Анализ мировых трендов использования цельнозерновой продукции в питании населения

Резюме

В последние годы в мире отмечен рост интереса к пищевым продуктам с цельнозерновым компонентом, расширяется число научных исследований, подтверждающих их широкий функциональный потенциал и значение в профилактике хронических неинфекционных заболеваний. При этом согласованной позиции по определению понятия цельнозерновой продукции и оптимальному уровню ее потребления в мире не сформировано, а положения, закрепленные в национальных регламентах, достаточно противоречивы. В отечественной практике требования к цельнозерновым продуктам (ЦЗП), а также рекомендации по их использованию в питании не представлены.

Цель исследования - анализ международного опыта использования цельнозерновой продукции в питании населения.

Материал и методы. Обзор сделан на основе анализа публикаций, представленных в базах данных PubMed, Scopus, Food Science, Technology Abstracts, преимущественно за последние 10 лет.

Результаты. В статье обсуждаются вопросы использования ЦЗП в питании населения и их роль в профилактике неинфекционных заболеваний. Приведены результаты научных исследований, демонстрирующие положительный опыт использования ЦЗП в предупреждение развития ожирения, сахарного диабета 2 типа, сердечно-сосудистой патологии. Представлены актуальные на сегодняшний день диетологические рекомендации по уровню потребления ЦЗП в мире, а также приверженность им населения. Рассмотрены проблемы идентификации цельнозерновой продукции и ее маркировки.

Заключение. Несмотря на то что интерес к ЦЗП возрастает во всем мире, уровень их потребления остается недостаточным для реализации имеющегося потенциала. Решением проблемы может служить достижение консенсуса в отношении цельнозерновой продукции с участием научных сообществ и представителей пищевой индустрии, а также повышение информированности населения о пользе ЦЗП.

Ключевые слова:питание; цельнозерновые продукты; здоровое питание; неинфекционные заболевания

Финансирование. Научно-исследовательская работа по подготовке рукописи проведена за счет средств субсидии на выполнение государственного задания в рамках Программы фундаментальных научных исследований Российской академии наук на 2022-2024 гг. (тема FGMF-2022-0007).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция исследования - Пырьева Е.А.; сбор данных - Гурченкова М.А.; написание текста - все авторы; редактирование - Пырьева Е.А., Сафронова А.И.; утверждение окончательного варианта статьи, ответственность за целостность всех частей статьи - все авторы.

Для цитирования: Пырьева Е.А., Сафронова А.И., Гурченкова М.А. Анализ мировых трендов использования цельнозерновой продукции в питании населения // Вопросы питания. 2023. Т. 92, № 6. С. 38-44. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2023-92-6-38-44

Глобальной медико-социальной задачей современного общества является снижение распространения неинфекционных заболеваний (НИЗ), с которыми ассоциировано более 50% случаев смертности во всем мире. Ключевая роль в профилактике НИЗ отводится фактору питания, совершенствованию структуры питания населения.

В этой связи интерес представляет цельнозерновая продукция, обладающая широким функциональным потенциалом. Представлены многочисленные доказательства способности регулярного потребления цельнозерновых продуктов (ЦЗП) улучшать показатели здоровья человека, оказывать протективное действие относительно ожирения, сахарного диабета 2 типа, кардиоваскулярной и онкологической патологии (толстая кишка/колоректальный рак) [1-3]. Результатом является неуклонный рост интереса к ЦЗП в мире, расширение ее ассортимента. К 2023 г. на рынке 65 стран присутствует более 13 000 продуктов, имеющих в составе цельное зерно. Маркировка ЦЗП используется в 61 государстве, включая Китай [4].

