Нутриентный профиль персикового сока-пюре

Резюме

Плоды персика (Prunus persica L.) содержат комплекс пищевых и биологически активных веществ (БАВ). Отжим жидкости (сока) из персиков затруднен из-за высокого содержания в них плодовой мякоти, поэтому большая часть плодов перерабатывается в пюре, являющееся основой для производства персиковой соковой продукции. Данные о содержании нутриентов в персиковых соках-пюре немногочисленны и требуют уточнения и дополнения применительно к продукции промышленного производства.

Цель исследования - установление нутриентного профиля персикового сока-пюре.

Материал и методы. Исследование нутриентного состава персиковой соковой продукции промышленного производства. Анализ полученных результатов в совокупности с анализом данных справочников и научных публикаций для плодов персика и соков-пюре из них.

Результаты и обсуждение. Установлен нутриентный профиль персикового сока-пюре, в котором приведено содержание более 30 пищевых и БАВ. Превалирующим сахаридом в персиковом соке-пюре является сахароза, в меньших концентрациях присутствуют глюкоза и фруктоза. Кроме сахаров, в персиковом соке-пюре содержится сорбит - около 0,4 г в 100 г. Общая кислотность персикового сока-пюре невысока, в 100 г присутствует в среднем 0,5 г органических кислот, представленных большей частью L-яблочной и лимонной кислотами. Из полифенольных веществ персикового сока-пюре наиболее значимыми являются гидроксикоричные кислоты, большей частью хлорогеновые, в концентрации около 10 мг/100 г. Основной вид персиковой соковой продукции на рынке -персиковые нектары, содержащие 40-50% сока-пюре. Персиковый нектар богат витамином Е - более 20% суточной потребности в порции, пищевыми волокнами (15% суточной потребности в пектинах и 5% - в пищевых волокнах), а содержание в нем гидроксикоричных кислот соответствует или превосходит уровень адекватного суточного потребления. В порции персикового нектара также в среднем содержится 7% суточной потребности человека в в-каротине, 8% - в меди, 6% - в калии.

Заключение. Наиболее значимыми с точки зрения обеспечения человека микронутриентами и минорными БАВ для персиковой соковой продукции являются пищевые волокна, гидроксикоричные (хлорогеновые) кислоты, в-каротин, витамин Е и минеральные вещества - калий и медь.

Ключевые слова:персиковый сок, персиковый нектар, нутриентный профиль, микронутриенты, биологически активные вещества, витамин Е, хлорогеновые кислоты, пищевые волокна

Для цитирования: Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутриентный профиль персикового сока-пюре // Вопр. питания. 2019. Т. 88, № 6. С. 100-109. doi: 10.24411/0042-8833-2019-10070

Персики являются популярным косточковым фруктом, мировое производство составляет около 25 млн т в год [1]. Сообщается, что потребление персиков снижает окислительный стресс, вызванный свободными радикалами [2], а потребление персикового сока может оказывать защитное действие при метаболических нарушениях, вызванных ожирением, включая гипергликемию, дислипидемию и резистентность к инсулину и лептину [3-5]. Такие свойства персиков и продуктов их переработки связывают в первую очередь с присутствием в них биологически активных веществ (БАВ), прежде всего полифенольных соединений [6-10].

Значительную часть плода персика составляет мякоть, состоящая из нерастворимых частиц растительной ткани; отжим жидкости (сока) из персиков затруднен, поэтому традиционно для целей соковой промышленности большая часть персиков перерабатывается в пюре, представляющее собой измельченную съедобную часть плода, без последующего разделения на сок и мякоть. По сути, персиковое пюре представляет собой сок с очень высоким содержанием мякоти, что при описании пищевой ценности этого продукта позволяет говорить о нем как о соке-пюре. С другой стороны, можно предположить, что пищевая ценность персикового сока-пюре должна быть близка к пищевой ценности плода персика.

Данные о количественном и качественном содержании полифенольных соединений в персиках и персиковом соке-пюре встречаются в основном в публикациях, а информация о содержании сахаров, кислот, минеральных веществ и витаминов приводится в ряде справочников пищевой ценности. В отличие от данных для плодов персика, данные для персикового сока-пюре немногочисленны, в связи с этим их уточнение и дополнение актуально, особенно для персиковой соковой продукции промышленного производства.

Целью работы было на основе анализа результатов исследований персиковой соковой продукции в совокупности с имеющимися данными справочников и научных публикаций установить нутриентный профиль персикового сока-пюре, включающий информацию о содержании в нем макро- и микронутриентов, органических кислот, полифенольных соединений. Статья продолжает серию публикаций о нутриентных профилях соков [11-18].

