Определение кобальта в образцах плазмы крови методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой после перорального приема содержащих кобальт биологически активных добавок к пище

Резюме

Соли неорганического кобальта (Со) предотвращают деградацию альфа-субъединицы индуцируемого гипоксией фактора, имитируя состояние гипоксии в организме и увеличивая продукцию эндогенного гормона эритропоэтина, и используются в качестве допинговых веществ, увеличивающих кислородную емкость крови и выносливость, что дает конкурентные преимущества в спорте. В настоящее время в свободной продаже предлагается большое количество биологически активных добавок к пище (БАД), в том числе содержащих кобальт. Их бесконтрольный прием может нанести удар не только по профессиональной карьере спортсменов, но и по их здоровью ввиду того, что этот микроэлемент и его соли являются сильнейшими неорганическими ядами и канцерогенами. Несмотря на это их доступность на фармацевтическом рынке, ощутимый эффект стимуляции эритропоэза и удобная пероральная форма приема приводят к необходимости их детекции в современном допинг-контроле.

Цель исследования - разработка подхода по дифференциации кобальта витамина В12, присутствующего в организме в естественном состоянии в виде хелатного комплекса, от приема солей кобальта путем количественного определения и сопоставления уровней витамина В12 и общего кобальта в крови.

Методы. В исследовании приняли участие 9 здоровых добровольцев (женщин и мужчин) в возрасте от 25 до 45 лет, ведущих активный образ жизни. Из них 3 человека в течение 20 дней принимали 2500 мкг/сут кобаламина (группа сравнения), еще 3 - БАД, содержащий аспарагинат кобальта (100 мкг/сут чистого элемента), и оставшиеся - БАД с гептагидратом сульфата кобальта (100 мкг Со/сут) (группы введения) в одно и то же время после приема пищи. Отбор образцов крови осуществляли в начале исследования и на 5, 9, 14 и 20-й день. Концентрацию общего кобальта в плазме крови добровольцев измеряли методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой, уровень кобаламина определяли на иммунохимическом анализаторе при помощи наборов для иммуноферментного анализа “Elecsys Vitamin B12 II Assay”.

Результаты. В ходе исследований установлено, что при пероральном приеме кобаламина в терапевтической дозе, существенно превышающей суточную норму (3 мкг), происходило закономерное незначительное увеличение концентрации общего кобальта в крови (в 1,1 раза), а при приеме БАД, имеющих в составе кобальт в виде сульфата или аспарагината (около 100 мкг/сут чистого элемента) при неизменной концентрации витамина В12 наблюдалось увеличение концентрации общего кобальта в 4-6,7 раза. Обнаружение подобных изменений может достоверно свидетельствовать о применении солей металла и, несомненно, будет востребовано для антидопингового контроля.

Заключение. Мониторинг уровней витамина В12 и общего кобальта в долгосрочной перспективе, подобно программе гематологического модуля биологического паспорта спортсмена, однозначно позволит детектировать возможные злоупотребления соединениями кобальта и выступит в качестве дополнительного скринингового подхода по выявлению этих допинговых веществ к иным методам анализа, например комбинации жидкостной хроматографии и масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой.

Ключевые слова:кобальт; витамин В12; биологически активные добавки; иммуноферментный анализ; масс-спектрометрия с индуктивно-связанной плазмой; допинг-контроль; стимуляторы эритропоэза

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Постников П.В.; сбор и обработка материала - Постников П.В., Тюрин И.А.; статистическая обработка, систематизация и обработка полученных результатов - Постников П.В., Орджоникидзе З.Г., Бадтиева В.А.; написание текста - Постников П.В.; редактирование, утверждение окончательного варианта статьи, ответственность за целостность всех частей статьи - все авторы.

Благодарности. Авторы благодарят всех добровольцев, принявших участие в данном исследовании, и сотрудников ООО "Евроаналитика" - коммерческого директора Краснощека Артема Геннадьевича и руководителя отдела элементного анализа Середу Андрея Евгеньевича - за содействие в проведении исследования.

Для цитирования: Постников П.В., Орджоникидзе З.Г., Бадтиева В.А., Тюрин И.А., Павлов В.И. Определение кобальта в образцах плазмы крови методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой после перорального приема содержащих кобальт биологически активных добавок к пище // Вопросы питания. 2022. Т. 91, № 6. С. 92-101. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2022-91-6-92-101