Согласно результатам опроса потребителей ЦЗП, проведенного в рамках исследования Международного совета по информации о продуктах питания (International Food Information Council - IFIC), большинство респондентов в качестве причины выбора продуктов с цельнозерновым компонентом указали на ожидаемое улучшение состояния здоровья, причем 53% имели в виду деятельность сердечно-сосудистой системы, 42% - контроль массы тела, 35% - пищеварение и функции кишечника, 34% - иммунные функции, а 33% - общеукрепляющий эффект. При этом почти 90% респондентов хотели бы иметь больше информации о роли ЦЗП в питании [4]. Рост производства ЦЗП отмечен и в Российской Федерации, внедряются новые продукты с цельнозерновыми компонентами, разработан проект ГОСТ Р "Российская система качества. Изделия хлебобулочные с добавлением зерна и продуктов его переработки", имеющий информационный характер [5, 6]. При этом в отечественной практике не сформированы требования к цельнозерновому сырью и уровню цельнозернового компонента в хлебобулочной продукции, выпускаемой под маркой "цельнозерновая", не изучены вопросы потребления ЦЗП. Маркировка "цельнозерновой" на российском рынке питания не дает представления о количестве цельнозернового компонента в составе продукта. В связи с этим представляет интерес анализ практик использования цельного зерна в питании населения, реализуемых в мире, а также вопросы регулирования в области применения цельнозерновой продукции.

Цель исследования - анализ международного опыта использования цельнозерновой продукции в питании населения.

Материал и методы

Обзор сделан на основе анализа публикаций, представленных в базах данных PubMed, Scopus, Food Science, Technology Abstracts, преимущественно за последние 10 лет.

Эффективность цельнозерновой продукции в питании

В литературе имеются многочисленные указания на эффективность ЦЗП в обеспечении контроля потребления энергии с пищей [7-10].

Физиологическим эффектам ЦЗП был посвящен метаанализ, включивший результаты 36 рандомизированных контролируемых исследований, направленных на изучение связи фактического потребления пищи и аппетита с уровнем потребления ЦЗП (использованы базы PubMed, Scopus, Food Science, Technology Abstracts) [7]. В 32 рандомизированных контролируемых исследованиях подтверждено, что потребление ЦЗП оказывает существенное влияние на аппетит и таким образом обратно коррелирует с риском формирования избыточной массы тела. Показана способность ЦЗП снижать чувство голода и обеспечивать более длительное насыщение по сравнению с продуктами из рафинированных злаковых. В отдельных исследованиях отмечена позитивная динамика массы тела и состава тела на фоне использования ЦЗП, которое коррелировало с изменением потребления энергии. В числе механизмов действия рассматривается ферментация клетчатки кишечной микробиотой с образованием короткоцепочечных жирных кислот, способных влиять на аппетит и потребление энергии [7, 11-13].

В исследовании, проведенном в Великобритании с участием 5496 человек, оценили влияние ЦЗП на метаболические параметры организма: уровень С-реактивного белка, сывороточного инсулина, глюкозы, а также на индекс инсулинорезистентности (HOMA) и глюкозотолерантный тест [14]. Результаты подтвердили обратную корреляцию между количеством ЦЗП в рационе и ожирением, сахарным диабетом (впервые выявленным), инсулинорезистентностью, воспалительными реакциями [3, 14].

Установлен дозозависимый эффект потребления ЦЗП относительно кардиоваскулярных рисков. Согласно анализу 7 проспективных когортных исследований из базы MEDLINE у лиц с факторами риска развития сердечно-сосудистых заболеваний большее количество ЦЗП в рационе (в среднем за сутки 2,5 порции против 0,2 порции) было сопряжено с меньшей (на 21%) частотой сердечно-сосудистой патологии [3].

Аналогично в метаанализе, включившем 45 исследований (64 публикации), показано, что ежедневное употребление 90 г ЦЗП (эквивалентно 3 порциям) приводит к снижению рисков развития ишемической болезни сердца, инсульта, сахарного диабета и в целом сердечно-сосудистых заболеваний, а также смертности от всех причин [15].

Предполагается, что эффекты ЦЗП обеспечиваются синергетическим действием присутствующих в них пищевых волокон, микроэлементов, фитохимических соединений, однако конкретные механизмы до настоящего времени не установлены. Очевидны пути реализации положительных эффектов: снижение нагрузки на инсулярный аппарат, модификация воспалительных реакций и профиля липидов в крови, оптимизация антиоксидантного статуса и иммунных функций [16].

Влияние способа переработки зерна на пищевую ценность зерновых продуктов

Пищевая ценность зерновых связана с присутствием широкого спектра пищевых веществ, в числе которых углеводы, растительный белок, пищевые волокна, ряд витаминов, минеральных веществ и биологически активные соединения (фенолы, каротиноиды, стеролы и др.). Выделены специфические для отдельных злаков субстанции с доказанной функциональной активностью: β-оризанол в рисе, авенантрамид, авенакозиды, сапонины в овсе; β-глюканы в овсе и ячмене, алкилрезорцин во ржи [17].

