Пищевая аллергия как фактор риска развития акне

Резюме

Акне является мультифакториальным заболеванием, в развитии которого принимают участие генетические, гормональные, средовые, экологические, а также алиментарные факторы. Данные о роли пищевой и других этиологических форм аллергии в развитии акне, а также о характере спектра сенсибилизации крайне немногочисленны, что обусловливает актуальность проводимого исследования.

Цель работы - изучить особенности спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым, грибковым аллергенам пациентов с акне и установить роль пищевой аллергии в развитии патологии.

Материал и методы. В исследование включены пациенты с акне, папуло-пустулезной формой, средней степени тяжести в возрасте от 11 до 46 лет (n=57). Всем пациентам проводили специфическое аллергологическое обследование, включая кожное prick-тестирование с пищевыми, пыльцевыми и грибковыми аллергенами (Allergopharma, Германия).

Результаты и обсуждение. Наиболее значимыми пищевыми аллергенами у пациентов с акне являлись аллергены цельного куриного яйца, белка куриного яйца и мяса курицы (66,7, 61,4 и 52,9% соответственно). Cенсибилизация к ячменной крупе и овсяной крупе была отмечена в 50,0 и 47,9% случаев соответственно. Сенсибилизация к белку коровьего молока и говядине определена в 43,9 и 44,2% случаев. Среди пыльцевых аллергенов наиболее распространенными являлись луговые и злаковые травы: 64,8 и 62,5% случаев соответственно. Среди грибковых аллергенов выявлена высокая частота встречаемости сенсибилизации к Alternaria alternata - 67,9% случаев. Положительный клинический эффект в виде регресса воспалительных проявлений на коже на фоне соответствующей элиминационной диеты был отмечен в 71,9% случаев.

Заключение. Проведенное исследование, основанное на установленной высокой частоте сенсибилизации к пищевым аллергенам в сочетании с положительным эффектом элиминации с учетом наличия общих антигенных детерминант, позволяет сделать предположение о роли пищевой аллергии как факторе риска развития акне.

Ключевые слова:акне; пищевая аллергия; аллергены; поллиноз

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликтов интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Барило А.А., Смирнова С.В.; сбор данных - Барило А.А.; статистическая обработка данных - Барило А.А.; написание текста - Барило А.А., Смирнова С.В.; редактирование, утверждение окончательного варианта статьи, ответственность за целостность всех частей статьи - все авторы.

Для цитирования: Барило А.А., Смирнова С.В. Пищевая аллергия как фактор риска развития акне // Вопросы питания. 2022. Т. 91, № 6. С. 68-75. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2022-91-6-68-75

Акне - это хроническое воспалительное заболевание кожи, связанное с патологическими процессами, происходящими в волосяном фолликуле, и проявляющееся папулами, пустулами и узлами, а также комедонами [1]. Проявления акне встречаются у 85% людей в возрасте 12-24 лет. Высыпания на коже при акне локализованы в себорейных зонах: лицо, шея, грудь, плечи или спина. Акне значительно влияет на качество жизни и психологический статус пациентов, что обусловливает актуальность изучения данной проблемы [1].

Акне является мультифакториальным заболеванием, в развитии которого принимают участие генетические, гормональные, средовые и экологические факторы [2, 3]. Установлена неоспоримая роль питания в развитии акне [3]. Так, потребление некоторых пищевых продуктов может приводить к увеличению выработки кожного сала путем активации рецепторов инсулиноподобного фактора роста 1 (IGF-1). К продуктам, провоцирующим обострение и появление акне, относятся любые молочные продукты, включая цельное молоко, обезжиренное молоко и йогурт, а также шоколад, продукты с высоким гликемическим индексом [3].

Особое внимание уделяется ассоциации акне с различными сопутствующими заболеваниями, такими как эндометриоз, синдром поликистозных яичников, инфекции верхних дыхательных путей, заболевания желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) [1]. Доказано, что микробиом ЖКТ является одним из факторов, оказывающих неоспоримое влияние на состояние кожи и способствующих возникновению вульгарных акне [4]. Однако точный механизм этого воздействия остается неясным, что обусловливает необходимость проведения дальнейших исследований.