Материал и методы

Проанализирована информация из 12 справочников о содержании в плодах персика и персиковом соке-пюре макро- и микронутриентов [19-29], флавоноидов [21, 30], а также опубликованные данные исследований содержания в персиках и персиковых соках-пюре различных полифенольных соединений [10, 31-40].

Российским союзом производителей соков (РСПС) проведены исследования персиковой соковой продукции (концентрированных соков-пюре и нектаров) промышленного производства в аккредитованных лабораториях: ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии" (Москва, Россия), Испытательном центре ГЭАЦ "СОЭКС" (Москва, Россия), лаборатории Eurofins (Нант, Франция), лаборатории GfL (Берлин, Германия), а также в научно-исследовательских центрах и производственных лабораториях членов РСПС (ООО "Пепсико Холдингс", АО "Мултон", АО "ПРОГРЕСС"). Определяемые вещества и методы, использованные для исследований, приведены в табл. 1. При оценке содержания нутриентов в персиковом соке-пюре проводился пересчет полученных значений в соответствии с информацией о степени концентрирования (для концентрированных соков-пюре) или о содержании сока-пюре (для нектаров).

Результаты и обсуждение

Углеводы (моно-, дисахариды и сахароспирты)

Моно- и дисахариды плодов персика и персикового сока-пюре представлены глюкозой, фруктозой и сахарозой [19-24]. Также присутствует многоатомный спирт сорбит [19-21, 25], который, в соответствии с законодательством в области маркировки пищевой продукции (ТР ТС 022/2011 "Пищевая продукция в части ее маркировки") наряду с сахарами учитывается в сумме углеводов при указании информации о пищевой ценности продукта. Исследование мякоти персиков 9 разных сортов [31] показало, что содержание сорбита может значительно различаться.

Данные литературы по содержанию сахаров и сорбита в персиковом соке-пюре сопоставимы с данными, приведенными для плодов персика. Результаты исследований персиковых соков-пюре промышленного производства в целом соответствуют информации из справочников как для персикового сока-пюре, так и для плодов персика (табл. 2). Суммарное содержание моно- и дисахаридов в персиковом соке-пюре, по данным исследований, составляет в среднем 7,6 г/100 г, сорбита - 0,4 г/100 г. Для большинства персиковых соков-пюре соотношение глюкозы, фруктозы и сахарозы близко к 1:1,1:2.

Пищевые волокна

В персиковых соках-пюре, используемых для производства соковой продукции, всегда присутствуют пищевые волокна - растворимые (пектины) и нерастворимые (целлюлоза). Пектины растворены во внутриклеточной жидкости плода (соке), а целлюлоза является составной частью мякоти - нерастворимых частиц плодовой ткани.

Данные по содержанию пектинов в персиковом соке-пюре в изученных источниках отсутствуют. Содержание пектинов в съедобной части плода персика приводится в [21] и составляет 0,35-0,8 г/100 г, в среднем 0,78 г/100 г. Суммарное содержание растворимых и нерастворимых пищевых волокон в персиковом соке-пюре, по данным [26], составляет около 1,0 г/100 г, для плодов в справочниках указываются значения в интервале 1,1-2,1 г/100 г [22-25, 28, 29]. Исследования персиковой соковой продукции (n=11) показывают присутствие в персиковом соке-пюре пектинов на уровне 0,06-0,32 г/100 г (М=0,25 г/100 г), что ниже имеющихся данных для плодов персика, а общее содержание пищевых волокон - на уровне 1,0-1,6 г/100 г (М=1,3 г/100 г), что соответствует данным литературы как для сока-пюре, так и для плодов.

Органические кислоты

Органические кислоты в персике и персиковом соке-пюре представлены большей частью L-яблочной и лимонной кислотами [19, 21]. В значительно меньших концентрациях присутствует D-изолимонная кислота [19], и может наблюдаться присутствие хинной кислоты [31]. Общее содержание кислот зависит от сорта [31] и степени зрелости плода [19].

Исследования персиковых соков-пюре промышленного производства показывают, что содержание в них лимонной, L-яблочной и D-изолимонной кислот соответствует данным литературы для плодов персика и персикового сока-пюре (табл. 3). В среднем содержание кислот в персиковом соке-пюре промышленного производства составляет около 0,5 г/100 г.