Однако распределение нутриентов в зерне неравномерно. Во внешней оболочке - отрубях (удельный вес 10-14%) - сконцентрированы клетчатка, витамины, минеральные вещества; в зародыше (2,5-3%) - липиды, микроэлементы; в эндосперме (80-85%) - крахмал и лишь небольшое количество белка и витаминов [2].

Глубокая переработка зерновых, доминирующая в современном промышленном производстве, сопровождается потерей важнейших компонентов исходного сырья, поскольку сохраняется преимущественно эндосперм. Известно, что в результате сохранность клетчатки составляет 42%, магния - 17%, цинка - 21%, железа - 20%, витамина В1 - 17%, витамина Е - 21%. Потери затрагивают фенольные соединения, каротиноиды, которые могут превышать соответственно 80 и 60% [18].

Нельзя не отметить достоинства рафинирования зерновых продуктов: высокие органолептические качества, высокая биодоступность ряда пищевых веществ (в первую очередь белка), длительные сроки хранения (за счет уничтожения микробных контаминантов). Развивающиеся сегодня технологические подходы к экструзии позволяют влиять на пищевую ценность экструдатов, контролировать гликемический индекс (образование резистентного крахмала), содержание антипитательных факторов [19].

Потребление цельнозерновых продуктов в мире

Несмотря на очевидные преимущества включения ЦЗП в рацион питания, востребованность их населением остается невысокой. Большинство потребителей отдает предпочтение продуктам из рафинированных зерновых, обладающих более низкой пищевой ценностью, но хорошей органолептикой и доступной стоимостью.

Рекомендации по потреблению ЦЗП имеют существенные национальные различия, варьируя от "количественных" (количество грамм ЦЗП в день) и "полуколичественных" (количество порций злаковых продуктов в день, в которых должен присутствовать цельнозерновой компонент), до качественных (указание на важность включения ЦЗП в рацион питания) (см. таблицу). Порция соответствует 1 ломтику хлеба; 1/2 стакана отварного риса, макарон или лапши; 1/2 стакана каши; 2/3 стакана зерновых хлопьев или 1/4 чашки мюсли [20, 21].

Среднее ежедневное потребление цельнозерновых взрослым населением в мире колеблется от 9 г в Таиланде до 58 г в Швеции. В большинстве стран, несмотря на имеющиеся рекомендации, реальный уровень использования ЦЗП существенно ниже. Так, в странах Европы среднее ежедневное потребление цельнозерновых взрослым населением не превышает 16 г во Франции и Италии, 20 г в Великобритании и 27 г в Ирландии. В США уровень потребления ЦЗП 16 г, а в Австралии - 21 г. В числе лидеров - скандинавские государства (Норвегия, Дания, Швеция), население которых включает в питание ежедневно 41-58 г цельнозерновых [22].

Следует отметить сложности изучения потребления ЦЗП, связанные с различиями в дефинициях и методологии сбора информации о питании населения. Многие исследователи представляют данные о ЦЗП, однако содержание цельного зерна в них широко варьирует.

Регуляторные аспекты применения цельнозерновых продуктов

Перспективы расширения производства пищевой продукции с включением цельнозерновых ингредиентов связывают с решением глобальных вопросов по ее использованию и в первую очередь - достижение консенсуса по определению понятия ЦЗП и его маркировке.

Даже внутри Европейского союза требования к позиционированию продукции в качестве цельнозерновой имеют широкий диапазон: от количества цельнозерновых ингредиентов, приходящегося на порцию, до процентного содержания цельного зерна в пищевом продукте. Кроме того, разработанные руководства и кодексы от промышленных организаций, консорциумов относительно ЦЗП носят рекомендательный характер.

На 6-м Международном саммите по ЦЗП (13-15 ноября 2017 г., Вена) были определены ключевые цели и действия, способствующие увеличению их потребления в рамках глобальной "Инициативы по цельному зерну" (Whole Grain Initiative). Согласование понятия ЦЗП выделено приоритетом для обсуждения, однако вопрос до настоящего времени остается открытым.