Пищевая аллергия является результатом иммунных нарушений, вызывающих нежелательные реакции на пищевые продукты, и оказывает неоспоримое влияние на микробиом кишечника [5, 6]. Иммунные реакции на пищевые продукты могут вызывать целый спектр симптомов и расстройств, включающих как острые аллергические реакции и анафилаксию, так и не-IgE-опосредованный тип аллергических реакций с развитием хронических воспалительных заболеваний, в основе которых лежит эозинофильное воспаление: эзофагит, гастрит, проктит/проктоколит, энтероколит [6, 7]. Согласно современным представлениям пищевая аллергия может развиться в любом возрасте, причем обращает на себя внимание факт сходства этиологии пищевой аллергии de novo как в младенчестве, так и во взрослом возрасте [6]. Предметом специального изучения является "гипотеза двойного воздействия аллергена", предполагающая, что влияние аллергенов на воспаленную кожу при отсутствии перорального воздействия может привести к развитию аллергической сенсибилизации [5]. Данные о роли пищевой и других видов аллергии в развитии акне, а также характере спектра сенсибилизации крайне немногочисленны, что обусловливает актуальность проводимого исследования.

Цель работы - изучить особенности спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым, грибковым аллергенам пациентов с акне и установить роль пищевой аллергии в развитии патологии.

Материал и методы

В исследование включены пациенты с акне, папуло-пустулезной формой, средней степени тяжести в возрасте от 11 до 46 лет (n=57). Средний возраст обследованных составил 23,7±1,1 года, продолжительность заболевания - 7,7±1,1 года, средний возраст дебюта заболевания - 16,2±0,7 года. В группе пациентов преобладали женщины - 39 (68,3%).

Клинические проявления акне были представлены папулами и пустулами, а также невоспалительными элементами: открытыми и закрытыми комедонами. Все пациенты отмечали отсутствие эффективности проводимого ранее местного лечения. В период исследования местная терапия включала препараты пиритиона цинка (2 раза в день в течение 3 нед).

Всем пациентам проводили специфическое аллергологическое обследование: сбор аллергологического анамнеза, проведение кожного prick-тестирования с оценкой размеров волдырной реакции и величины гиперемии (от + до ++++). Были использованы следующие аллергены (Allergopharma, Германия): пищевые аллергены - коровье молоко (белок коровьего молока), говядина, цельное куриное яйцо, белок куриного яйца, мясо курицы, пищевые злаки (пшеничная и ржаная мука, ячменная и овсяная крупы), рис, гречка, соя; пыльцевые аллергены - смеси аллергенов пыльцы деревьев, злаковых трав, сорных трав; грибковые аллергены - Candida albicans, Cladosporium herbarum, Alternaria alternata. Проявленный нами интерес к пыльцевым и грибковым аллергенам обусловлен наличием общих и перекрестно-реагирующих антигенных детерминант с пищевыми аллергенами. Кожное тестирование выполняли в аллергологическом кабинете с использованием стандартизованных аллергенов для prick-тестов. Противопоказаниями к кожному тестированию являлись наличие в анамнезе анафилактических реакций, прием β-блокаторов, выраженное обострение аллергического заболевания, дермографическая крапивница, прием некоторых лекарственных препаратов (антигистаминные препараты, антидепрессанты, системные и местные глюкокортикоиды) в течение 1 мес до исследования.

Протокол обследования соответствовал этическим стандартам, исследование было разрешено комитетом по биомедицинской этике Научно-исследовательского института медицинских проблем Севера - обособленного подразделения ФИЦ КНЦ СО РАН (протокол № 12 от 10.12.2013). Право на проведение обследования юридически закреплялось информированным согласием пациента.

Для статистического анализа применяли пакет прикладных программ Statistica 6.0. Статистическую обработку результатов проводили с расчетом средней величины (М) и ошибки средней (m). При анализе качественных признаков проводили оценку относительной частоты признака (распространенность) (Р) [8]. Различия считали статистически значимыми при р<0,05.