Калий

По данным справочников, в 100 г персикового сока-пюре содержится 140-330 мг калия [19, 20, 26, 27]. Эти значения сопоставимы с данными для плодов персика -138-363 мг/100 г [20-25, 27-29]. Результаты исследований продукции промышленного производства показывают присутствие калия в персиковых соках-пюре на этом уровне (табл. 4).

Кальций

Содержание кальция в персиковом соке-пюре, по данным справочников, составляет 4-15 мг/100 г [19, 20, 26, 27], что соответствует данным для плодов персика -2,81-12,8 мг/100 г [20-25, 27-29]. По результатам исследований продукции промышленного производства (см. табл. 4) содержание кальция в персиковом соке-пюре в целом соответствует данным литературы, при этом в ряде случаев наблюдаются более высокие значения, что может быть связано с поступлением кальция из воды при восстановлении сока-пюре.

Магний

Диапазон содержания магния в персиковом соке-пюре, согласно справочным данным, составляет 512 мг/100 г [19, 20, 26, 27] и сопоставим с информацией для плодов - 4,7-16 мг/100 г [20-25, 27-29]. Содержание магния в персиковом соке-пюре промышленного производства (см. табл. 4) согласуется с данными литературы.

Фосфор

Результаты исследований содержания фосфора в персиковом соке-пюре промышленного производства (см. табл. 4) соответствуют данным справочников о его содержании в соке-пюре (11-23 мг/100 г [19, 20, 26, 27]) и плодах (12-25,3 мг/100 г [20-25, 28, 29]).

Железо

Содержание железа в персиковом соке-пюре, согласно данным справочников, 0,316-0,6 мг/100 г [20, 26], что близко к данным для плодов персика (0,16-0,6 мг/100 г) [20-22, 27-29]. Исследования показывают стабильные согласующиеся значения содержания железа в персиковом соке-пюре промышленного производства (см. табл. 4).

Медь

Согласно [20], содержание меди в персиковом соке-пюре в среднем составляет 0,069 мг/100 г. Для плодов персика данные более многочисленны, диапазон содержания имеет значительный разброс - от 0,021 до 0,17 мг/100 г [20-23, 25, 27-29]. Исследования продукции промышленного производства (см. табл. 4) показывают, что содержание меди в персиковом соке-пюре находится в интервале 0,030,086 мг/100 г.

Витамин С

Содержание витамина С в плодах персика, по данным литературы, варьирует от 4 до 29 мг в 100 г [20-25, 28, 29]. Такой разброс в значениях может быть связан с природными колебаниями содержания этого витамина в персиках разных сортов [40]. Содержание витамина С в персиковом соке-пюре, согласно справочникам, находится на более низком уровне - от 1,7 до 6 мг/100 г [20, 26, 27]. Это может быть обусловлено разрушением витамина С в ходе тепловой обработки и при хранении продукта. Исследование персиковой соковой продукции (табл. 5) показывает, что содержание в ней витамина С находится на уровне в среднем 6,3 мг в 100 г, при этом полученные значения лежат в широком интервале (см. табл. 5).

в-Каротин

По данным справочников, содержание р-каротина в персиковом соке-пюре составляет в среднем 0,080,3 мг/100 г [20, 26, 27]. Эти значения соответствуют данным для плодов персика: интервал содержания 0,0370,5 мг/100 г, в среднем 0,08-0,16 мг/100 г [20-25, 27-29] и в целом полученным результатам исследований персиковой соковой продукции промышленного производства (см. табл. 5).

Витамин Е

Содержание витамина Е в персиковом соке-пюре, по данным справочников, составляет в среднем 0,8-1,0 мг/ 100 г [20, 27], что согласуется с данными для плодов (интервал содержания 0,32-1,8 мг/100 г) [20-25, 27-29]. Исследования персиковой соковой продукции (см. табл. 5) подтверждают относительно высокое содержание витамина Е в персиковом соке-пюре, полученные значения находятся ближе к верхней границе справочных данных или превышают ее.

