Медико-социальная оценка качества жизни семьи с ребенком, страдающим пищевой аллергией

Резюме

Пищевая аллергия (ПА) является не только медицинской, но и социальной проблемой, что связано с влиянием заболевания на образ жизни всей семьи пациента.

Цель исследования - оценить качество жизни членов семьи детей, страдающих ПА.

Материал и методы. Проведено одномоментное исследование, для которого сформирована группа из 75 детей (медиана возраста 4,9 года [1,3; 7,1]) с подтвержденным диагнозом ПА. Одному из законных представителей ребенка предлагалось заполнить русскоязычную версию специализированного опросника по оценке качества жизни членов семей детей, страдающих ПА - "The Food hypersensitivity famiLy ImPact, FLIP".

Результаты. Наиболее выраженные изменения качества жизни связаны с организацией питания, в то время как повседневная активность и эмоциональная сфера затронуты в меньшей степени. Возраст пациента, вид аллергена и характер клинических проявлений не вносят статистически значимого вклада в изменение показателей качества жизни. Статистически более значимое влияние заболевания на повседневную жизнь и сферу эмоций отмечено при поливалентной ПА у ребенка. Несоблюдение диеты сопряжено с меньшим влиянием заболевания на качество жизни. При анализе ответов отмечено, что 56% респондентов испытывают беспокойство по поводу пищевой ценности рациона ребенка с ПА, 49,3% анкетируемых указали, что им приходится уделять много времени выбору продуктов (хождение по магазинам, чтение информации на упаковках). В то же время 73,3% опрошенных отметили, что наличие ПА у ребенка не влияет на рацион питания других членов семьи; 33,3% родителей указали, что испытывали негативные эмоции из-за ПА у ребенка и 38,7% беспокоились о том, что симптомы ПА могут сохраняться и во взрослом возрасте. Также 30,7% респондентов испытывают страх того, что ребенок может употребить аллергенные продукты.

Заключение. Полученные результаты свидетельствуют о важности оценки качества жизни для понимания социальных аспектов ПА. Для повышения качества жизни пациентов с ПА необходим комплекс информационно-образовательных мероприятий для пациентов с ПА и их родителей. Кроме того, необходима разработка вопросников, адаптированных для самостоятельного заполнения детьми более старшего возраста, для дальнейшего изучения качества жизни с позиции самих пациентов.

Ключевые слова:качество жизни; пищевая аллергия; дети; семья

Финансирование. Исследование выполнено при финансировании Российского научного фонда (проект № 22-25-00741). https://rscf.ru/project/22-25-00741/

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликтов интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Федотова М.М.; сбор данных - Федотова М.М., Наумов З.А., Кутас У.В., Прокопьева В.Д., Козырицкая Д.В., Камалтынова Е.М.; статистическая обработка данных - Федотова М.М., Наумов З.А.; написание текста - Федотова М.М., Наумов З.А., Софронова М.С.; редактирование - Камалтынова Е.М., Федорова О.С.; утверждение окончательного варианта статьи, ответственность за целостность всех частей статьи - все авторы.

Для цитирования: Федотова М.М., Наумов З.А., Прокопьева В.Д., Кутас У.В., Софронова М.С., Козырицкая Д.В., Камалтынова Е.М., Федорова О.С. Медико-социальная оценка качества жизни семьи с ребенком, страдающим пищевой аллергией // Вопросы питания. 2023. Т. 92, № 6. С. 54-63. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2023-92-6-54-63

Пищевая аллергия (ПА) представляет собой актуальную проблему педиатрической практики [1-4]. Распространенность ПА среди детей раннего возраста составляет 6-8%, в подростковом возрасте - 2-4%, а у взрослых - 2% [1, 5]. Среди детей, страдающих атопическим дерматитом, частота ПА превышает 30% [1, 5]. Важно отметить, что лечение ПА сопряжено с трудностями не только медицинского, но и социального характера, это связано с влиянием заболевания на образ жизни ребенка и членов его семьи [6, 7].