Результаты и обсуждение

Высыпания на коже лица отмечены у 94,7% пациентов, у 5,3% пациентов они локализовались исключительно на коже в области спины и груди, без поражения кожи лица. В 71,9% случаев отмечено сочетанное поражение кожи лица, груди и спины. Высыпания сопровождались интенсивным кожным зудом у 5 (8,7%) пациентов.

Отягощенная аллергологическая наследственность (наличие аллергических заболеваний у ближайших родственников) установлена в 22 (38,5%) случаев. Указания в анамнезе на проявления атопического дерматита в детском возрасте, аллергического ринита, крапивницы имели 64,9% пациентов. В 10,5% случаев в анамнезе отмечены сезонные проявления аллергии: риноконъюнктивальный синдром. В 26,3% случаев пациенты отмечали акне при чрезмерном потреблении пищевых продуктов с высоким содержанием добавленных углеводов: сахар, шоколад, хлебобулочные изделия.

Анализ спектра сенсибилизации к пищевым аллергенам пациентов с акне показал, что наиболее значимыми являлись аллергены цельного куриного яйца, белка куриного яйца и мяса курицы, сенсибилизация к которым определена более чем у половины пациентов (см. таблицу).

Принято считать, что аллергены куриного яйца являются основной причиной развития пищевой аллергии в детском возрасте, а реакция на аллергены арахиса, фундука, рыбы и моллюсков чаще отмечается во взрослом возрасте [9, 10]. Однако имеются данные о высокой частоте встречаемости пищевой аллергии к белкам куриного яйца у взрослых. Так, частота встречаемости сенсибилизации к куриному яйцу у взрослых, по данным исследования американской популяции, составила 29% [6]. Высокая частота встречаемости сенсибилизации

к цельному куриному яйцу у пациентов с акне заставляет задуматься о возможной роли данного аллергена в развитии заболевания. Сенсибилизация к мясу курицы у более половины пациентов с акне связана с перекрестной реактивностью на фоне наличия общих антигенных детерминант аллергенов яиц и мяса различных птиц [9].

Достаточно высокой оказалась частота встречаемости сенсибилизации к пищевым злакам среди пациентов с акне. Причем сенсибилизация к ячменной и овсяной крупам (примерно у половины обследованных) была отмечена чаще в сравнении с таковой к белкам пшеничной и ржаной муки (33,3-40,4%) (см. таблицу). Белки пищевых злаков, наряду с коровьим молоком, куриным яйцом, арахисом, орехами, рыбой, морепродуктами, соей относятся к большой восьмерке продуктов, наиболее часто вызывающих аллергические реакции как у детей, так и у взрослых [10]. По некоторым данным, пищевой глютен может повреждать кишечный барьер с развитием повышенной проницаемости кишечника даже у людей, не страдающих целиакией [11]. Высокая частота встречаемости сенсибилизации к пищевым злакам пациентов с акне свидетельствует о возможном участии данных аллергенов в развитии воспалительного процесса в коже.

Сенсибилизация к белку коровьего молока и говядине у пациентов с акне определена в 44% случаев. Аллергия к белкам коровьего молока является одной из наиболее распространенных пищевых аллергий у младенцев и детей раннего возраста [12]. Непереносимость белка коровьего молока у взрослых в ряде случаев обусловлена не-IgE-опосредованными иммунопатологическими механизмами, а также непереносимостью лактозы [12]. При этом есть исследования, которые свидетельствуют о влиянии потребления молочных продуктов на течение акне и связывают данный факт с высоким гликемическим индексом молока, который выражается в повышении уровня инсулина в крови в течение 2-часового периода после приема пищи [13, 14]. Сообщается, что употребление молока увеличивает продукцию секрета сальных желез в результате влияния на уровень IGF-1 [13]. В некоторых исследованиях показана положительная связь между потреблением молочных продуктов в той или иной форме, включая мороженое, и развитием акне без установления причинно-следственной связи [13, 14]. Однако в литературе встречаются данные о слабой связи акне с потреблением обезжиренного молока и отсутствии связи с потреблением молока с более высоким содержанием жира [15]. Есть сведения об отсутствии влияния на течение акне безмолочной вегетарианской диеты [2]. Существует мнение и о протекторной роли потребления молока в развитии акне [16].

