Сравнительный анализ спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам пациентов с псориазом и атопическим дерматитом

Резюме

Актуальность изучения псориатической болезни обусловлена недостаточной эффективностью существующих этиотропных и патогенетических методов лечения, что подтверждает факт необходимости поиска новых подходов в изучении псориаза, в том числе с позиции этиопатогенеза. В литературе имеются сведения о сочетании атопического дерматита и псориаза, что не исключает общность причин и механизмов, приводящих к повреждению кожного покрова. Цель работы - изучить и провести сравнительный анализ спектра сенсибилизации пациентов с псориазом и атопическим дерматитом к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам.

Материал и методы. Проведено проспективное исследование пациентов с псориазом (1-я группа, n=20) и атопическим дерматитом (2-я группа, n=20) в возрасте от 18 до 57лет. Выполнено специфическое аллергологическое обследование (сбор аллергологического анамнеза, определение спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам методом prick-тестирования). Статистическую обработку данных проводили методами вариационного анализа с использованием t-критерия для качественных признаков.

Результаты и обсуждение. Статистически значимых различий сенсибилизации к аллергенам животного происхождения между обследованными группами не выявлено. В группе пациентов с псориазом сенсибилизация к рису и сое отмечена статистически значимо чаще в сравнении с группой пациентов с атопическим дерматитом: 33,3% (6/18) против 5,2% (1/19), р=0,03 и 66,7% (10/15) против 29,4% (5/17), р=0,04. Сенсибилизация к аллергенам пыльцы растений статистически значимо чаще выявлялась у пациентов с атопическим дерматитом, чем у пациентов с псориазом (72,5 против 54,4%, p=0,02). Отмечено, что в группе пациентов с псориазом в сравнении с группой пациентов с атопическим дерматитом чаще отмечена сенсибилизация к грибкам рода Candida albicans, Alternaria alternata, Penicillium notatum, однако различия не достигали уровня статистической значимости.

Заключение. В проведенном исследовании определена сенсибилизация к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам у пациентов не только с атопическим дерматитом, но и с псориазом. Так, при атопическом дерматите чаще определяется сенсибилизация к пищевым и пыльцевым аллергенам, а при псориазе - к пищевым и грибковым аллергенам. Предварительное prick-тестирование ориентирует в плане применения в дальнейшем других методов специфической аллергологической диагностики: элиминационных и провокационных тестов, а также назначения персонализированной терапии.

Ключевые слова:псориаз, атопический дерматит, пищевая аллергия, сенсибилизация

Финансирование. Исследование выполнено при поддержке Совета по грантам при Президенте РФ (МК-396.2020.7).

Конфликт интересов. Авторы данной статьи декларируют отсутствие конфликта интересов.

Для цитирования: Барило А.А., Смирнова С.В. Сравнительный анализ спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам пациентов с псориазом и атопическим дерматитом // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 5. С. 28-34. DOI: https://www.doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10063

Несмотря на многообразие теорий возникновения псориаза, до настоящего времени отсутствуют единые взгляды на его этиопатогенез [1, 2]. Актуальность изучения псориатической болезни обусловлена недостаточной эффективностью существующих этиотропных и патогенетических методов лечения, что подтверждает факт необходимости поиска новых подходов в изучении псориаза, в том числе с позиции этиопатогенеза [1-3].

Псориаз и атопический дерматит - 2 нозологии, характеризующиеся наличием системного воспалительного процесса и прежде всего очагов повреждения кожи. Канонически псориаз рассматривается как Th1/Th17-заболевание, тогда как при атопическом дерматите отмечено преобладание цитокинов Тh2-профиля [4-8]. Долгое время считалось, что наличие атопического дерматита исключало развитие псориаза у пациентов в результате разной направленности иммунного ответа. В последнее время в литературе появились сведения о сочетании атопического дерматита и псориаза, что обусловливает актуальность изучения данной проблемы [9-12]. Таким образом, изучение ассоциации атопии и псориаза может привести к открытию новых терапевтических мишеней и облегчить разработку стратегий персонализированной медицины [13].

Известно, что атопический дерматит является самым ранним классическим проявлением атопии у детей и началом "аллергического марша", который характеризуется прогрессированием патологии от кожных симптомов к аллергическому риниту и бронхиальной астме [14]. По аналогии с "аллергическим маршем" в литературе приводятся данные о "псориатическом марше", который отражает полисистемность воспалительного процесса при псориатической болезни [14].

Имеются указания на сходство в гистологических и иммуногистохимических изменениях, происходящих в коже при псориазе и атопическом дерматите. Так, в очагах поражения кожи при псориазе и атопическом дерматите определяется инфильтрация нейтрофилами, а также дефицит молекулы семейства фактора некроза опухоли - TNFSF12 (TWEAK) [13, 15].