Хроническое течение ПА, сопровождающееся периодическими обострениями и ухудшением состояния ребенка, является одной из основных причин беспокойства и эмоционального дискомфорта как для пациента, так и для родителей/опекунов [6, 8]. Другая серьезная проблема, с которой сталкивается семья пациента, страдающего ПА, - организация питания. Так, пристального внимания требует соблюдение элиминационной диеты: родители сталкиваются с трудностью выбора продуктов для растущего организма в условиях вынужденных ограничений [1, 2, 9, 10]. Чтобы избежать употребления нежелательных продуктов, требуется непрерывный контроль и участие родителей, что часто приводит к усилению тревожности и беспокойства [6].

Организация питания ребенка вне дома, например в дошкольном учреждении, также имеет ряд сложностей и становится причиной конфликтов и тревоги. Многих родителей не покидает страх, связанный с риском развития у ребенка тяжелых жизнеугрожающих реакций при случайном употреблении аллергенов, особенно вне дома [5, 11, 12]. Лечение и профилактика обострений ПА требуют существенных финансовых затрат. Кроме того, организация полноценного питания ребенка в условиях элиминационной диеты также может быть сопряжена с дополнительными расходами [6, 7, 13].

В целом совокупность факторов, связанных с лечением ПА, таких как покупка специализированных пищевых продуктов, контроль диеты, ограничение социальных контактов, пропуски на работе и прогулы в школе, могут привести к развитию негативных эмоций. Таким образом, наличие ПА оказывает значительное влияние на качество жизни как самого ребенка, так и членов его семьи. Вызовы современной медицины диктуют необходимость комплексного изучения бремени хронических заболеваний, включая различные психоэмоциональные, социальные и адаптационные составляющие. Основным инструментом для изучения качества жизни являются стандартизированные опросники, составленные с помощью психометрических методов.

В отечественных исследованиях, изучающих социальные аспекты ПА, использованы опросники для оценки качества жизни детей (Pediatric Quality of Life - PedsQL 4.0) или для пациентов с дерматологическими заболеваниями (Children’s Dermatology Life Quality Index - CDLQI), что связано главным образом с отсутствием специализированных инструментов для пациентов с данной патологией [10, 14-16]. В настоящее время доступным валидированным инструментом для оценки качества жизни семьи ребенка с ПА является русскоязычная версия специализированного вопросника "The Food hypersensitivity famiLy ImPact" (FLIP) [17, 18].

Цель исследования - оценить качество жизни членов семьи детей, страдающих ПА.

Материал и методы

Проведено одномоментное исследование качества жизни членов семей с детьми, страдающими ПА. Для проведения исследования сформирована группа из 75 детей с диагностированной ПА.

Критерии включения детей в соответствии с рекомендациями EAACI "Рекомендации по пищевой аллергии и анафилаксии":

- наличие кожных симптомов, оральной аллергической реакции, эпизодов крапивницы/ангиоотека, риноконъюнктивита/астмы, гастроинтестинальных симптомов или эпизодов анафилаксии в анамнезе, связанных с употреблением пищевых продуктов;

- уровень специфического IgE к пищевым аллергенам >0,35 МЕ/мл;

- возраст ребенка от 6 мес до 7 лет (в соответствии с требованиями специализированного вопросника).

Одному из законных представителей ребенка (родителю или опекуну) было предложено заполнить русскоязычную версию специализированного опросника по оценке качества жизни членов семей детей, страдающих ПА, - FLIP [17, 18]. Данный вопросник рассчитан на семьи с детьми в возрасте от 6 мес до 7 лет, состоит из 18 вопросов, которые разделены на 3 группы в зависимости от затрагиваемых сфер жизни (табл. 1):

- питание (вопросы 4, 12, 13);

- эмоции и здоровье (вопросы 6, 7, 9-11, 15, 16);

- повседневная жизнь (вопросы 1, 2, 3, 5, 8, 14, 17, 18).

Ответы в анкете представлены в виде градации вариантов (шкала Ликерта), где для каждого варианта ответа предусмотрено соответствующее количество баллов (см. табл. 1). Для анализа полученных результатов рассчитывали среднее арифметическое значение полученных баллов для всего вопросника и для отдельных разделов. Набранная сумма 7 баллов соответствовала максимальному влиянию заболевания на качество жизни семьи пациента, 0 баллов - отсутствию негативного влияния.