В результате проведенных нами исследований можно предположить влияние потребления коровьего молока на течение акне у пациентов, сенсибилизированных к данному аллергену.

В настоящем исследовании сенсибилизация к белкам сои выявлена у 46,0% пациентов с акне. В литературе имеются данные о высокой частоте встречаемости пищевой аллергии к белкам сои у взрослых. Так, в американской популяции распространенность пищевой аллергии на сою составила 45,4% [6].

При изучении степени сенсибилизации к пищевым аллергенам пациентов с акне установлено, что в 73,6% случаев сенсибилизация была слабо положительной, в 24,7% случаев - положительной, в 1,7% случаев - резко положительной.

Данные литературы свидетельствуют о наличии общих антигенных детерминант некоторых пищевых продуктов с пыльцевыми аллергенами [5]. В связи с этим нами была изучена частота встречаемости сенсибилизации к пыльцевым аллергенам пациентов с акне. Среди пыльцевых аллергенов наиболее распространенными являлись луговые и злаковые травы (более 60% случаев) (см. таблицу). Также определена высокая частота встречаемости сенсибилизации к пыльце сорных трав - 58,5% случаев. В 23,3% случаев сенсибилизация к пыльцевым аллергенам была резко положительной и в 9,5% случаев - гиперергической. При этом гиперергические результаты кожных проб к пыльцевым аллергенам выявлены преимущественно у пациентов с акне с сезонными проявлениями аллергии (поллиноз), в остальных случаях можно предположить наличие скрытой сенсибилизации.

Сенсибилизация к пыльцевым аллергенам чаще обусловлена попаданием молекул пыльцы через респираторный тракт и конъюнктиву глаз с развитием риноконъюнктивального синдрома [5]. Высокая частота встречаемости сенсибилизации к пыльце злаковых трав у пациентов с акне могла способствовать формированию перекрестных аллергических реакций к пищевым злакам.

Среди грибковых аллергенов выявлена высокая частота встречаемости сенсибилизации к A. alternata - 2/3 случаев (см. таблицу). A. alternata является одним из наиболее значимых и хорошо изученных видов аллергенных плесневых грибков, с которыми связано развитие респираторных симптомов аллергии, таких как бронхиальная астма и аллергический ринит [17]. В литературе есть сведения о повышении частоты встречаемости сенсибилизации к данному аллергену у пациентов с атопической экземой [18]. Есть мнение, что сенсибилизация к A. alternata является пусковым моментом для развития сопутствующей сенсибилизации к другим аллергенам и может способствовать появлению пищевой аллергии в результате инфицирования спорами грибков некоторых фруктов и овощей [19].

Известно, что микробиом кожи отличается видовым разнообразием. Причем в области сальных желез преобладают бактерии рода Propionibacterium, Staphylococcus и Corynebacterium и грамотрицательные микроорганизмы. Ключевая роль в развитии акне отводится бактериям Cutibacterium acnes [20]. Показано участие грибковой микрофлоры, а именно грибков рода Malassezia, в формировании воспалительного процесса на коже у больных акне. Установлено, что грибки рода Malassezia колонизируют устья волосяных фолликулов пациентов с акне, наряду с С. acnes и другими видами бактерий [21]. Malassezia способствует гидролизу триглицеридов кожного сала с образованием свободных жирных кислот, приводящих к аномальной кератинизации протоков волосяных фолликулов, секреции провоспалительных цитокинов кератиноцитами и моноцитами [22]. Учитывая, что грибковые аллергены имеют высокую степень перекрестной реактивности в результате наличия общих эпитопов с гомологичными грибковыми аллергенами, можно предположить, что колонизация кожи пациентов с акне грибками рода Malassezia способствует формированию сенсибилизации к грибкам рода Alternaria.