Международная ассоциация химии злаков (ААССI) позиционирует, что ЦЗП должны состоять из неповрежденных, измельченных, дробленых или плющеных хлопьев зерновых, основные анатомические компоненты которых (крахмалистый эндосперм, зародыш и оболочка зерна) присутствуют в тех же пропорциях, что и в нативных зерновых. Допускаются небольшие потери компонентов в процессе обработки, но они должны составлять менее 2% зерна или менее 10% отрубей [23].

Согласно решению Глобальной рабочей группы по дефинициям цельного зерна (WGI Global Working Group on Whole Grain Definitions) "цельнозерновой продукт" должен содержать не менее 50% цельнозерновых ингредиентов в сухом продукте. Продукты, содержащие минимум 25% цельнозерновых ингредиентов в сухом продукте, могут иметь указание на наличие цельного зерна на упаковке, но не могут быть обозначены как цельнозерновые [25].

При этом в соответствии с позицией Консорциума HEALTHGRAIN в Европейском союзе (некоммерческого консорциума ученых и представителей промышленности, работающих с зерновыми продуктами) продукт может считаться цельнозерновым, если в его состав входит не менее 30% цельнозерновых ингредиентов в целом и содержится больше цельного зерна, чем рафинированных зерновых ингредиентов в сухом продукте [15, 23].

Сегодня в мире недостаточно законодательных решений и по маркировке ЦЗП. Согласно позиции Whole Grain Initiative при маркировке рекомендовано указывать процент цельного зерна от всех зерновых компонентов и количество цельного зерна на порцию или на 100 г.

В некоторых странах выделены группы ЦЗП, которые должны состоять полностью или почти полностью из цельного зерна. В Нидерландах на законодательном уровне цельнозерновой хлеб должен состоять на 100% из цельнозерновой муки, и минимум 90% цельнозерновых ингредиентов должно присутствовать в нем по положению в Германии. Скандинавские страны (Норвегия, Дания, Швеция) согласовали, что в однокомпонентных продуктах из муки (зерна) должно быть 100% цельнозернового компонента, тогда как в продуктах сложного состава - более 50% цельнозерновых ингредиентов (51% и более) в пересчете на сухое вещество. Также разрешено заявлять о пользе цельного зерна, если его присутствие в составе продукта составляет не менее 50% на сухой продукт [25].

Несмотря на отсутствие официальных требований, ассоциация производителей французской бисквитной продукции согласовала рекомендации по содержанию цельного зерна для своих изделий: 15-39% цельного зерна в пересчете на общую массу ингредиентов для заявления "источник цельного зерна" и 40% - для вынесения клейма "богато цельным зерном" [23].

В Тайване производителям разрешено выносить клеймо "цельнозерновой продукт" при наличии в его составе 51% и более цельных зерен в сухом продукте [25, 26].

В нормативном документе Малайзии предусмотрено определение ЦЗП для конкретных видов продуктов: 100% цельнозерновых ингредиентов обязательно для пшеничной, рисовой муки и риса, 60% цельного зерна - для хлеба и 25% цельнозерновых ингредиентов или 8 г на порцию - для других продуктов [27].

Американский Совет Oldways по цельнозерновым (Oldways Whole Grains Council) разработал цельнозерновую марку для решения проблемы идентификации ЦЗП. Для указаний на продукте "50% цельного зерна" продукты должны содержать не менее 8 г цельного зерна на порцию и не менее 50% зерновых ингредиентов должны быть цельнозерновыми. За клеймо "100%" продукты должны содержать минимум 16 г цельных зерен на порцию и все зерновые ингредиенты должны быть из цельного зерна [28].

Заключение

Во всем мире отмечается рост интереса к цельнозерновой продукции как среди производителей, так и среди потребителей. ЦЗП обладают широким спектром функциональной активности и при определенном уровне потребления могут рассматриваться как фактор профилактики НИЗ. Рекомендации по включению продукции с цельнозерновым компонентом в питание населения сформированы во многих странах мира. Согласно требованиям к школьному питанию в Европе и США на долю ЦЗП должно приходиться не менее половины всех зерновых в рационе. Однако в целом вопрос об оптимальном количестве ЦЗП в питании населения остается открытым. Исследователи единодушны относительно необходимости расширения доказательной базы по использованию ЦЗП и совершенствованию методик оценки ее эффективности. Глобальной задачей является достижение консенсуса в отношении идентификации ЦЗП с участием научных сообществ и представителей пищевой индустрии. Имеющиеся сегодня расхождения в определении цельнозерновой продукции препятствуют точной оценке уровня ее потребления, в том числе необходимого для достижения позитивных эффектов на здоровье человека.

