

55. Volek J.S., Freidenreich D.J., Saenz C., Kunces L.J., Creighton B.C., Bartley J.M. et al. Metabolic characteristics of keto-adapted ultra-endurance runners // Metabolism. 2016. Vol. 65. P. 100- 110.

56. Hetlelid K.J., Plews D.J., Herold E., Laursen P.B., Seiler S. Rethinking the role of fat oxidation: substrate utilisation during high-intensity interval training in well-trained and recreationally trained runners // BMJ Open Sport Exerc. Med. 2015. Vol. 1, N 1. Article ID e000047. doi: 10.1136/bmjsem-2015-000047

57. Nikolaidis P.T., Veniamakis E., Rosemann T., Knechtle B. Nutrition in ultra-endurance: state of the art // Nutrients. 2018. Vol. 10, N 12. P. 1995. doi: 10.3390/nu10121995

58. Muoio D.M., Leddy J.J., Horvath P.J., Awad A.B., Pendergast D.R. Effect of dietary fat on metabolic adjustments to maximal V' O2 and endurance in runners // Med. Sci. Sports Exerc. 1994. Vol. 26. P. 81-88.

59. Chang C.-K., Borer K., Lin P.-J. Low-carbohydrate-high-fat diet: can it help exercise performance? // J. Hum. Kinet. 2017. Vol. 56. P. 81-92. doi: 10.1515/hukin-2017-0025

60. Noakes T., Volek J.S., Phinney S.D. Low-carbohydrate diets for athletes: what evidence? // Br. J. Sports Med. 2014. Vol. 48. P. 1077-1078.

61. Maffetone P.B., Laursen P.B. Reductions in training load and dietary carbohydrates help restore health and improve performance in an Ironman triathlete // Int. J. Sports Sci. Coach. 2017. Vol. 12, N 4. P. 514-519.

62. Volek J.S., Noakes T., Phinney S.D. Rethinking fat as a fuel for endurance exercise // Eur. J. Sport Sci. 2015. Vol. 15. P. 13-20.

63. Newman J.C., Verdin E. Ketone bodies as signaling metabolites // Trends Endocrinol. Metab. 2014. Vol. 25, N 1. P. 42-52. doi: 10.1016/j.tem.2013.09.002

64. McMurray R.G., Ben-Ezra V., Forsythe W.A., Smith A.T. Responses of endurance-trained subjects to caloric deficits induced by diet or exercise // Med. Sci. Sports Exerc. 1985. Vol. 17. P. 574-579.

65. Никитюк Д.Б., Коростелева М.М., Волкова Л.Ю. Анатомофизиологические и метаболические особенности организма юных спортсменов // Вопр. питания. 2013. Т. 82, № 6. С. 31-40.

66. Cox P.J., Kirk T., Ashmore T., Willerton K., Evans R., Smith A. et al. Nutritional ketosis alters fuel preference and thereby endurance performance in athletes // Cell Metab. 2016. Vol. 24. P. 256-268.

67. Dearlove D.J., Faull O.K., Clarke K. Context is key: exogenous ketosis and athletic performance // Curr. Opin. Plysiol. 2019. Vol. 10. P. 81-89.

68. McSwiney F.T., Wardrop B., Hyde P.N., Lafountain R.A., Volek J.S., Doyle L. Keto-adaptation enhances exercise performance and body composition responses to training in endurance athletes // Metabolism. 2018. Vol. 81. P. 25-34. doi: 10.1016/j.metabol.2017.10.010

69. Меркола Д. Клетка "на диете". Научное открытие о влиянии жиров на мышление, физическую активность и обмен веществ. М. : Бомбора; Эксмо, 2019. 398 с.

70. Simi B., Sempore B., Mayet M.H., Favier R.J. Additive effects of training and high-fat diet on energy metabolism during exercise // J. Appl. Physiol. 1991. Vol. 71. P. 197-203.

71. Gonzalez J.T., Stevenson E.J. New perspectives on nutritional interventions to augment lipid utilisation during exercise // Br. J. Nutr. 2012. Vol. 107. P. 339-349.

72. Peoples G.E., McLennan P.L. Fish oil for physical performance in athletes // Fish and Fish Oil in Health and Disease Prevention. 2016. P. 119-136.

73. Almeras N., Lavallee N., Despres J.P., Bouchard C., Tremblay A. Exercise and energy intake: effect of substrate oxidation // Physiol. Behav. 1996. Vol. 57. P. 995-1000.

74. Murray B., Rosenbloom C. Fundamentals of glycogen metabolism for coaches and athletes // Nutr. Rev. 2018. Vol. 76, N 4. P. 243-259. doi: 10.1093/nutrit/nuy001

75. Purdom T., Kravitz L., Dokladny K., Mermier C. Understanding the factors that effect maximal fat oxidation // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2018. Vol. 15. P. 3. doi: 10.1186/s12970-018-0207-1

76. Taylor C.R., Hoppeler H., Kennedy C., Valenski T., Roberts T.J., Weyand P. High fat diet improves aerobic performance by building mitochondria // FASEB J. 1995. Vol. 9. Article ID 11029.

77. Horvath P.J., Eagen C.K., Fisher N.M., Leddy J.J., Pendergast D.R. The effects of varying dietary fat on performance and metabolism in trained male and female runners // J. Am. Coll. Nutr. 2000. Vol. 19, N 1. P. 52-60.

78. Venkatraman J.T., Feng X., Pendergast D. Effects of dietary fat and endurance exercise on plasma cortisol, prostaglandin E2, interferon-gamma and lipid peroxides in runners // J. Am. Coll. Nutr. 2001. Vol. 20, N 5. P. 529-536.

79. Jeukendrup A.E. High-carbohydrate versus high-fat diets in endurance sports // Sportmed. Sporttraumatol. 2003. Vol. 51, N 1. P. 17-23.

80. Rodriguez N.R., DiMarco N.M., Langley S. Position of the American dietetic association, dietitians of Canada, and the American college of sports medicine: nutrition and athletic performance // J. Am. Diet. Assoc. 2009. Vol. 109. P. 509-527.


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»