По результатам аллергологического обследования пациентам была назначена индивидуальная элиминационная диета с исключением причинно-значимых аллергенов, в том числе с учетом наличия общих и перекрестно-реагирующих антигенных детерминант. При положительном результате кожного prick-тестирования на белок коровьего молока из рациона исключали все молочные и кисломолочные продукты, а также говядину. В случае положительного результата кожного prick-тестирования на аллергены куриного яйца из питания исключали яйца и содержащие их продукты, яичный порошок, яичный альбумин, мясо курицы. При положительном результате кожного prick-тестирования на злаки исключали хлеб, хлебобулочные изделия, геркулес, отруби, овсяное печенье, крупяные каши, макаронные изделия. При положительном результате кожного prick-тестирования к луговым и злаковым травам исключали пищевые злаки, в частности продукты, перекрестно-реагирующие с пыльцой злаковых трав: овес, пшеница, рожь, ячмень, овсяница, кукуруза, фитопрепараты, травяные чаи, мед и продукты пчеловодства. При положительном результате кожного prick-тестирования к пыльце деревьев исключали травяные чаи, плоды деревьев - косточковые фрукты, такие как сырые яблоки, персики, вишня, абрикос, экзотические фрукты, а также орехи, сельдерей, сырая морковь, томаты. При положительном результате кожного prick-тестирования на сорные травы к употреблению были запрещены фитопрепараты, травяные чаи, семена подсолнечника, подсолнечная халва, горчица, майонез, цикорий, бахчевые культуры: дыни, арбузы, зелень и специи (сельдерей, петрушка, укроп, тмин, карри, перец, анис, мускатный орех, корица, имбирь, кориандр), мед и продукты пчеловодства; цитрусовые, бананы, чеснок, морковь, свекла, шпинат. При положительном результате кожного prick-тестирования на дрожжи и грибковые аллергены из рациона исключали пищевые дрожжи, грибы и продукты на основе дрожжевого брожения: кисломолочные продукты, квас, пиво, шампанское и вина, ликеры, копчености, дрожжевое тесто, квашеная капуста.

Клинический эффект элиминации оценивали спустя 4 нед. В 71,9% случаев пациенты отмечали положительный эффект элиминации: значительный регресс воспалительных элементов (папул и пустул) на коже, полное исчезновение высыпаний на коже - в 33,3% случаев. При положительной динамике соблюдение диеты было продолжено до 3 мес.

В подтверждение клинической эффективности элиминационной диеты при акне приводим результаты собственных наблюдений (рис. 1 и 2).

Заключение

Таким образом, в результате проведенных нами исследований установлены особенности спектра сенсибилизации пациентов с акне к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам. Среди пищевых аллергенов чаще отмечена сенсибилизация к куриному яйцу, мясу курицы и пищевым злакам. Среди пыльцевых аллергенов наиболее распространенными являлись луговые, злаковые и сорные травы. Кроме того, определена высокая частота встречаемости сенсибилизации к грибкам рода Alternaria.

Клинические проявления пищевой аллергии многообразны и зависят от возраста пациентов, вида аллергена и пути сенсибилизации [5, 6, 9, 10, 24]. Есть данные о нетипичных и редких проявлениях аллергии в виде цефалгий, артралгий, псориаза, очаговой алопеции [7, 25-27]. Развитию пищевой аллергии во взрослом возрасте способствует сенсибилизирующее воздействие аллергенов через кожу и слизистые ЖКТ, респираторного тракта и конъюнктивы. Сенсибилизирующим действием обладают косметика и средства по уходу за кожей больных акне, содержащие пищевые ингредиенты, что может приводить к развитию пищевой аллергии на молоко/сыр, пшеницу, сою [5].

Данные литературы о частоте встречаемости пищевой аллергии при акне крайне немногочисленны. В одном исследовании у 7,4% пациентов с акне отмечены положительные результаты кожного аллергологического тестирования к миндалю (11,6%), солоду (10%), сыру, горчице, красному перцу (по 8,3%) и пшеничной муке (7,5%), однако положительного эффекта элиминации не наблюдалось [23].

Таким образом, проведенное нами исследование, выявившее высокую частоту сенсибилизации к пищевым аллергенам в сочетании с положительным эффектом элиминации с учетом наличия общих антигенных детерминант, позволяет сделать предположение о роли пищевой аллергии как факторе риска развития акне.