Для отечественной практики представляется целесообразным разработка национального стандарта, в котором были бы отражены требования к цельнозерновому сырью и уровню цельнозернового компонента в ЦЗП, отсутствующие в настоящее время.

Литература

1. Health-studies. Whole Grains Council. https://wholegrainscouncil.org/whole-grains-101/health-studies

2. Summary of Recent Research On Whole Grains and Health. 2012-2017 whole grains/health research. Whole Grains Council.org https://wholegrainscouncil.org/sites/default/files/atoms/files/2017WGC_ResearchReport.pdf

3. Пырьева Е.А., Сафронова А.И. Роль и место пищевых волокон в структуре питания населения // Вопросы питания. 2019. Т. 88, № 6. С. 5-11. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2019-10059

4. https://wholegrainscouncil.org/newsroom/whole-grain-statistics

5. Шапошников И.И., Костюченко М.Н., Косован А.П., Мартиросян В.В. Проблемы и перспективы развития рынка цельнозерновых хлебобулочных изделий в России // Хлебопечение России. 2021. № 6. С. 14-18. DOI: https://doi.org/10.37443/2073-3569-2021-1-6-14-18

6. https://fgis.gost.ru/share/page/rsprs/nds-details?uuid=8abf6688-7a93-4590-a9e6-d43596980d80

7. Sanders L.M., Zhu Y., Wilcox M.L., Koecher K., Maki K.C. Effects of whole grain intake, compared with refined grain, on appetite and energy intake: A systematic review and meta-analysis // Adv. Nutr. 2021. Vol. 12, N 4. P. 1177-1195. DOI: https://doi:10.1093/advances/nmaa178

8. Cioffi I., Santarpia L., Vaccaro A., Iacone R., Labruna G., Marra M. et al. Whole-grain pasta reduces appetite and meal-induced thermogenesis acutely: a pilot study // Appl. Physiol. Nutr. Metab. 2016. Vol. 41, N 3. P. 277-283. DOI: https://doi:10.1139/apnm-2015-0446

9. Onvani S., Haghighatdoost F., Surkan P.J., Azadbakht L. Dairy products, satiety and food intake: A meta-analysis of clinical trials // Clin. Nutr. 2017. Vol. 36, N 2. P. 389-398. DOI: https://doi:10.1016/j.clnu.2016.01.017

10. Tucker A.J., Heap S., Ingram J., Law M., Wright A.J. Postprandial appetite ratings are reproducible and moderately related to total day energy intakes, but not ad libitum lunch energy intakes, in healthy young women // Appetite. 2016. Vol. 99. P. 97-104. DOI: https://doi:10.1016/j.appet.2015.12.031

11. Åberg S., Palmnäs-Bédard M., Karlsson T., Hjorth T., Iversen K.N., Landberg R. Evaluation of subjective appetite assessment under free-living vs. controlled conditions: A randomized crossover trial comparing whole-grain rye and refined wheat diets (VASA-Home) // Nutrients. 2023. Vol. 15, N 11. P. 2456. DOI: https://doi:10.3390/nu15112456

12. Samakidou G.E., Koliaki C.C., Liberopoulos E.N., Katsilambros N.L., Non-classical aspects of obesity pathogenesis and their relative clinical importance for obesity treatment // Healthcare (Basel). 2023. Vol. 11, N 9. P. 1310. DOI: https://doi:10.3390/healthcare11091310

13. Valicente V.M., Peng C.H., Pacheco K.N., Lin L., Kielb E.I., Dawoodani E. et al. Ultraprocessed foods and obesity risk: A critical review of reported mechanisms // Adv. Nutr. 2023. Vol. 14, N 4. P. 718-738. DOI: https://doi:10.1016/j.advnut.2023.04.006