Еще начиная с 1940-х гг. соли неорганического кобальта, в основном его хлорид, эффективно использовались в медицинских целях для лечения различных форм анемий [1-3]. Ионы кобальта активируют транскрипционные факторы, индуцируемые гипоксией (HIF), что приводит к увеличению экспрессии гена гормона эритропоэтина, ответственного за выработку эритроцитов, и кислородной емкости крови [4-8]. Более того, ранее эритропоэз-стимулирующую активность 1 МЕ рекомбинантного эритропоэтина сравнивали с биологическим эффектом 5 мкмоль хлорида кобальта [2, 6, 9]. Ввиду того что большие дозы солей кобальта приводили к возникновению серьезных побочных эффектов - острых отравлений и поражений желудочно-кишечного тракта, сердечных аритмий, стимуляции процессов мутагенеза, канцерогенеза за счет образования активных форм кислорода, нарушений в работе щитовидной железы, психических расстройств [10, 11], их применение с начала 1980-х гг. практически прекратилось, а вскоре через несколько лет для клинических целей были одобрены препараты рекомбинантного эритропоэтина [12]. Начиная с 2015 г. кобальт включен в Запрещенный список Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) в соответствии со ст. S2 "Пептидные гормоны, факторы роста, подобные субстанции и миметики" п. 1.2 "Активаторы гипоксия-индуцируемого фактора" [13] из-за потенциальной способности стимулировать процесс эритропоэза и увеличивать аэробную выносливость, однако до сих пор не установлено его пороговое значение в биологических жидкостях.

В естественном состоянии в организме человека кобальт присутствует в виде витамина В12 - кобаламина, имеющего форму хелатного комплекса Co (III). Он практически не вырабатывается в организме, лишь незначительное его количество может синтезироваться микрофлорой кишечника, а поступает с продуктами животного происхождения, при этом добавление его в рацион питания не приводит к увеличению выносливости [14, 15]. В своей химической структуре витамин В12 содержит около 4% кобальта, координационно связанного в виде хелатного комплекса. Суточная потребность организма в витамине В12 в соответствии с МР 2.3.1.0253-21 "Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации" составляет 3 мкг [16], некоторыми авторами оценивается в величину от 3 до 7 мкг [17]. Этими же авторами сообщается, что при обычном рационе питания количество поступившего кобаламина за день составляет около 10-15 мкг, а иногда при употреблении богатых им продуктов даже 50-100 мкг [17]. В США среднее суточное поступление витамина В12 с обычным рационом составляет от 3,8 мкг у женщин до 5,94 мкг у мужчин старше 20 лет [18], а в Европе варьирует от 1,0±1,2 мкг (диета, основанная на растительной пище) до 23,9 мкг [19, 20], в Иране - от 2,6 до 13,1 мкг [21]. По некоторым данным, рекомендованная суточная доза курсового приема витамина В12 составляет от 0,15 до 1 мг [6, 22, 23]. На сегодняшний день он разрешен к применению спортсменами и не рассматривается в качестве запрещенного вещества [13]. Соли же неорганического кобальта как таковые не требуются организму для его нормального функционирования [15], это всегда экзогенные вещества, принимаемые в основном перорально или в виде внутривенных инъекций. Поэтому для современного антидопингового контроля актуальной и важной задачей является дифференциация разрешенного для применения связанного кобальта в форме витамина В12 от приема его солей, запрещенных в спорте, и оценка соотношения концентраций витамина В12 и общего кобальта.

Поскольку кобальт на 90% выводится почками [24], то в большинстве работ, связанных с его идентификацией, в качестве биологической матрицы преимущественно используют мочу [7, 14, 22, 25, 26], в некоторых работах - плазму крови, а в качестве аналитического метода определения - масс-спектрометрию с индуктивно-связанной плазмой (ИСП-МС) [7, 14, 17, 25], высокоэффективную жидкостную хроматографию - тандемную масс-спектрометрию (ВЭЖХ-МС/МС) [27, 28], обладающие высокой чувствительностью и селективностью, или комбинацию этих методов (ВЭЖХ-ИСП-МС) [29, 30]. В ряде статей описаны процедуры определения кобальта в моче и плазме крови лошадей [14, 26, 29, 31]. Несколько работ посвящено изучению эритропоэтических эффектов при приеме низких доз неорганического кобальта [6, 32]. В настоящее время лишь единичные антидопинговые лаборатории ввели определение кобальта в свою методологическую базу.

Сегодня в аптечных сетях предлагается большой выбор различных поливитаминных комплексов и биологически активных добавок к пище (БАД), содержащих в том числе кобальт (II) в небольших количествах, причем ежедневная указанная на упаковках суточная доза составляет около 10 мкг. В нашем исследовании использовали ранее предложенный A. Knoop и соавт. [25] и L.L. Hillyer и соавт. [26] подход для идентификации возможных злоупотреблений солями металла применительно к пероральному приему, основанный на сравнении соотношений концентрации витамина В12 в образцах плазмы крови здоровых добровольцев, измеренной иммунохимически, и концентрации общего кобальта, измеренной методом ИСП-МС.