Литература

1. Kirsten N., Mohr N., Augustin M. Prevalence and cutaneous comorbidity of acne vulgaris in the working population // Clin. Cosmet. Investig. Dermatol. 2021. Vol. 14. P. 1393-1400. DOI: https://doi.org/10.2147/CCID.S322876

2. Stewart T.J., Bazergy C. Hormonal and dietary factors in acne vulgaris versus controls // Dermatoendocrinology. 2018. Vol. 10, N 1. Article ID e1442160. DOI: https://doi.org/10.1080/19381980.2018.1442160

3. Baldwin H., Tan J. Effects of diet on acne and its response to treatment // Am. J. Clin. Dermatol. 2021. Vol. 22, N 1. Р. 55-65. DOI: https://doi.org/10.1007/s40257-020-00542-y

4. De Pessemier B., Grine L., Debaere M., Maes A, Paetzold B, Callewaert C. Gut-skin axis: current knowledge of the interrelationship between microbial dysbiosis and skin conditions // Microorganisms. 2021. Vol. 9, N 2. Abstr. 353. DOI: https://doi.org/10.3390/microorganisms9020353

5. Sicherer S.H., Warren C.M., Dant C., Gupta R.S., Nadeau K.C. Food Allergy from Infancy through adulthood // J. Allergy Clin. Immunol. Pract. 2020. Vol. 8, N 6. Р. 1854-1864. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaip.2020.02.010

6. Gupta R.S., Warren C.M., Smith B.M., Jiang J., Blumenstock J.A., Davis M.M. et al. Prevalence and severity of food allergies among US adults // JAMA Netw. Open. 2019. Vol. 2, N 1. Article ID e185630. DOI: https://doi.org/10.1001/jamanetworkopen.2018.5630

7. Борисова И.В., Смирнова С.В. Нетипичные проявления пищевой аллергии у детей // Сибирский медицинский журнал. 2008. Т. 23, № 3-1. С. 64-67.

8. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. Москва : МедиаСфера, 2003. 312 с.

9. Ревякина В.А., Кувшинова Е.Д., Ларькова И.А., Мухортых В.А., Кравцова П.О. Новые возможности для диетотерапии аллергии на яйцо // Аллергология и иммунология в педиатрии. 2017. Т. 50, № 3. С. 28-34. DOI: https://doi.org/10.24411/2500-1175-2017-00016

10. Вишнева Е.А., Намазова-Баранова Л.С., Макарова С.Г., Алексеева А.А., Эфендиева К.Е., Левина Ю.Г. и др. Пищевая аллергия к белкам пшеницы. Трудности диагностики и лечения // Педиатрическая фармакология. 2015. Т. 12, № 4. С. 429-434. DOI: https://doi.org/https://doi.org/10.15690/pf.v12i4.1424

11. Barbaro M.R., Cremon C., Wrona D., Fuschi D., Marasco G., Stanghellini V. et al. Non-celiac gluten sensitivity in the context of functional gastrointestinal disorders // Nutrients. 2020. Vol. 12, N 12. Abstr. 3735. DOI: https://doi.org/10.3390/nu12123735

12. Linhart B., Freidl R., Elisyutina O., Khaitov M., Karaulov A., Valenta R. Molecular approaches for diagnosis, therapy and prevention of cow’s milk allergy // Nutrients. 2019. Vol. 11, N 7. Abstr. 1492. DOI: https://doi.org/10.3390/nu11071492

13. Baldwin H., Tan J. Effects of diet on acne and its response to treatment // Am. J. Clin. Dermatol. 2021. Vol. 22, N 1. Р. 55-65. DOI: https://doi.org/10.1007/s40257-020-00542-y

14. Melnik B.C. Linking diet to acne metabolomics, inflammation, and comedogenesis: an update // Clin. Cosmet. Investig. Dermatol. 2015. Vol. 8. P. 371-388. DOI: https://doi.org/10.2147/CCID.S69135

15. Adebamowo C., Spiegelman D., Berkey C., Danby F.W., Rockett H.H., Colditz G.A. et al. Milk consumption and acne in teenaged boys // J. Am. Acad. Dermatol. 2008. Vol. 58, N 5. Р. 787-793. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaad.2007.08.049