Современные исследователи полагают, что хронический воспалительный процесс при псориазе способствует переключению иммунного ответа с Th1- на Тh2-тип в результате увеличения количества В-лимфоцитов в очагах поражения кожи с последующей гиперпродукцией общего иммуноглобулина (IgE) в сыворотке крови [16]. Обсуждается роль Th17- и Тh2-лимфоцитов в патогенезе как псориаза, так и атопического дерматита [17, 18].

В литературе встречаются данные о наличии аллергии у пациентов с псориазом [16]. При определении спектра сенсибилизации на основании изучения концентрации специфических IgE-антител к различным группам аллергенов установлено, что у пациентов с псориазом присутствует низкий, средний и умеренно высокий титр антител к аллергенам пыльцы березы, тимофеевки, ржи, картофеля и моркови [19]. В доступной литературе данные о сенсибилизации к пищевым аллергенам пациентов с псориазом немногочисленны, что обусловливает актуальность проводимого исследования [19-21].

Нельзя не отметить, что хроническое рецидивирующее повреждение эпидермиса в очагах поражения кожи при псориазе приводит к снижению защитной функции эпителиального барьера и, как следствие, к трансдермальной сенсибилизации к пыльцевым аллергенам, нередко имеющим общие антигенные детерминанты с пищевыми аллергенами [19, 20]. Следовательно, сравнительный анализ спектра сенсибилизации пациентов с псориазом и атопическим дерматитом позволит установить новые факторы и механизмы, приводящие к повреждению кожи.

Цель работы - провести сравнительный анализ спектра сенсибилизации пациентов с псориазом и атопическим дерматитом к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам.

Материал и методы

В исследование были включены пациенты с псориазом (1-я группа, n=20) и атопическим дерматитом (2-я группа, n=20) в возрасте от 18 до 57 лет. Средний возраст пациентов в 1-й группе составил 40,0±3,9 года, во 2-й группе - 25,0±2,0 года. В обеих группах пациентов чаще встречались женщины: при псориазе - в 14 (70%) случаев, а в группе пациентов с атопическим дерматитом - в 11 (55%). Степень тяжести кожного процесса у пациентов с псориазом оценивалась с применением индекса PASI (Psoriasis Area and Severity Index).

Проведено специфическое аллергологическое обследование (сбор аллергологического анамнеза, определение сенсибилизации к аллергенам). Изучение спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам в группах обследуемых проводили в ходе выполнения кожного prick-тестирования с учетом размеров волдырной реакции и величины гиперемии: слабоположительная реакция - 3-5 мм (+), положительная - 6-9 мм (++), резко положительная - 10-14 мм (+++), гиперергическая - 15 и более мм (++++). При проведении кожных тестов использовали следующие аллергены (Allergopharma, Германия): коровье молоко (белок коровьего молока, казеин), говядину, куриное яйцо (белок, желток, цельное яйцо), мясо курицы, пищевые злаки (пшеничная и ржаная мука, ячневая и овсяная крупа), рис, гречка, фрукты (цитрус, яблоко, груша, виноград, банан), овощи (свекла, морковь, огурец, томат, капуста), рыба; пыльцевые аллергены: смеси аллергенов пыльцы деревьев (береза, дуб, клен, лещина, ольха), злаковые травы (ежа, костер, лисохвост, мятлик, овсяница, пырей, райграс, рожь), сорных трав (лебеда, полынь, подсолнечник); грибковые аллергены: Candida albicans, Alternaria alternata, Penicillium notatum. Кожное тестирование выполнял квалифицированный персонал с использованием стандартизованных аллергенов для prick-тестов. Противопоказания к кожному тестированию: наличие в анамнезе анафилактических реакций, прием β-блокаторов, выраженное обострение аллергического заболевания, дермографическая крапивница, прием некоторых лекарственных препаратов (антигистаминные, антидепрессанты, системные и местные глюкокортикостероиды) в течение 1 мес до исследования.

Для статистического анализа применяли пакет прикладных программ Statistica 6.0. Статистическую обработку данных проводили методами вариационного анализа с использованием t-критерия для качественных признаков. Различия считали статистически значимыми при р<0,05.