Полифенольные соединения

Согласно данным литературы, в плодах персика присутствуют различные полифенольные соединения; общее содержание полифенолов, как и содержание отдельных веществ, в значительной степени зависит от сортовых особенностей персика [10, 31-34]. Наибольшее значение из присутствующих в плодах персика полифенолов имеют гидроксикоричные кислоты (в основном хлорогеновые) и их производные [21, 31, 35-38]. Содержание гидроксикоричных кислот, по данным разных источников, варьирует от 3,45 до 23 мг/100 г [21, 31, 32, 37, 38]. Также имеются данные о высоком содержании флавоноидов, в первую очередь катехинов - 0,53-22,4 мг/100 г, в среднем 7-9 мг/100 г [30, 32], в других источниках приводятся более низкие значения - от 0,1 до 1,7 мг/100 г [31, 36]. В персике обнаруживаются проантоцианидины в количествах 0,025-2,71 мг в 100 г [10, 36, 38], мирицетин на уровне 0,18 мг/100 г [36], антоцианы - до 0,28 мг/100 г [10, 31]. Флавонолы представлены кверцетином и кемпферолом в концентрациях соответственно до 5 и до 0,65 мг/100 г [21, 30, 32, 36, 38]. Общее содержание полифенольных соединений в плодах персика, по данным разных источников, имеет значительный разброс и составляет от 6,4 до 238,6 мг/ 100 г [10, 31, 32, 38, 39]. С целью уточнения данных литературы применительно к персиковому сокупюре промышленного производства было проведено исследование содержания гидроксикоричных кислот в 7 образцах персиковой соковой продукции. Суммарное содержание гидроксикоричных кислот (неохлоро-геновой, хлорогеновой и криптохлорогеновой) в персиковом соке-пюре составило 6,36-12,16 мг/100 г, что соответствует данным литературы для плодов персика. Большая часть гидроксикоричных кислот персикового сока-пюре, согласно исследованиям, приходится на хлорогеновую (5-кофеоилхинную) кислоту, в среднем 60% суммарного содержания гидроксикоричных кислот, далее следует неохлорогеновая (3-кофеоилхин-ная) кислота - около 30%.

Нутриентный профиль персикового сока-пюре

Нутриентный профиль персикового сока-пюре включает информацию о содержании в нем макро- и микронутриентов, органических кислот, минорных БАВ. При определении значений, вносимых в нутриентный профиль, приоритетными являются данные исследований продукции промышленного производства.

Нутриентный профиль персикового сока-пюре представлен в табл. 7 и 8. Представленная информация может использоваться при некоммерческих коммуникациях и не может использоваться в других целях, в том числе в целях маркировки продукции.

Заключение

На основе анализа данных литературы и результатов исследований персиковой соковой продукции представлен нутриентный профиль персикового сока-пюре, где приведено содержание более 30 пищевых и БАВ. Наиболее значимыми с точки зрения обеспечения человека микронутриентами и минорными БАВ для персикового сока-пюре являются гидроксикоричные кислоты, пищевые волокна, витамин Е, p-каротин, а также минеральные вещества - калий и медь.

Основной вид персиковой соковой продукции на рынке - персиковые нектары, содержащие, как правило, 40-50% сока-пюре. В порции (200-250 мл) персикового нектара в среднем содержится около 20% суточной потребности в витамине Е, 7% суточной потребности в р-каротине, 15% - в пектинах и 5% в общих пищевых волокнах. Среднее содержание меди в порции персикового нектара составляет 8% от суточной потребности, калия - 6% (суточная потребность по [40] и [41]). Содержание гидроксикоричных кислот в порции полностью соответствует или превышает уровень адекватного суточного потребления (согласно [42]).

Полученные данные могут быть полезны для уточнения таблиц химического состава продуктов.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Литература

1. FAOSTAT. Food and Agriculture Organization of the United Nations. 2018. URL: http://www.fao.org/faostat/en/#home (дата обращения: 24.10.2019)

2. Vinholes J., Gelain D.P., Vizzotto M. Stone fruits as a source of bioactive compounds // Natural Bioactive Compounds from Fruits and Vegetables / eds L.R. Silva, B. Silva. Sharjah, UAE : Bentham Science Publishers, 2016. Ch. 4. P. 110-142.

3. Sun J., Chu Y.-F., Wu X., Liu R.H. Antioxidant and antiproliferative activities of common fruits // J. Agric. Food Chem. 2002. Vol. 50, N 25. P. 7449-7454.

4. Noratto G., Martino H.S.D., Simbo S., Byrne D., Mertens-Talcott S.U. Consumption of polyphenol-rich peach and plum juice prevents risk factors for obesity-related metabolic disorders and cardiovascular disease in Zucker rats // J. Nutr. Biochem. 2015. Vol. 26, N 6. P. 633-641.

5. Amaya-Cruz D.M., Rodriguez-Gonzalez S., Perez-Ramirez I.F., Loarca-Pina G., Amaya-Llano S., Gallegos-Corona M.A. et al. Juice by-products as a source of dietary fibre and antioxidants and their effect on hepatic steatosis // J. Funct. Foods. 2015. Vol. 17. P. 93-102.