14. Lutsey P.L., Jacobs D.R. Jr, Kori S., Mayer-Davis E., Shea S., Steffen L.M. et al. Whole grain intake and its cross-sectional association with obesity, insulin resistance, inflammation, diabetes and subclinical CVD: The MESA Study // Br. J. Nutr. 2007. Vol. 98, N 2. P. 397-405. DOI: https://doi:10.1017/S0007114507700715

15. Aune D., Keum N., Giovannucci E., Fadnes L.T., Boffetta P., Greenwood D.C. et al. Whole grain consumption and risk of cardiovascular disease, cancer, and all cause and cause specific mortality: systematic review and dose-response meta-analysis of prospective studies // BMJ. 2016. Vol. 353. P. i2716. DOI: https://doi:10.1136/bmj.i2716

16. Foster S., Beck E., Hughes J., Grafenauer S. Whole grains and consumer understanding: Investigating consumers’ identification, knowledge and attitudes to whole grains // Nutrients. 2020. Vol. 12, N 8. P. 2170. DOI: https://doi:10.3390/nu12082170

17. Пырьева Е.А., Сафронова А.И., Георгиева О.В. Цельнозерновые продукты в детском питании // Медицинский совет. 2023. № 17. С. 151-156. DOI: https://doi.org/10.21518/ms2023-365

18. Adom K.K., Sorrells M.E., Liu R.H. Phytochemicals and antioxidant activity of milled fractions of different wheat varieties // J. Agric. Food Chem. 2005. Vol. 53, N 6. P. 2297-2306. DOI: https://doi.org/10.1021/jf048456d

19. Menis-Henrique M.E.C., Scarton M., Piran M.V.F., Clerici M.T.P.S. Cereal fiber: extrusion modifications for food industry // Curr. Opin. Food Sci. 2020. Vol. 33. P. 141-148. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cofs.2020.05.001

20. Meynier A., Chanson-Rollé A., Riou E. Main factors influencing whole grain consumption in children and adults - A narrative review // Nutrients. 2020. Vol. 12, N 8. P. 2217. DOI: https://doi: 10.3390/nu12082217

21. Whole Grain Guidelines Worldwide | The Whole Grains Council. https://wholegrainscouncil.org/whole-grains-101/how-much-enough/whole-grain-guidelines-worldwide

22. Miller K.B. Review of whole grain and dietary fiber recommendations and intake levels in different countries // Nutr. Rev. 2020. Vol. 78, Suppl 1. P. 29-36. DOI: https://doi.org/10.1093/nutrit/nuz052

23. Ross A.B., van der Kamp J.W., King R., Lê K.A., Mejborn H., Seal C.J. et al. Healthgrain forum. Perspective: A definition for whole-grain food products-recommendations from the Healthgrain Forum // Adv. Nutr. 2017. Vol. 8, N 4. P. 525-531. DOI: https://doi.org/10.3945/an.116.014001

24. van der Kamp J.W., Jones J.M., Miller K.B., Ross A.B., Seal C.J., Tan B. et al. Consensus, global definitions of whole grain as a food ingredient and of whole-grain foods presented on behalf of the whole grain initiative // Nutrients. 2021. Vol. 14, N 1. P. 138. DOI: https://doi.org/10.3390/nu14010138

25. Mathews R., Chu Y. Global review of whole grain definitions and health claims // Nutr. Rev. 2020. Vol. 78, Suppl 1. P. 98-106. DOI: https://doi.org/10.1093/nutrit/nuz055

26. Brownlee I.A., Durukan E., Masset G., Hopkins S, Tee E.S. An overview of whole grain regulations, recommendations and research across Southeast Asia // Nutrients. 2018. Vol. 10, N 6. P. 752. DOI: https://doi.org/10.3390/nu10060752

27. Ministry of Health (Malaysia) Proposed Regulation 2018 Available at: http://fsq.moh.gov.my/v5/wp-content/uploads/2018/02/ONLINE-PUBLIC-ENGAGEMENT-NO-1.2018.pdf

28. Oldways Whole Grains Council. Whole grain stamp. Available at: https://wholegrainscouncil.org/whole-grain-stamp

Материалы данного сайта распространяются на условиях лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International License («Атрибуция - Всемирная»)

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»

Журналы «ГЭОТАР-Медиа»