Цель исследования - разработка подхода по дифференциации кобальта витамина В12, присутствующего в организме в естественном состоянии в виде хелатного комплекса, от приема солей кобальта путем количественного определения и сопоставления уровней витамина В12 и общего кобальта.

Материал и методы

Дизайн исследования. В исследовании приняли участие 9 здоровых добровольцев (женщин и мужчин) в возрасте от 25 до 45 лет, ведущих активный образ жизни и не принимавших в течение 3 последних месяцев никаких иных медикаментов, содержащих витамин В12 или соединения кобальта, 3 из которых принимали 2500 мкг/сут кобаламина ("В-12 1000 mcg", Now Foods, США) (группа сравнения), еще 3 - БАД, содержащую аспарагинат кобальта, из расчета 100 мкг металла в сутки (БАД "Кобальт DS", ООО "В-МИН", Россия), и оставшиеся - витаминно-минеральный комплекс с гептагидратом сульфата кобальта, по 100 мкг/сут в пересчете на чистый элемент (Компливит®, ОАО "Фармстандарт - УфаВИТА", Россия) (группы введения), популярные в России и среди спортсменов. От каждого участника было получено письменное добровольное согласие на участие в исследовании и согласие на использование биологических материалов (венозной крови) в научных целях. Все БАД были приобретены через аптечные сети и доступны для отпуска без рецепта врача. Добровольцы принимали соответствующие биодобавки в одно и то же время после приема пищи в течение 20 дней. Отбор образцов крови осуществляли в начале исследования и на 5, 9, 14 и 20-й день.

Реагенты и материалы. Все необходимые растворы и разведения готовили на деионизированной воде [18,2 мОм, система очистки воды Millipore Milli-Q Integral 5 (Merck-Millipore, США)]; использовали концентрированную азотную кислоту (65%) (Merck, США).

Образцы для исследования. Для исследований отбирали образцы венозной крови добровольцев до и в процессе приема биодобавок, взятые натощак, в вакуумные пробирки объемом 4 мл, 13×75 мм, Vacuette с К2ЭДТА (Greiner Bio-One GmbH, Австрия) согласно правилам сбора образцов крови по программе гематологического модуля биологического паспорта спортсмена (БПС) [33]. Образцы крови центрифугировали (1500 об/мин, 10 мин, Rotixa 50 RS, Hettich Zentrifugen, Германия), весь объем плазмы крови отбирали и замораживали при -20 °C и хранили до проведения исследований. Исследование не противоречит Хельсинкской декларации Европейской медицинской ассоциации [34]. Образцы крови добровольцев отбирали согласно п. 5.3.12.2 Международного стандарта для лабораторий [35].

Определение кобаламина иммунохемилюминесцентным методом в плазме крови. Для определения концентрации витамина В12 в плазме крови использовали набор реагентов для количественного определения витамина В12 иммунохемилюминесцентным методом для иммунохимических анализаторов и модулей Cobas - Elecsys Vitamin B12 II Assay (100 тестов) и калибраторы Elecsys Vitamin B12 II CalSet (Cal1 250 пг/мл и Cal2 1500 пг/мл) (Roche Diagnostics GmbH, Германия) [22]. Объем образцов плазмы крови, взятый для исследований, - 15 мкл. Результаты определяли с помощью 2-точечной калибровочной кривой, полученной для данного прибора, а также референсной калибровки, предоставленной с набором.

Диапазон измеряемых при помощи набора концентраций 150-2000 пг/мл. Более подробное описание количественного определения В12 в образцах плазмы крови можно посмотреть в инструкции к ИФА-набору [36].

Количественное определение общего кобальта в образцах плазмы крови методом ИСП-МС. Содержание кобальта в образце оценивали методом ИСП-МС. Образец плазмы объемом 500 мм3 подвергали минерализации с 2,5 см3 концентрированной азотной кислоты с помощью микроволновой системы разложения MARS-6 (CEM, США). Минерализат переносили в мерную колбу или фалькон объемом 50 см3 (Greiner Bio One GmbH, Австрия) и доводили объем до метки деионизированной водой. Измерения концентрации кобальта в полученном растворе проводили без разбавления, подавая в систему ввода масс-спектрометра с индуктивно-связанной плазмой Varian 810 (Varian, США).

Измерение проводили в режиме "peek-hopping", время интегрирования 0,1 мс. Расчет концентраций проводили в автоматическом режиме с помощью программного обеспечения MS-Expert.