6. Rodriguez-Gonzalez S., Perez-Ramirez I.F., Amaya-Cruz D.M., Gallegos-Corona M.A., Ramos-Gomez M., Mora O. et al. Polyphenol-rich peach (Prunus persica L.) by-product exerts a greater beneficial effect than dietary fiber-rich by-product on insulin resistance and hepatic steatosis in obese rats // J. Funct. Foods. 2018. Vol. 45. P. 58-66.

7. Zhao X.Y., Zhang W.N., Yin X.R., Su M.S., Sun C.D., Li X. et al. phenolic composition and antioxidant properties of different peach Prunus persica (L.) Batsch cultivars in China // Int. J. Mol. Sci. 2015. Vol. 16, N 3. P. 5762-5778.

8. Crozier, A., Jaganath I.B., Cliord, M.N. Dietary phenolics: chemistry, bioavailability and effects on health // Nat. Prod. Rep. 2009. Vol. 26. P. 1001-1043.

9. Gil M.I., Tomas-Barberan F.A., Hess-Pierce B., Kader A.A. Antioxidant capacities, phenolic compounds, carotenoids, and vitamin C contents of nectarine, peach, and plum cultivars from California // J. Agric. Food Chem. 2002. Vol. 50. P. 4976-4982.

10. Noratto G., Porter W., Byrne D., Cisneros-Zevallos L. Polyphe-nolics from peach (Prunus persica var. Rich Lady) inhibit tumor growth and metastasis of MDA-MB-435 breast cancer cells in vivo // J. Nutr. Biochem. 2014. Vol. 25. P. 796-800.

11. Zhang X., Su M., Du J., Zhou H., Li X., Li X. et al. Comparison of phytochemical differences of the pulp of different peach [Prunus persica (L.) Batsch] cultivars with alpha-glucosidase inhibitory activity variations in China using UPLC-Q-TOF/MS // Molecules. 2019. Vol. 24, N 10. Article ID 1968. doi: 10.3390/ molecules24101968

12. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б. Нутриентный профиль яблочного сока // Вопр. питания. 2017. Т. 86, № 4. С. 125-136.

13. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б. Нутриентный профиль апельсинового сока // Вопр. питания. 2017. Т. 86, 6. С. 103-113.

14. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Бекетова Н.А. Нутриентный профиль томатного сока // Вопр. питания. 2018. Т. 87, № 2. С. 53-64.

15. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутриентный профиль вишневого сока // Вопр. питания. 2018. Т. 87, № 4. С. 78-86.

16. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутри-ентный профиль грейпфрутового сока // Вопр. питания. 2018. Т. 87, № 5. С. 85-94.

17. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутри-ентный профиль виноградного сока // Вопр. питания. 2018. Т. 87, № 6. С. 95-105.

18. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутри-ентный профиль ананасового сока // Вопр. питания. 2019. Т. 88, № 2. С. 76-85.

19. Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутриентный профиль гранатового сока // Вопр. питания. 2019. Т. 88, № 5. С. 80-92.

20. Свод правил для оценки качества фруктовых и овощных соков. AIJN (Европейская ассоциация производителей фруктовых соков). Пер. на русский язык - Некоммерческая организация "Российский союз производителей соков" (РСПС). М. : Планета, 2019.

21. German Nutrient Database: BLS online portal. URL: https://www. vitamine.com/lebensmittel/ (дата обращения: 24.10.2019)

22. Souci S. W., Fachmann W., Kraut H., revised by KirchhoffE. Food Composition and Nutrition Tables, based on the 7th ed. Stuttgart : Medpharm GmbH Scientific Publishers, 2008. 1197 p.

23. Banca Dati di Composizione degli Alimenti per Studi Epidemio-logici in Italia (BDA) (Италия). URL: http://www.bdaieo.it/test/ SearchForName.aspx?Lan=Eng. (дата обращения: 24.10.2019)

24. Fodevaredata, DTU Fodevareinstitutted (Дания). URL: http://www.food.dtu.dk/Fejl/Fejl.aspx?aspxerrorpath=/ (дата обращения: 24.10.2019)

25. Fineli Finnish Food Composition Database. URL: https://fineli.fi/ fineli/fi/index (дата обращения: 24.10.2019)

26. Table Ciqual, Composition Nutritionnelle des aliments de ANSES (Франция). URL: https://pro.anses.fr/TableCIQUAL/index.htm (дата обращения: 24.10.2019)

27. Slovak Online Food Composition Database with Free Access for Public. URL: http://www.pbd-online.sk/en (дата обращения: 05.02.2019)

28. Скурихин И.М., Тутельян В.А. Таблицы химического состава и калорийности российских продуктов питания : справочник. М. : ДеЛи принт, 2007.