Поскольку настоящее исследование проведено с использованием уже существующего инструмента, доступного для применения в широкой клинической практике (данные об адаптации и валидации специализированного вопросника опубликованы ранее), проведение этической экспертизы в отношении исследования не требовалось. Вопросник по оценке качества жизни заполнялся однократно, анонимно, добровольно: подтверждением добровольного согласия респондентов являлось заполнение форм вопросника.

Полученные данные обрабатывали с применением пакета программ Statistica 13.3. Количественные данные описаны с помощью абсолютных, относительных (проценты) величин. Количественные данные тестировались на нормальность при помощи критерия Смирнова-Колмогорова. Поскольку изучаемые количественные показатели имеют распределение, отличное от нормального, данные представлены с использованием медианы (Ме) и квартилей 25 и 75% [Q25; Q75]. Для определения корреляции между выборками использовали критерий Спирмена, для сравнения количественных показателей применялся U-критерий Манна-Уитни. Результаты считали статистически значимыми при p<0,05. Силу корреляции считали слабой при r<0,299, средней при r=0,3-0,699, сильной при r=0,7-1,0.

Результаты

Для участия в исследовании был привлечен один из родителей/опекунов 75 детей с подтвержденным диагнозом ПА. Все респонденты - лица женского пола, средний возраст 31 [22; 35] год, большинство - мамы детей, в 2 случаях анкеты были заполнены бабушками-опекунами. Характеристика пациентов представлена

в табл. 2. Количество мальчиков и девочек было сопоставимым. Основными аллергенами в структуре пищевой сенсибилизации были молоко, яйцо, орехи, морепродукты и арахис. Основными проявлениями аллергии были кожные симптомы - как изолированные, так и в сочетании с поражением желудочно-кишечного тракта, оральным аллергическим синдромом и др. (см. табл. 2).

Результаты анкетирования представлены в виде итогового среднего значения в баллах для 3 разделов вопросника, посвященных разным сферам жизни (табл. 3). Разброс показателей показывает, насколько выраженное влияние может оказывать ПА на жизненный уклад семьи. Согласно полученным данным, наибольшее влияние на качество жизни отмечено в сфере организации питания.

При анализе ответов на вопросы отмечено, что 53,3% родителей "часто", "постоянно" или "практически всегда" сталкиваются с трудностями при попытке объяснить членам семьи, что ребенку и/или кормящей маме нельзя употреблять некоторые продукты. Также 42,7% опрошенных отметили, что внести разнообразие в рацион ребенка или кормящей матери удается "редко" или "иногда". До 56,0% респондентов указывали, что "постоянно", "часто" или "практически всегда" в течение последнего месяца волновались по поводу пищевой ценности рациона ребенка.

Согласно проведенному анкетированию, повседневная жизнь семьи ребенка с ПА затронута в меньшей степени, хотя разброс показателей говорит от том, что в отдельных случаях влияние данного заболевания на качество жизни может быть очень значительным. 49,3% респондентов отметили, что им приходится "постоянно", "часто" или "практически всегда" уделять много времени для выбора продуктов (хождение по магазинам, чтение этикеток). Наличие ПА умеренно ограничивает планирование отпуска или выходного дня у 40,0% опрошенных родителей. При посещении пунктов общественного питания (кафе, ресторанов) выбор блюд также умеренно ограничен у 33,3% семей. В то же время, по мнению 73,3% респондентов, ПА у ребенка не оказывает значительного влияния на рацион питания других членов семьи.

Важно отметить также, что значительная часть участников анкетирования не ограничивают (26,7%) или практически не ограничивают (21,3%) посещение общественных мероприятий, где включено питание, в связи с ПА у ребенка. Также большинство респондентов не проявляют беспокойства, когда оставляют ребенка на попечении других лиц, например в детском саду или с няней (37,7% - "никогда" и 28,0% - "редко или иногда"). Однако 30,7% респондентов "постоянно", "часто" или "практически всегда" испытывают страх от того, что ребенок может съесть аллергенные продукты.