Калибровку проводили по 6 приготовленным растворам в концентрациях 0,01; 0,05; 0,1; 0,5; 5 и 12 мкг/л, коэффициент достоверности аппроксимации был не менее 0,99. Уровень приемлемости получаемого калибровочного значения не более ±5% от заданной концентрации. Для приготовления калибровочных растворов делали серию разведений стандартного раствора IV-ICPMS-71A (содержит элементы Ag, Al, As, B, Ba, Be, Ca, Cd, Ce, Co, Cr, Cs, Cu, Dy, Er, Eu, Fe, Ga, Gd, Ho, K, La, Lu, Mg, Mn, Na, Nd, Ni, P, Pb, Pr, Rb, S, Se, Sm, Sr, Th, Tl, Tm, U, V, Yb, Zn с концентрацией 10 мг/л) (Inorganic Ventures, США) с добавлением 2% азотной кислоты.

Образцами контроля качества (QC) (2 уровня) для оценки правильности и точности проведения анализа служили контроли ClinChek Plasma Control Level 1 and Level 2 (CRM) (Recipe, Германия) Lot 1518 Ref 8883-8885 (срок годности до декабря 2022 г.). Значения для кобальта по паспорту 2,07 (1,66-2,49) мкг/л; 9,22 (7,38-11,1) мкг/мл. Предел количественного определения метода ИСП-МС составляет 2 пг/мл.

Для анализа образцов плазмы крови методом ИСП-МС применяли следующие настройки прибора (табл. 1).

Результаты и обсуждение

Концентрацию общего кобальта и витамина В12 измеряли у всех добровольцев до и в течение приема БАД, как у группы сравнения, принимавших 2500 мкг/сут кобаламина, так и у принимавших кобальт в дозе около 100 мкг/сут. Добровольцы не отмечали никаких побочных эффектов или изменений в состоянии здоровья в течение 20-дневного периода исследований. В качестве матрицы определения брали плазму крови, несмотря на то, что в плазме содержится меньшая концентрация кобальта, чем в моче. По данным литературы, после единичного внутривенного введения неорганического кобальта взрослым уже 40% элемента экскретируется с мочой в течение 6-12 ч и 70-75% в течение недели [2, 18, 37]. Ионы Со2+ в плазме связываются с альбуминами, период полувыведения которых составляет около 20 дней, что, по всей вероятности, может увеличить окно детекции [18, 38]. В нескольких научных работах приводятся данные, что фоновые концентрации кобальта в крови людей, не принимавших содержащих этот микроэлемент БАД или его солей, колеблются в диапазоне от 100 до 400 пг/мл [18, 39], однако могут меняться в зависимости от географического положения в сторону уменьшения. Медиана концентрации Co2+ в образцах плазмы участников данного исследования составила до приема 131,3 пг/мл, ближе к нижней границе приведенного интервала.

По некоторым данным, референсные значения витамина В12 в крови варьируют от 150 до 600 пг/мл [40] при регулярном сбалансированном питании, приводятся данные, что концентрации свыше 300 пг/мл свидетельствуют об оптимальной обеспеченности [41]. В нашем исследовании не учитывался пол добровольцев, их индекс массы тела и регулярность приема пищи, что также могло повлиять на измеренные концентрации кобаламина [40, 42]. На уровни кобаламина также может влиять прием оральных контрацептивов у женщин [43]. Медиана концентрации витамина В12 в плазме крови до приема БАД была 287,2 пг/мл, т.е. все значения находились внутри референсного интервала.

В табл. 2 приведены данные об измеренных концентрациях витамина В12 до и в течение приема БАД. В процессе перорального приема 2500 мкг/сут кобаламина на 5-й день концентрация его в плазме добровольцев увеличилась в 3,1-3,6 раза, на 9-й день - в 4,9-5,4 раза, на 14-й день - в 5,9-7,2 раза и на 20-й день - в 6,5-8,4 раза. При этом концентрации общего кобальта в этих же образцах крови не увеличились даже в 1,5 раза, т.е. остались практически неизменными по отношению к уровню Co2+ до приема (изменения в 1,1-1,4 раза).

Таким образом, концентрация кобаламина в образцах плазмы крови участников исследований к 20-му дню приема комплекса, содержащего витамин В12, выросла в среднем в 7,5 раза (1847,1±122,6 пг/мл) по сравнению с исходными значениями (0 день).

В процессе перорального приема Со-содержащих БАД наблюдалась обратная картина. В табл. 3 приведены данные об измеренных концентрациях общего кобальта в плазме крови всех добровольцев до и в течение приема соответствующих БАД.