29. The Swedish Food Composition Database, Livsmedelsverket (Швеция). URL: https://www.livsmedelsverket.se/en/food-and-content/naringsamnen/livsmedelsdatabasen (дата обращения: 24.10.2019)

30. Norwegian Food Compositiontable. 2012. URL: http://www.mat-varetabellen.no/ (дата обращения: 24.10.2019)

31. USDA Database for the Flavonoid Content of Selected Foods. URL: https://data.nal.usda.gov/dataset/usda-database-flavo-noid-content-selected-foods-release-32-november-2015 (дата обращения: 24.10.2019)

32. Saidani F., Gimenez R., Aubert C., Chalot G., Betran J.A., Gogorcena Y. Phenolic, sugar and acid profiles and the antioxidant composition in the peel and pulp of peach fruits // J. Food Compos. Anal. 2017. Vol. 62. P. 126-133. doi: 10.1016/j.jfca.2017.04.015 Liao X., Greenspan P., Pegg R.B. Characterizing the phenolic constituents and antioxidant capacity of Georgia peaches // Food Chem. 2019. Vol. 271. P. 345-353. doi: 10.1016/j.food-chem.2018.07.163

34. Drogoudi P., Gerasopoulos D., Kafkaletou M., Tsantili E. Phenotypic characterization of qualitative parameters and antioxidant contents in peach and nectarine fruit and changes after jam preparation // J. Sci. Food Agric. 2017. Vol. 97, N 10. P. 3374-3383. doi: 10.1002/jsfa.8188

35. Delpino-Rius A., Eras J., Gatius F., Balcells M., Canela-Garayoa R. Combined analysis of primary metabolites and phenolic compounds to authenticate commercial monovarietal peach purees and pear juices // Molecules. 2019. Vol. 24, N 18. Article ID 3289. doi: 10.3390/molecules24183289

36. Mokrani A., Krisa S., Cluzet S., Da Costa G., Temsamani H., Renouf E. et al. Phenolic contents and bioactive potential of peach fruit extracts // Food Chem. 2016. Vol. 202. P. 212-220.

37. Fernandez de Simon B., Perez-Ilzarbe J., Hernandez T., Gomez-Cordoves C., Estrella I. Importance of phenolic compounds for the characterization of fruit juices // J. Agric. Food Chem. 1992. Vol. 40. P. 1531-1535.

38. Gu C., Howell K., Dunshea F.R., Suleria H.A. R. LC-ESI-QTOF/ MS characterisation of phenolic acids and flavonoids in polyphenol-rich fruits and vegetables and their potential antioxidant activities // Antioxidants. 2019. Vol. 8, N 9. Article ID 405. doi: 10.3390/ antiox8090405

39. Aubert C., Chalot G., Lurol S., Ronjon A., Cottet V. Relationship between fruit density and quality parameters, levels of sugars, organic acids, bioactive compounds and volatiles of two nectar- 42. ine cultivars, at harvest and after ripening // Food Chem. 2019. Vol. 297. Article ID 124954. doi: 10.1016/j.foodchem.2019.124954

40. Wang X., Wang S., Wang W., Ge Z., Zhang L., Li C. et al. Comparison of the effects of dynamic high-pressure microfluidization and conventional homogenization on the quality of peach juice // J. Sci. Food Agric. 2019. doi: 10.1002/jsfa.9874

41. Технический регламент Таможенного союза ТР ТС 022/2011 "Пищевая продукция в части ее маркировки" (утвержден Решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г. № 881).

42. Методические рекомендации Роспотребнадзора МР 2.3.1.2432-08 от 18.12.2008 "Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации".

43. Методические рекомендации Роспотребнадзора МР 2.3.1.1915-04 от 02.07.2004 "Рекомендуемые уровни потребления пищевых и биологически активных веществ".

References

1. FAOSTAT. Food and Agriculture Organization of the United Nations. 2018. URL: http://www.fao.org/faostat/en/#home. (date of access October 24, 2019)

2. Vinholes J., Gelain D.P., Vizzotto M. Stone fruits as a source of bioactive compounds. Edited by L.R. Silva, B. Silva. Natural Bioactive Compounds from Fruits and Vegetables. Sharjah, UAE: Bentham Science Publishers, 2016; Ch. 4: 110-42.