Показатели качества жизни в разделе "Эмоции и здоровье" были наименее высокими. Так, большинство (60,0%) респондентов никогда или почти никогда не тревожили замечания других людей по поводу ПА у ребенка. Однако 33,3% опрошенных родителей указали, что чувствовали себя расстроенной(-ым) из-за ПА у ребенка и 38,7% беспокоились о том, что ПА может не пройти с возрастом. Также 42,7% респондентов испытывали тревогу в связи с возможным развитием аллергических реакций на пищевые продукты.

Анализ ряда других факторов, которые могут вносить вклад в изменение качества жизни при ПА, показал, что при поливалентной ПА у ребенка отмечается более значимое влияние заболевания на качество жизни семьи в повседневной активности и сфере эмоций (см. табл. 3). Характер клинических проявлений не связан с изменением качества жизни: показатели у пациентов с изолированными кожными реакциями были сопоставимы с таковыми у пациентов с сочетанными проявлениями. Отмечено также изменение показателей при наличии респираторных и анафилактических реакций в анамнезе, однако различия не достигают уровня статистической значимости. Корреляционный анализ показал, что несоблюдение диеты ассоциировано с меньшим влиянием ПА на качество жизни (r=0,58, p=0,01). Ассоциации индикаторов с такими социально-демографическими факторами, как возраст ребенка (r=0,13, p=0,24), возраст респондента (r=0,1, p=0,63), количество детей в семье (r=0,05, p=0,87) не отмечено.

Влияние вида аллергена на жизненный уклад достаточно сложно оценить, поскольку в большинстве случаев имеется сочетанная сенсибилизация к нескольким продуктам. Тем не менее наиболее значимые изменения показателей в отношении организации питания отмечены при аллергии на молоко, пшеницу, арахис и рыбу (см. табл. 3). Помимо этого, значительные изменения в повседневной жизни и в сфере эмоций наблюдались при аллергии на пшеницу, несмотря на то что данный аллерген не самый распространенный в структуре сенсибилизации.

Обсуждение

Проведенное исследование позволило установить несколько важных социальных аспектов ПА. В первую очередь отмечено, что наиболее значимые изменения качества жизни семьи ребенка с ПА связаны с организацией питания. Наибольшее беспокойство вызвано снижением пищевой ценности и ограничениями состава рациона кормящей матери и ребенка. В аналогичном отечественном исследовании у детей с атопическим дерматитом показано значительное снижение качества жизни, а также расстройства пищевого поведения в связи с необходимостью элиминационной диеты [10].

Решением данной проблемы является составление рекомендаций по питанию с указанием продуктов, разрешенных к применению, а не только строго запрещенных при наличии ПА. В работе с пациентами важно подчеркнуть, что для подбора индивидуальной диеты, которая не содержит избыточных и необоснованных ограничений, требуется активное участие самих родителей: ведение пищевого дневника с фиксацией возможных реакций и постепенное расширение рациона с учетом переносимости продуктов [1, 2, 9, 19].

По данным нашего анкетирования, страдает повседневная жизнь респондентов. С одной стороны, требуется постоянный контроль состава продуктов при покупке, но с другой стороны, важно отметить, что в большинстве случаев рацион остальных членов семьи при этом не страдает. Также отмечено умеренное нарушение социальной активности в виде ограничений при планировании отдыха и посещении пунктов общественного питания. В аналогичном исследовании среди родителей детей школьного возраста 34% респондентов указали, что ПА оказывает влияние на регулярность посещения школы, около 10% родителей вынуждены были перевести ребенка на домашнее обучение во избежание рисков контакта с аллергенами [7].

Согласно результатам отечественного исследования, до 44% детей с атопическим дерматитом, развивающимся на фоне пищевой сенсибилизации, отмечают нарушение учебного процесса в связи с заболеванием [10]. Тяжелая ПА может лимитировать некоторые виды социальной активности - родители часто ограничивают детей в посещении разных социальных мероприятий: участие в походах, школьных поездках и т.д. [6, 7, 11].