При пероральном приеме добровольцами кобальта в дозе около 100 мкг/сут его концентрация в плазме крови на 5-й день варьировала от 289,3 до 376,4 пг/мл в группе введения 2 и от 216,6 до 269,3 пг/мл в группе введения 1, на 20-й день - от 713,8 до 927,5 пг/мл и от 457,6 до 549,5 пг/мл соответственно. Таким образом, в первом случае содержание Co2+ в плазме к 20-му дню увеличилось в среднем в 6,7 раза от исходного значения 845,03±114,9 пг/мл (см. табл. 3, выделено полужирным), во втором случае в среднем в 4,0 раза - 497,9±45,0 пг/мл (см. табл. 3, выделено курсивом) по сравнению с 0-м днем. При этом концентрации витамина В12 в образцах этих же добровольцев остались практически на исходном уровне к 20-му дню приема микроэлемента (увеличение составило в среднем 1,1 раза, см. табл. 2).

В ряде случаев у некоторых участников исследования наблюдалось некоторое незначительное снижение концентрации общего кобальта в течение приема БАД, например, у добровольцев 2 и 9 на 9-й день отбора крови. Такие колебания могут объясняться несколькими факторами. J. Edel с соавт. [44] и S.M. Morsy и соавт. [45] показали, что способ введения и количество вводимого кобальта сильно влияет на распределение и скорость выведения металла из организма. Кроме того, на уровни кобальта в плазме сильно влияет степень его абсорбции в желудочно-кишечном тракте, которая, по некоторым данным, составляет около 25% от принимаемой дозы с большими индивидуальными вариациями от 5 до 97% [21, 46]. K.R. Paley и соавт. [47] продемонстрировали, что абсорбция элемента значительно возрастает после приема пищи, а также зависит от времени приема и растворимости соединения. L.O. Simonsen и соавт. [48], основываясь на своих радиологических исследованиях, показали, что Со2+ может необратимо поглощаться эритроцитами крови с ограниченной скоростью, поэтому не исключено накопление элемента в плохо перфузируемых тканях, таких как костная или жировая. Эти факторы в нашей работе не учитывали, хотя все участники и принимали Со-содержащие БАД после приема пищи в одно и то же время.

На рис. 1 и 2 наглядно изображены графические зависимости концентраций витамина В12 и общего кобальта от количества дней приема вышеупомянутых БАД.

Основываясь на полученных данных, можно сделать следующие выводы: при приеме кобаламина, разрешенного в спорте, в терапевтической дозе 2500 мкг/сут не происходит увеличения концентрации общего кобальта в плазме крови (в 1,1 раза от исходного значения на 20-й день приема), в то время как при потреблении БАД, содержащих соли Со2+, при неизменном уровне витамина В12 фиксируется увеличение концентрации микроэлемента в 4,0 раза при приеме аспарагината и в 6,7 раза в случае сульфата. Данный факт может выступать в качестве маркера злоупотребления соединениями кобальта в антидопинговом контроле. Немаловажным представляется регулярный мониторинг уровней витамина В12 и общего кобальта в крови спортсменов и включения этих показателей в программу гематологического модуля БПС [31]. При подозрительном увеличении в несколько раз концентрации Со2+ на фоне неизменного содержания кобаламина в качестве подтверждающего метода анализа может быть использован ВЭЖХ-ИСП-МС, позволяющий дифференцировать Со2+ от витамина В12 за счет различных времен удерживания (около 0,5 мин и 1,5 мин соответственно) [20], или метод ВЭЖХ-МС/МС [25], адаптированный для анализа плазмы крови. При этом для подтверждающего испытания может также потребоваться отбор дополнительных образцов мочи спортсменов и проведение соответствующих процедур по методикам, предложенным авторами.

Заключение

Несмотря на то что на сегодняшний момент ВАДА пока не установлено пороговое значение для концентрации кобальта в плазме, количественное определение и сопоставление уровней витамин В12/общий кобальт может выступать в качестве важного маркера допинга Со2+. Исследование было ограничено приемом только 1 комплекса, содержащего витамин В12, и 2 популярных в России БАД, имеющих в составе соли кобальта. Отдельно следует отметить, что мониторинг концентраций витамин В12/Со2+ в долгосрочной перспективе, подобно отслеживанию гематологических параметров по программе БПС, позволит своевременно идентифицировать подозрительное увеличение содержания общего кобальта в крови спортсменов, что будет востребовано в рутинной практике современного антидопингового контроля.

Литература

1. Robinson J.C., James G.W. III, Kark R.M. The effect of oral therapy with cobaltous chloride on the blood of patients suffering with chronic suppurative infection // N. Engl. J. Med. 1949. Vol. 240. Abstr. 749.