3. Sun J., Chu Y.-F., Wu X., Liu R.H. Antioxidant and antiproliferative activities of common fruits. J Agric Food Chem. 2002; 50 (25): 7449-54.

4. Noratto G., Martino H.S.D., Simbo S., Byrne D., Mertens-Talcott S.U. Consumption of polyphenol-rich peach and plum juice prevents risk factors for obesity-related metabolic disorders and cardiovascular disease in Zucker rats. J Nutr Biochem. 2015; 26 (6): 633-41.

5. Amaya-Cruz D.M., Rodriguez-Gonzalez S., Perez-Ramirez I.F., Loarca-Pina G., Amaya-Llano S., Gallegos-Corona M.A., et al. Juice by-products as a source of dietary fibre and antioxidants and their effect on hepatic steatosis. J Funct Foods. 2015; 17: 93-102.

6. Rodriguez-Gonzalez S., Perez-Ramirez I.F., Amaya-Cruz D.M., Gallegos-Corona M.A., Ramos-Gomez M., Mora O., et al. Polyphenol-rich peach (Prunus persica L.) by-product exerts a greater beneficial effect than dietary fiber-rich by-product on insulin resistance and hepatic steatosis in obese rats. J Funct Foods. 2018; 45: 58-66.

7. Zhao X.Y., Zhang W.N., Yin X.R., Su M.S., Sun C.D., Li X., et al. phenolic composition and antioxidant properties of different peach Prunus persica (L.) Batsch cultivars in China. Int J Mol Sci. 2015; 16 (3): 5762-78.

8. Crozier, A., Jaganath I.B., Cliord, M.N. Dietary phenolics: chemistry, bioavailability and effects on health. Nat Prod Rep. 2009; 26: 1001-43.

9. Gil M.I., Tomas-Barberan F.A., Hess-Pierce B., Kader A.A. Antioxidant capacities, phenolic compounds, carotenoids, and vitamin C contents of nectarine, peach, and plum cultivars from California. J Agric Food Chem. 2002; 50: 4976-82.

10. Noratto G., Porter W., Byrne D., Cisneros-Zevallos L. Polyphe-nolics from peach (Prunus persica var. Rich Lady) inhibit tumor growth and metastasis of MDA-MB-435 breast cancer cells in vivo. J Nutr Biochem. 2014; 25: 796-800.

11. Zhang X., Su M., Du J., Zhou H., Li X., Li X., et al. Comparison of phytochemical differences of the pulp of different peach [Prunus persica (L.) Batsch] cultivars with alpha-glucosidase inhibitory activity variations in China using UPLC-Q-TOF/MS. Molecules. 2019; 24 (10): 1968. doi: 10.3390/molecules24101968.

12. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B. Apple juice nutritional profile. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2017; 86 (4): 125-36. (in Russian)

13. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B. Orange juice nutritional profile. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2017; 86 (6): 103-13. (in Russian)

14. Ivanova N.N., Khomich L.М., Beketova N.A. Tomato juice nutritional profile. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2018; 87 (2): 53-64. (in Russian)

15. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B., Eller K.I. Cherry juice nutritional profile. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2018; 87 (4): 78-86. (in Russian)

16. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B., Eller K.I. Grapefruit juice nutritional profile. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2018; 87 (5): 85-94. (in Russian)

17. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B., Eller K.I. Grape juice nutritional profile. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2018; 87 (6): 95-105. (in Russian)

18. Ivanova N.N., Khomich L.М., Perova I.B., Eller K.I. Pineapple juice nutritional profile. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2019; 88 (2): 76-85. (in Russian)

19. Khomich L.М., Perova I.B., Eller K.I. Pomegranate juice nutritional profile. Voprosy pitaniia [Problems of Nutrition]. 2019; 88 (5): 80-92. (in Russian)

20. Code of Practice for Evaluation of Fruit and Vegetables Juices. AIJN. Transl. into Russian by RSPS. Moscow: Planeta, 2019. (in Russian)

21. German Nutrient Database: BLS online portal. URL: https://www. vitamine.com/lebensmittel/ (date of access October 24, 2019)

22. Souci S. W., Fachmann W., Kraut H., revised by Kirchhoff E. Food composition and nutrition tables, based on the 7th ed. Stuttgart: Medpharm GmbH Scientific Publishers, 2008: 1197 p.