Показано влияние ПА на эмоциональную сферу: 1/3 пациентов испытывают негативные эмоции в связи с ПА у ребенка и по поводу того, что данная патология может не пройти с возрастом. Половина родителей обеспокоена риском развития возможных аллергических реакций. Согласно результатам недавнего метаанализа зарубежных исследований, посвященных социальным аспектам ПА, тревожность и переживания родителей по поводу нежелательных проявлений ПА являются одними из основных факторов ухудшения качества жизни [6].

Следует отметить, что в рамках данного исследования эмоциональная сфера оказалась менее затронутой, нежели другие аспекты жизни семьи: организация питания и повседневная жизнь. Интересно отметить, что большинство родителей не тревожатся в связи с замечаниями других людей по поводу ПА у их ребенка. Однако в одном исследовании, где сравнивали отношение к ПА детей и их родителей, показано, что сами пациенты относятся к своему заболеванию и сопутствующим ограничениям намного серьезнее, чем взрослые, которые в значительной мере недооценивают проблемы своих детей [20]. Следует подчеркнуть, что методология данного исследования предполагала оценку качества жизни не самого пациента, а его семьи. В этой связи необходимо отметить важность разработки специализированного вопросника для оценки качества жизни детей и подростков с ПА, который предполагал бы ответы на вопросы самими детьми. Ряд исследований с использованием анкет, адаптированных для детей и подростков, свидетельствует о присутствии существенного социального дискомфорта, связанного с ПА [10, 21]. Основной причиной являются эмоциональные переживания, связанные с высыпаниями на коже и косметическими дефектами, что сопровождается нарушением адаптации в обществе. Как в отечественных, так и в зарубежных исследованиях показано, что анкетируемые дети испытывали проблемы в общении со сверстниками: 25,8-30% детей отмечали, что подвергались насмешкам со стороны сверстников по поводу ПА [10, 13-15].

В данном исследовании не выявлено зависимости качества жизни семьи от возраста пациента. Возможно, это связано с возрастным ограничением, предусмотренным самим вопросником (до 7 лет), и с тем, что в этом возрасте ребенок объективно не может сам оценить различные сферы своей жизни. В ряде других исследований с участием детей более старшего возраста, напротив, отмечается, что качество жизни подростков значительно страдает в эмоциональной и социальной сфере по сравнению с детьми до 12 лет [21-23].

Полученные результаты свидетельствуют о значительном влиянии ПА на жизненный уклад семьи пациента. В недавнем обзоре показана значимость образовательных мероприятий при ПА для повышения качества жизни как самих пациентов, так и их родителей/опекунов [24].

К настоящему времени накоплены данные о различных практиках, которые можно эффективно использовать для преодоления трудностей, связанных с ПА у одного из членов семьи. В частности, в литературе представлен интересный подход к информационной поддержке семей с ПА в виде Программы наставничества для родителей [25]. В рамках данной программы роль наставников выполняли родители детей с ПА, прошедшие специальную подготовку. В рамках пилотного проекта обученные родители-наставники могли проконсультировать других родителей-подопечных по вопросам ведения пищевого дневника, введению новых продуктов и контролю реакций, а также оказать психологическую и эмоциональную поддержку при решении широкого спектра вопросов: при общении с членами семьи и окружающими на предмет ПА, при решении вопросов по организации питания в детском саду. По истечении 6-месячного периода реализации проекта и наставники, и подопечные оценили программу родительского наставничества как эффективный метод информационной и образовательной поддержки.

С образовательной целью могут быть использованы специальные справочники и буклеты с рекомендациями по ведению пищевого дневника и принципами составления индивидуального рациона [26]. В настоящее время опубликованы данные о применении обучающих мобильных приложений для повышения компетентности детей и их родителей в вопросах контроля ПА [27, 28].