2. Ebert B., Jelkmann W. Intolerability of cobalt salt as erythropoietic agent // Drug Test. Anal. 2014. Vol. 6, N 3. P. 185-189. DOI: https://doi.org/10.1002/dta.1528

3. Пронина И.В., Мочалова Е.С., Ефимова Ю.А., Постников П.В. Биологические функции кобальта, токсикология и обнаружение в антидопинговом контроле // Тонкие химические технологии. 2021. Т. 16, № 4. С. 318-336. DOI: https://doi.org/10.32362/2410-6593-2021-16-4-318-336

4. Beuck S., Schanzer W., Thevis M. Hypoxia-inducible factor stabilizers and other small-molecule erythropoiesis-stimulating agents in current and preventive doping analysis // Drug Test. Anal. 2012. Vol. 4, N 11. 830-845. DOI: https://doi.org/10.1002/dta.390

5. Dery M.-A.C., Michaud M.D., Richard D.E. Hypoxia-inducible factor 1: regulation by hypoxic and non-hypoxic activators // Int. J. Biochem. Cell Biol. 2005. Vol. 37. 535-540. DOI: https://doi.org/10.1016/j.biocel.2004.08.012

6. Hoffmeister T., Schwenke D., Wachsmuth N., Krug O., Thevis M., Byrnes W.C., Schmidt W.F.J. Erythropoietic effects of low-dose cobalt application // Drug Test. Anal. 2019. Vol. 11, N 2. P. 200-207. DOI: https://doi.org/10.1002/dta.2478

7. Krug O., Kutscher D., Piper T., Geyer H., Schänzer W., Thevis M. Quantifying cobalt in doping control urine samples - a pilot study // Drug Test. Anal. 2014. Vol. 6, N 11-12. P. 1186-1190. DOI: https://doi.org/10.1002/dta.1694

8. Lippi G., Franchini M., Guidi G.C. Cobalt chloride administration in athletes: a new perspective in blood doping? // Br. J. Sports Med. 2005. Vol. 39, N 11. P. 872-873. https://doi.org/10.1136/bjsm.2005.019232

9. Jelkmann W. Efficacy of recombinant erythropoietins: Is there unity of international units? // Nephrol. Dial. Transplant. 2009. Vol. 24, N 5. P. 1366-1368. DOI: https://doi.org/10.1093/ndt/gfp058

10. Finley B.L., Monnot A.D., Paustenbach D.J., Gaffney S.H. Derivation of a chronic oral reference dose for cobalt // Regul. Toxicol. Pharmacol. 2012. Vol. 64, N 3. P. 491-503. DOI: https://doi.org/10.1016/j.yrtph.2012.08.022

11. Kriss J.P., Carnes W.H., Gross R.T. Hypothyroidism and thyroid hyperplasia in patients treated with cobalt // JAMA. 1955. Vol. 157, N 2. P. 117-121. DOI: https://doi.org/10.1001/jama.1955.02950190017004

12. Catlin D.H., Hatton C.K., Lasne F. Abuse of recombinant erythropoietins by athletes // Erythropoietins and Erythropoiesis: Molecular, Cellular, Preclinical, and Clinical Biology / eds G. Molineux, M.A. Foote, S.G. Elliott. Basel, 2006. P. 205-227. DOI: https://doi.org/10.1007/3-7643-7543-4_13

13. Запрещенный список Всемирного антидопингового агентства [Электронный ресурс]. URL: http://www.rusathletics.com/img/files/docs/ant/prohibited_list_2015.pdf (дата обращения 10.08.2022)

14. Ho E.N.M., Chan G.H.M., Wan T.S.M., Curl P., Riggs C.M., Hurley M.J. et al. Controlling the misuse of cobalt in horses // Drug Test. Anal. 2015. Vol. 7, N 1. P. 21-30. DOI: http://doi.wiley.com/10.1002/dta.1719

15. Jelkmann W. The disparate roles of cobalt in erythropoiesis, and doping relevance // Open J. Hematol. 2012. Vol. 3. P. 1-9. DOI: https://doi.org/10.13055/OJHMT_3_1_6.121211

16. Попова А.Ю., Тутельян В.А., Никитюк Д.Б. О новых (2021) Нормах физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации // Вопросы питания. 2021. Т 90, № 4. С. 6-19. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2021-90-4-6-19

17. Перекатова Т.Н., Остроумова М.Н. Еще раз о дефиците витамина В12 // Клиническая oнкогематология. 2009. Т. 2, № 2. С. 185-195.