16. Di Landro A., Cazzaniga S., Parazzini F., Ingordo V., Cusano F., Atzori L. et al. Family history, body mass index, selected dietary factors, menstrual history, and risk of moderate to severe acne in adolescents and young adults // J. Am. Acad. Dermatol. 2012. Vol. 67, N 6. Р. 1129-1135. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaad.2012.02.018

17. Nelson H.S. The importance of allergens in the development of asthma and the persistence of symptoms // Dis. Mon. 2001. Vol. 47, N 1. Р. 5-15. DOI: https://doi.org/10.1067/mda.2000.da0470005

18. Celakovska J., Vankova R., Bukac J., Cermakova E., Andrys C., Krejsek J. Atopic dermatitis and sensitisation to molecular components of Alternaria, Cladosporium, Penicillium, Aspergillus, and Malassezia - results of allergy explorer ALEX 2 // J. Fungi (Basel). 2021. Vol. 7, N 3. Abstr. 183. DOI: https://doi.org/10.3390/jof7030183

19. Adeniji A.A., Babalola O.O., Loots D.T. Metabolomic applications for understanding complex tripartite plant-microbes interactions: strategies and perspectives // Biotechnol. Rep. (Amst.). 2020. Vol. 25. Article ID e00425. DOI: https://doi.org/10.1016/j.btre.2020.e00425

20. Xu H., Li H. Acne, the skin microbiome, and antibiotic treatment // Am. J. Clin. Dermatol. 2019. Vol. 20, N 3. Р. 335-344. DOI: https://doi.org/10.1007/s40257-018-00417-3

21. Akaza N., Akamatsu H., Numata S., Yamada S., Yagami A., Nakata S. et al. Microorganisms inhabiting follicular contents of facial acne are not only Propionibacterium but also Malassezia spp // J. Dermatol. 2016. Vol. 43, N 8. P. 906-911. DOI: https://doi.org/10.1111/1346-8138.13245

22. Akaza N., Akamatsu H., Takeoka S., Mizutani H., Nakata S., Matsunaga K. Increased hydrophobicity in Malassezia species correlates with increased proinflammatory cytokine expression in human keratinocytes // Med. Mycol. 2012. Vol. 50, N 8. Р. 802-810. DOI: https://doi.org/10.3109/13693786.2012.678019

23. Wüthrich B., Much T. Acne vulgaris: results of food allergen tests and a controlled elimination diet // Dermatologica. 1978. Vol. 157, N 5. P. 294-295.

24. Барило А.А., Борисова И.В., Смирнова С.В. Дерматореспираторный синдром как проявление пищевой аллергии у детей // Российский аллергологический журнал. 2019. Т. 16, № 1-2. С. 32-34.

25. Барило А.А., Смирнова С.В. Сравнительный анализ спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам пациентов псориазом и атопическим дерматитом // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 5. С. 28-34. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10063

26. Барило А.А., Смирнова С.В. Роль алиментарных факторов и пищевой аллергии в развитии псориаза // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 1. С. 19-27. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10002

27. Барило А.А., Смирнова С.В., Олянина И.М. Клинический случай очаговой алопеции у ребенка с атопией // Медицинская иммунология. 2021. Т. 23, № 1. С. 191-196. DOI: https://doi.org/10.15789/1563-0625-CCO-2074

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Вскрытие
Медицина сегодня
IX Междисциплинарная международная конференция: "Актуальные вопросы микрохирургии". Памяти Н.О. Миланова.

Приветствуем вас в новом 2023 году, который мы встретили с надеждой и неизменно с планами на будущее! Традиционно в феврале ученики Николая Олеговича Миланова, сотрудники основанной им кафедры в Сеченовском Университете, планируют проведение уже девятой мемориальной...

Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах

Уважаемые коллеги! 10.02.2023 состоится Совместный научно-образовательный симпозиум Национальной Ассоциации по тромбозу и гемостазу и ФГБНУ "Научный центр неврологии" "Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах". Начало регистрации в...

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ!

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ! Успешно продолжается образовательная работа общероссийского проекта "Школы РОАГ". Очередная встреча пройдет 9-10 февраля в онлайн-формате и объединит врачей Иркутска, Кемерово, а также...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»