В ряде зарубежных исследований показано, что различные тренинговые подходы (например, отработка навыков аутоинъекции адреналина для пациентов с ПА) приводят к значительному уменьшению тревожности и повышению качества жизни как самих пациентов, так и их родителей [29, 30]. Британскими учеными разработан и реализован проект, в рамках которого родителям (маме) ребенка с ПА проводили курс когнитивно-поведенческой терапии с целью снижения уровня тревожности и беспокойства. В ходе данного исследования показано, что психотерапевтическое воздействие позволяет эффективно уменьшить беспокойство по поводу возможных рисков на фоне ПА [31].

Заключение

Полученные результаты свидетельствуют о важности оценки качества жизни для понимания социальных аспектов ПА. Вызовы современной медицины диктуют необходимость комплексного подхода в лечении хронических заболеваний, включая различные психоэмоциональные, социальные и адаптационные составляющие. Результаты проведенного исследования указывают на то, что для повышения качества жизни пациентов с ПА необходима не только медикаментозная терапия в соответствии с клиническими проявлениями, но и информационно-образовательная работа. Решением данной проблемы является разработка мероприятий информационной поддержки и программ обучения для пациентов с ПА и их родителей. Также важно отметить необходимость разработки вопросников, адаптированных для самостоятельного заполнения детьми старше 7 лет, с целью дальнейшего изучения качества жизни с позиции самих пациентов.

Ограничения исследования

Основное ограничение данного исследования - невозможность унифицированным образом классифицировать ПА по степени тяжести. Изменения качества жизни во многом связаны с выраженностью клинических проявлений, однако в случае с ПА мы имеем дело с различными вариантами клинических проявлений (атопический дерматит, крапивница, оральный аллергический синдром и пр.), которые могут наблюдаться у пациентов в различных сочетаниях и иметь разную степень выраженности. В этой связи не представляется возможным объективно провести параллель между тяжестью заболевания и качеством жизни. Помимо этого, в рамках данного исследования не представлялось возможным оценивать социально-экономический статус семьи, что также может оказывать влияние на качество жизни.

Литература

1. Клинические рекомендации. Пищевая аллергия / Союз педиатров России. Москва, 2021. 65 с.

2. Баранов А.А., Намазова-Баранова Л.С., Хаитов Р.М., Ильина Н.И., Курбачева О.М., Ковтун О.П. и др. Современные принципы ведения детей с пищевой аллергией // Педиатрическая фармакология. 2021. Т. 18, № 3. С. 245-263. DOI: https://doi.org/10.15690/pf.v18i1.2286

3. Ревякина В.А. Проблема пищевой аллергии на современном этапе // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 4. С. 186-192. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10052

4. Muraro A., Werfel T., Hoffmann-Sommergruber K., Roberts G., Beyer K., Bindslev-Jensen C. et al. EAACI Food Allergy and Anaphylaxis Guidelines: diagnosis and management of food allergy // Allergy. 2014. Vol. 69, N 8. P. 1008-1025. DOI: https://doi.org/10.1111/all.12429

5. Sicherer S.H., Warren C.M., Dant C., Gupta R.S., Nadeau K.C. Food Allergy from infancy through adulthood // J. Allergy Clin. Immunol. Pract. 2020. Vol. 8, N 6. Р. 1854-1864. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaip.2020.02.010

6. Golding M.A., Gunnarsson N.V., Middelveld R., Ahlstedt S., Protudjer J.L.P. A scoping review of the caregiver burden of pediatric food allergy // Ann. Allergy Asthma Immunol. 2021. Vol. 127, N 5. Р. 536-547. DOI: https://doi.org/10.1016/j.anai.2021.04.034

7. Walkner M., Warren C., Gupta R.S. Quality of life in food allergy patients and their families // Pediatr. Clin. North Am. 2015. Vol. 62, № 6. Р. 1453-1461. DOI: https://doi.org/10.1016/j.pcl.2015.07.003

8. Wilton E.P., Luke A.K., Gladstone T.R., Lahoud A.A., Biscarri Clark S.D., Flessner C.A. Psychometric properties of a measure assessing anxiogenic parenting practices in food allergy // J. Pediatr. Psychol. 2022. Vol. 47, N 7. P. 769-784. DOI: https://doi.org/10.1093/jpepsy/jsac016

9. Клинические рекомендации. Аллергия к белкам коровьего молока у детей / Союз педиатров России. Москва, 2018. 52 с.