23. Banca Dati di Composizione degli Alimenti per Studi Epide-miologici in Italia (BDA) (Italy). URL: http://www.bdaieo.it/test/ SearchForName.aspx?Lan=Eng (date of access October 24, 2019)

24. Fodevaredata, DTU Fodevareinstitutted (Denmark). URL: http:// www.food.dtu.dk/Fejl/Fejl.aspx?aspxerrorpath=/ (date of access October 24, 2019)

25. Fineli Finnish Food Composition Database. URL: https://fineli.fi/ fineli/fi/index (date of access October 24, 2019)

26. Table Ciqual, Composition Nutritionnelle des aliments de ANSES (Ftance). URL: https://pro.anses.fr/TableCIQUAL/index.htm (date of access October 24, 2019)

27. Slovak Online Food Composition Database with Free Access for Public. URL: http://www.pbd-online.sk/en (date of access February 05, 2019)

28. Skurikhin I.M., Tutelyan V.A. Tables of the chemical composition and caloric content of Russian food: Handbook. Moscow: DeLi print, 2007. (in Russian)

29. The Swedish Food Composition Database, Livsmedelsverket (Sweden). URL: https://www.livsmedelsverket.se/en/food-andcontent/ naringsamnen/livsmedelsdatabasen. (date of access October 24, 2019)

30. Norwegian Food Compositiontable. 2012. URL: http://www.mat-varetabellen.no/ (date of access October 24, 2019)

31. USDA Database for the Flavonoid Content of Selected Foods. URL: https://data.nal.usda.gov/dataset/usda-database-flavonoid-content-selected-foods-release-32-november-2015. (date of access October 24, 2019)

32. Saidani F., Gimenez R., Aubert C., Chalot G., Betran J.A., Gogor-cena Y. Phenolic, sugar and acid profiles and the antioxidant composition in the peel and pulp of peach fruits. J Food Compos Anal. 2017; 62: 126-33. doi: 10.1016/j.jfca.2017.04.015

33. Liao X., Greenspan P., Pegg R.B. Characterizing the phenolic constituents and antioxidant capacity of Georgia peaches. Food Chem. 2019; 271: 345-53. doi: 10.1016/j.foodchem.2018.07.163

34. Drogoudi P., Gerasopoulos D., Kafkaletou M., Tsantili E. Phenotypic characterization of qualitative parameters and antioxidant contents in peach and nectarine fruit and changes after jam preparation. J Sci Food Agric. 2017; 97 (10): 3374-83. doi: 10.1002/ jsfa.8188

35. Delpino-Rius A., Eras J., Gatius F., Balcells M., Canela-Garayoa R. Combined analysis of primary metabolites and phenolic compounds to authenticate commercial monovarietal peach purees and pear juices. Molecules. 2019; 24 (18): 3289. doi: 10.3390/molecules24183289

36. Mokrani A., Krisa S., Cluzet S., Da Costa G., Temsamani H., Renouf E., et al. Phenolic contents and bioactive potential of peach fruit extracts. Food Chem. 2016; 202: 212-20.

37. Fernandez de Simon B., Perez-Ilzarbe J., Hernandez T., Gomez-Cordoves C., Estrella I. Importance of phenolic compounds for the characterization of fruit juices. J Agric Food Chem. 1992; 40: 1531-5.

38. Gu C., Howell K., Dunshea F.R., Suleria H.A. R. LC-ESI-QTOF/MS characterisation of phenolic acids and flavonoids in polyphenol-rich fruits and vegetables and their potential antioxidant activities. Antioxidants. 2019; 8 (9): 405. doi: 10.3390/antiox8090405

39. Aubert C., Chalot G., Lurol S., Ronjon A., Cottet V. Relationship between fruit density and quality parameters, levels of sugars, organic acids, bioactive compounds and volatiles of two nectarine cultivars, at harvest and after ripening. Food Chem. 2019; 297: 124954. doi: 10.1016/j.foodchem.2019.124954

40. Wang X., Wang S., Wang W., Ge Z., Zhang L., Li C., et al. Comparison of the effects of dynamic high-pressure microfluidization and conventional homogenization on the quality of peach juice. J Sci Food Agric. 2019. doi: 10.1002/jsfa.9874 Technical regulations of the

41. Customs Union TR TC 022/2011 "Food products in terms of its marking" (approved by the Decision of the Commission of the Customs Union of December 9, 2011 No. 881). (in Russian)

42. Methodical recommendations Rospotrebnadzor MR 2.3.1.243208 dated 18.12.2008 "Norms of physiological needs in energy and nutrients for different groups of the population of the Russian Fede-ration". (in Russian)

43. Methodical recommendations Rospotrebnadzor MR 2.3.1.1915-04 dated 02.07.2004 "Recommended levels of consumption of food and biologically active substances". (in Russian)