18. URL: https://ods.od.nih.gov/factsheets/VitaminB12-HealthProfessional/

19. Bor V.M., Lydeking-Olsen E., Moller J., Nexo E. A daily intake of approximately 6 μg vitamin B-12 appears to saturate all the vitamin B-12-related variables in Danish postmenopausal women // Am. J. Clin. Nutr. 2006. Vol. 83, N 1. P. 52-58. DOI: https://doi.org/10.1093/ajcn/83.1.52

20. Dressler J., Storz M.A., Müller C., Kandil F.I., Kessler C.S., Michalsen A. et al. Does a plant-based diet stand out for its favorable composition for heart health? Dietary intake data from a randomized controlled trial // Nutrients. 2022. Vol. 14, N 21. Abstr. 4597. DOI: https://doi.org/10.3390/nu14214597

21. Darand M., Hassanizadeh S., Martami F., Shams-Rad S., Mirzaei M., Hosseinzadeh M. The association between B vitamins and the risk of COVID-19 // Br. J. Nutr. 2022. Nov 9. P. 1-26. DOI: https://doi.org/10.1017/S0007114522003075

22. Thevis M., Krug O., Piper T., Geyer H., Schanzer W. Solutions advertised as erythropoiesis-stimulating products were found to contain undeclared cobalt and nickel species // Int. J. Sports Med. 2016. Vol. 37, N 1. P. 82-84. DOI: https://doi.org/10.1055/s-0035-1569350

23. Tvermoes B.E., Finley B.L., Unice K.M., Otani J.M., Paustenbach D.J., Galbraith D.A. Cobalt whole blood concentrations in healthy adult male volunteers following two-weeks of ingesting a cobalt supplement // Food Chem. Toxicol. 2013. Vol. 53. P. 432-439. DOI: https://doi.org/10.1016/j.fct.2012.11.033

24. Taylor A., Marks V. Cobalt: a review // J. Hum. Nutr. 1978. Vol. 32, N 3. P. 165-177. DOI: https://doi.org/10.3109/09637487809144525

25. Knoop A., Görgens C., Geyer H., Thevis M. Elevated urinary cobalt concentrations identified in routine doping controls can originate from vitamin B12 // Rapid Commun. Mass Spectrom. 2020. Vol. 34, N 7. Abstr. e8649. DOI: https://doi.org/10.1002/rcm.8649

26. Hillyer L.L., Ridd Z., Fenwick S., Hincks P., Paine S.W. Pharmacokinetics of inorganic cobalt and a vitamin B12 supplement in the Thoroughbred horse: differentiating cobalt abuse from supplementation // Equine Vet. J. 2018. Vol. 50, N 3. P. 343-349. DOI: https://doi.org/10.1111/evj.12774

27. Sobolevsky T., Ahrens B. Measurement of urinary cobalt as its complex with 2-(5-chloro-2-pyridylazo)-5-diethylaminophenol by liquid chromatography-tandem mass spectrometry for the purpose of anti-doping control // Drug Test. Anal. 2021. Vol. 13, N 6. P. 1145-1157. DOI: https://doi.org/10.1002/dta.3004

28. Minakata K., Suzuki M., Suzuki O. Application of electrospray ionization tandem mass spectrometry for the rapid and sensitive determination of cobalt in urine // Anal. Chim. Acta. 2008. Vol. 614, N 2. P. 161-164. DOI: https://doi.org/10.1016/j.aca.2008.03.043

29. Wenzel R., Major D., Hesp K., Doble P. Determination of vitamin B12 in equine urine by liquid chromatography - inductively coupled - plasma mass spectrometry // J. Trace Elem. Med. Biol. 2018. Vol. 50. P. 634-639. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jtemb.2018.05.005

30. Knoop A., Planitz P., Wüst B., Thevis M. Analysis of cobalt for human sports drug testing purposes using ICP- and LC-ICP-MS // Drug Test. Anal. 2020. Vol. 12. P. 1666-1672. DOI: https://doi.org/10.1002/dta.2962

31. Popot M.A., Ho E.N.M., Stojiljkovic N., Bagilet F., Remy P., Maciejewski P. et al. Interlaboratory trial for the measurement of total cobalt in equine urine and plasma by ICP-MS // Drug Test. Anal. 2017. Vol. 9. P. 1400-1406. DOI: https://doi.org/10.1002/dta.2191

32. Hoffmeister T., Schwenke D., Krug O., Wachsmuth N., Geyer H., Thevis M. et al. Effects of 3 weeks of oral low-dose cobalt on hemoglobin mass and aerobic performance // Front. Physiol. 2018. Vol. 9. Absr. 1289. DOI: https://doi.org/10.3389/fphys.2018.01289

33. Руководство ВАДА по биологическому паспорту спортсмена [Электронный ресурс]. URL: https://www.wada-ama.org/sites/default/files/resources/files/guidelines_abp_v8_final.pdf (дата обращения: 15.08.2022)

34. Хельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации [Электронный ресурс]. URL: http://acto-russia.org/index.php?option=com_content&task=view&id=21 (дата: обращения 15.08.2022)

35. Международный стандарт для лабораторий [Электронный ресурс]. URL: https://www.wada-ama.org/sites/default/files/resources/files/isl_2021.pdf (дата обращения: 24 апреля 2022)