10. Емельяшенков Е.Е., Макарова С.Г., Мурашкин Н.Н., Галимова А.А., Пронина И.Ю., Ясаков Д.С. Влияние элиминационной диеты на качество жизни и пищевое поведение детей с тяжелой формой атопического дерматита и пищевой аллергией // Медицинский алфавит. 2023. № 8. C. 69-74. DOI: https://doi.org/10.33667/2078-5631-2023-8-69-74

11. Nowak-Wegrzyn A., Hass S.L., Donelson S.M., Robison D., Cameron A., Etschmaier M. et al. The Peanut Allergy Burden Study: impact on the quality of life of patients and caregivers // World Allergy Organ. J. 2021. Vol. 14, N 2. Article ID 100512. DOI: https://doi.org/10.1016/j.waojou.2021.100512

12. Shaker M.S., Schwartz J., Ferguson M. An update on the impact of food allergy on anxiety and quality of life // Curr. Opin. Pediatr. 2017. Vol. 29, N 4. Р. 497-502. DOI: https://doi.org/10.1097/MOP.0000000000000509

13. Безмельницына Л.Ю., Бесстрашнова Я.К., Золотарев П.Н., Кадыров Ф.Н., Лобанов А.В., Мешков Д.О. и др. Бремя атопического дерматита в современных условиях // Менеджер здравоохранения. 2022. № 7. C. 52-67. DOI: https://doi.org/10.21045/1811-0185-2022-7-52-67

14. Фуголь Д.С., Строзенко Л.А., Лобанов Ю.Ф., Воронин И.И., Поженко В.В. Особенности качества жизни у детей с пищевой аллергией // Российский педиатрический журнал. 2021. Т. 24, № 4. С. 236-242. DOI: https://doi.org/10.46563/1560-9561-2021-24-4-236-242

15. DunnGalvin A., Treneva M., Pampura A., Grebenko A., Makatsori M., Munblit D. Quality of life associated with maternal anxiety disorder in Russian children and adolescents with food allergy // Pediatr. Allergy Immunol. 2020. Vol. 31, N 1. P. 78-84. DOI: https://doi.org/10.1111/pai.13130

16. Емельяшенков Е.Е., Макарова С.Г., Мурашкин Н.Н., Галимова А.А., Пронина И.Ю., Ясаков Д.С. Влияние элиминационной диеты на качество жизни и пищевое поведение детей с тяжелой формой атопического дерматита и пищевой аллергией // Медицинский алфавит. 2023. № 8. С. 69-74. DOI: https://doi.org/10.33667/2078-5631-2023-8-69-74

17. Петровская М.И., Намазова-Баранова Л.С., Винярская И.В. Макарова С.Г., Оценка качества жизни членов семьи ребенка с пищевой аллергией с помощью русскоязычной версии вопросника "FLIP" (первые результаты валидации) // Педиатрия. Журнал имени Г.Н. Сперанского. 2017. Т. 96, № 2. С. 52-58.

18. Петровская М.И., Намазова-Баранова Л.С., Винярская И.В., Макарова С.Г. Лингвистическая ратификация и оценка психометрических свойств русскоязычной версии специализированного вопросника FLIP для оценки качества жизни членов семьи ребенка с пищевой аллергией: первые результаты // Педиатрическая фармакология. 2015. Т. 12, № 6. С. 651-656. DOI: https://doi.org/10.15690/pf.v12i6.1488

19. Oykhman P., Dookie J., Al-Rammahy H., de Benedetto A., Asiniwasis R.N., LeBovidge J. et al. Dietary elimination for the treatment of atopic dermatitis: a systematic review and meta-analysis // J. Allergy Clin. Immunol. Pract. 2022. Vol. 10, N 10. P. 2657-2666. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaip.2022.06.044

20. van der Velde J.L., Flokstra-de Blok B.M., Dunngalvin A., Hourihane J.O., Duiverman E.J., Dubois A.E. Parents report better health-related quality of life for their food-allergic children than children themselves // Clin. Exp. Allergy. 2011. Vol. 41, N 10. P. 1431-1439. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1365-2222.2011.03753

21. Miller J., Blackman A.C., Wang H.T., Anvari S., Joseph M., Davis C.M. et al. Quality of life in food allergic children: results from 174 quality-of-life patient questionnaires // Ann. Allergy Asthma Immunol. 2020. Vol. 124, N 4. P. 379-384. DOI: https://doi.org/10.1016/j.anai.2019.12.021

22. Muraro A., Polloni L., Lazzarotto F., Toniolo A., Baldi I., Bonaguro R. et al. Comparison of bullying of food-allergic versus healthy schoolchildren in Italy // J. Allergy Clin. Immunol. 2014. Vol. 134, N 3. P. 749-751. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2014.05.043

23. Thörnqvist V., Middelveld R., Wai H.M., Ballardini N., Nilsson E., Strömquist J. et al. Health-related quality of life worsens by school age amongst children with food allergy // Clin. Transl. Allergy. 2019. Vol. 9. Р. 10. DOI: https://doi.org/10.1186/s13601-019-0244-0

24. Cheon J., Cho C.M., Kim H.J., Kim D.H. Effectiveness of educational interventions for quality of life of parents and children with food allergy: a systematic review // Medicine (Baltimore). 2022. Vol. 101, N 36. Article ID e30404. DOI: https://doi.org/10.1097/MD.0000000000030404

25. Ramos A., Cooke F., Miller E., Herbert L. The food allergy parent mentoring program: a pilot intervention // J. Pediatr. Psychol. 2021. Vol. 46, N 7. P. 856-865. DOI: https://doi.org/10.1093/jpepsy/jsab019

26. LeBovidge J.S., Michaud A., Deleon A., Harada L., Waserman S., Schneider L. Evaluating a handbook for parents of children with food allergy: a randomized clinical trial // Ann. Allergy Asthma Immunol. 2016. Vol. 116, N 3. P. 230-236. DOI: https://doi.org/10.1016/j.anai.2016.01.001

27. Dhanjal R., Dine K., Gerdts J., Merrill K., Frykas T.L.M., Protudjer J.L. An online, peer-mentored food allergy education program improves children’s and parents’ confidence // Allergy Asthma Clin. Immunol. 2023. Vol. 19, N 1. P. 47. DOI: https://doi.org/10.1186/s13223-023-00800-8

28. Kwen H., Oh P.J. Development and evaluation of a mobile web-based food allergy and anaphylaxis management educational program for parents of school-aged children with food allergy: a randomized controlled trial // Asian Nurs. Res. 2022. Vol. 16, N 5. P. 265-274. DOI: https://doi.org/10.1016/j.anr.2022.10.002

29. Shemesh E., D’Urso C., Knight C., Rubes M., Picerno K.M., Posillico A.M. et al. Food-allergic adolescents at risk for anaphylaxis: a randomized controlled study of supervised injection to improve comfort with epinephrine self-injection // J. Allergy Clin. Immunol. Pract. 2017. Vol. 5, N 2. P. 391-397. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaip.2016.12.016

30. Weinberger T., Annunziato R., Riklin E., Shemesh E., Sicherer S.H. A randomized controlled trial to reduce food allergy anxiety about casual exposure by holding the allergen: TOUCH study // J. Allergy Clin. Immunol. Pract. 2019. Vol. 7, N 6. P. 2039-2042. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaip.2019.01.018

31. Boyle R.J., Umasunthar T., Smith J.G., Hanna H., Procktor A., Phillips K. et al. A brief psychological intervention for mothers of children with food allergy can change risk perception and reduce anxiety: outcomes of a randomized controlled trial // Clin. Exp. Allergy. 2017. Vol. 47, N 10. P. 1309-1317. DOI: https://doi.org/10.1111/cea.12981

Материалы данного сайта распространяются на условиях лицензии Creative Commons Attribution 4.0 International License («Атрибуция - Всемирная»)

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»

Журналы «ГЭОТАР-Медиа»