36. Инструкция к набору для иммунохемилюминесцентного определения витамина В12 [Электронный ресурс]. URL: https://www.accessdata.fda.gov/cdrh_docs/pdf15/K151786.pdf (дата обращения: 06.06.2022)

37. Smith T., Edmonds C.J., Barnaby C.F. Absorption and retention of cobalt in man by whole-body counting // Health Phys. 1972. Vol. 22, N 4. P. 359-367. DOI: https://doi.org/10.1097/00004032-197204000-00007

38. Coverdale J.P.C., Katundu K.G.H., Sobczak A.I.S., Arya S., Blindauer C.A., Stewart A.J. Ischemia-modified albumin: crosstalk between fatty acid and cobalt binding // Prostaglandins Leukot. Essent. Fatty Acids. 2018. Vol. 135. P. 147-157. DOI: https://doi.org/10.1016/j.plefa.2018.07.014

39. Ramos P., Pinto E., Santos A., Almeida A. Reference values for trace element levels in the human brain: a systematic review of the literature // J. Trace Elem. Med. Biol. 2021. Vol. 66. Article ID 126745. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jtemb.2021.126745

40. Baart A.M., Balvers M.G.J., de Vries J.H.M., Ten Haaf D.S.M., Hopman M.T.E., Klein Gunnewiek J.M.T. Relationship between intake and plasma concentrations of vitamin B12 and folate in 873 adults with a physically active lifestyle: a cross-sectional study // J. Hum. Nutr. Diet. 2021. Vol. 34, N 2. P. 324-333. DOI: https://doi.org/10.1111/jhn.12814

41. Ströhle A., Richter M., González-Gross M., Neuhäuser-Berthold M., Wagner K.H., Leschik-Bonnet E. et al.; German Nutrition Society (DGE). The revised D-A-CH-reference values for the intake of vitamin B12: prevention of deficiency and beyond // Mol. Nutr. Food Res. 2019. Vol. 63, N 6. Article ID e1801178. DOI: https://doi.org/10.1002/mnfr.201801178

42. Weggemans R.M., de Groot L.C., Haller J. Factors related to plasma folate and vitamin B12. The SENECA study // Int. J. Food Sci. Nutr. 1997. Vol. 48. P. 141-150. DOI: https://doi.org/10.3109/09637489709006974

43. Susanna F., Zighetti M.L., Bucciarelli P., Cugno M., Cattaneo M. Blood levels of homocysteine, folate, vitamin B6 and B12 in women using oral contraceptives compared to non-users // Thromb. Res. 2003. Vol. 112. P. 37-41. DOI: https://doi.org/10.1016/j.thromres.2003.11.007

44. Edel J., Pozzi G., Sabbioni E., Pietra R., Devos S. Metabolic and toxicological studies on cobalt // Sci. Total Environ. 1994. Vol. 150, N 1-3. P. 233-244. DOI: https://doi.org/10.1016/0048-9697(94)90159-7

45. Morsy S.M., el-Assaly F.M. Body elimination rates of 134CS, 60Co and 203Hg // Health Phys. 1970. Vol. 19. P. 769-773. DOI: https://doi.org/10.1097/00004032-197012000-00007

46. Christensen J.M., Poulsen O.M., Thomsen M. A short-term cross-over study on oral administration of soluble and insoluble cobalt compounds: sex differences in biological levels // Int. Arch. Occup. Environ. Health. 1993. Vol. 65. P. 233-240. DOI: https://doi.org/10.1007/BF00381196

47. Paley K.R., Sussman E.S. Absorption of radioactive cobaltous chloride in human subjects // Metabolism. 1963. Vol. 12. P. 975-982.

48. Simonsen L.O., Brown A.M., Harbak H., Kristensen B., Bennekou P. Cobalt uptake and binding in human red blood cells // Blood Cells Mol. Dis. 2011. Vol. 46, N 4. P. 266-276. DOI: https://doi.org/10.1016/j.bcmd.2011.02.009

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Вскрытие
Медицина сегодня
IX Междисциплинарная международная конференция: "Актуальные вопросы микрохирургии". Памяти Н.О. Миланова.

Приветствуем вас в новом 2023 году, который мы встретили с надеждой и неизменно с планами на будущее! Традиционно в феврале ученики Николая Олеговича Миланова, сотрудники основанной им кафедры в Сеченовском Университете, планируют проведение уже девятой мемориальной...

Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах

Уважаемые коллеги! 10.02.2023 состоится Совместный научно-образовательный симпозиум Национальной Ассоциации по тромбозу и гемостазу и ФГБНУ "Научный центр неврологии" "Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах". Начало регистрации в...

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ!

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ! Успешно продолжается образовательная работа общероссийского проекта "Школы РОАГ". Очередная встреча пройдет 9-10 февраля в онлайн-формате и объединит врачей Иркутска, Кемерово, а также...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»