Результаты и обсуждение

В группе пациентов с псориазом отягощенный аллергологический анамнез (наличие аллергических реакций и/или заболеваний) отмечен у 11 (55%) человек, отягощенный наследственный аллергологический анамнез (наличие аллергических реакций и/или заболеваний у близких родственников) - у 7 (35%), сезонные проявления аллергии - у 2 (10%), отягощенный наследственный анамнез по псориазу - у 10 (50%). Согласно данным аллергологического анамнеза, у 19 (95%) пациентов с атопическим дерматитом ранее отмечались крапивница, аллергический ринит, инсектная и лекарственная аллергия; у 11 (55%) был выявлен отягощенный наследственный аллергологический анамнез, у 12 (60%) - сезонные проявления аллергии.

Длительность заболевания в группе пациентов с псориазом составила 5,0±1,9 года, дебют заболевания -в возрасте 26,0±4,0 года, дебют суставного синдрома -30,0±5,9 года. Длительность заболевания в группе пациентов с атопическим дерматитом составила 5,0±

1,1 года, дебют заболевания - в возрасте 17,5±2,5 года. Индекс PASI в группе пациентов с псориазом варьировал от 3,6 до 41,5, составив в среднем 11,7 [7,8; 21,6].

Основными клиническими проявлениями атопического дерматита были эритема, сухость кожи, экскориации, шелушение. Кожный зуд отмечен у 19 (95%) пациентов с атопическим дерматитом. Поражения кожи у пациентов с атопическим дерматитом были ограниченными в 12 (60%) случаях, распространенными в 6 (30%), диффузными в 2 (10%). У 18 (90%) пациентов отмечено среднетяжелое течение атопического дерматита, у 10% пациентов - тяжелое. В группе пациентов с псориазом чаще наблюдалось круглогодичное непрерывно-рециди-вирующее течение кожного процесса - 16 (80%) случаев, обострение в весенне-летний период отмечено в 3 (15%) случаях, преимущественно у пациентов с сопутствующей патологией - поллинозом (сезонный аллергический риноконъюнктивит), обострение в осенне-зимний период - в 1 (5%) случае.

Статистически значимых различий сенсибилизации к аллергенам животного происхождения между группами исследования не выявлено (табл. 1). В обеих группах пациентов практически идентичны данные о сенсибилизации к коровьему молоку: 10 (50%) и 9 (45%) соответственно. Сенсибилизация к казеину и говядине была выше в группе пациентов с атопическим дерматитом по сравнению с больными псориазом, однако различия не достигли уровня статистической значимости. Сенсибилизация к аллергенам куриного яйца была выше в группе пациентов с атопическим дерматитом в сравнении с группой больных псориазом.

Таблица 1. Особенности спектра сенсибилизации к пищевым аллергенам пациентов с псориазом и атопическим дерматитом, % (n/N)

Table 1. Features of the spectrum of sensitization to food allergens in patients with psoriasis and atopic dermatitis, % (n/N)

П р и м е ч а н и е. n - количество сенсибилизированных пациентов; N - количество тестированных пациентов.

N o t e. n - the number of sensitized patients; N - the number of tested patients.

Во 2-й группе пациентов сенсибилизация к рису и сое отмечена статистически значимо чаще, чем в 1-й группе. Статистически значимых различий сенсибилизации к остальным пищевым аллергенам растительного происхождения между обследованными группами не выявлено. Однако отмечено, что сенсибилизация к огурцу, томатам, банану чаще определялась в группе пациентов с псориазом в сравнении с пациентами с атопическим дерматитом, но статистической значимости различия не достигли.

В группе пациентов с атопическим дерматитом поливалентная сенсибилизация выявлена в 9 (45%) случаях, а в группе пациентов с псориазом - в 7 (35%). Частота бивалентной сенсибилизации к пищевым аллергенам в группе пациентов с атопическим дерматитом - 35% (n=7), в группе пациентов с псориазом - 50% (n=10) (см. рисунок).

Частота встречаемости моновалентной, бивалентной и поливалентной сенсибилизации в группах обследованных, %

The frequency of occurrence of monovalent, bivalent and multivalent sensitization in the studied groups, %

В связи с тем что имеются данные о наличии общих антигенных детерминант пищевых и пыльцевых аллергенов и, как следствие, о развитии перекрестной аллергии [22], нами был изучен спектр сенсибилизации к пыльцевым аллергенам в группах пациентов (табл. 2).

Таблица 2. Особенности спектра сенсибилизации к пыльцевым и грибковым аллергенам пациентов с псориазом и атопическим дерматитом, % (n/N)

Table 2. Features of the spectrum of sensitization to pollen and fungal allergens in patients with psoriasis and atopic dermatitis, % (n/N)

П р и м е ч а н и е. n - количество сенсибилизированных пациентов; N - количество тестированных пациентов.

N o t e. n - the number of sensitized patients; N - the number of tested patients.

Сенсибилизация к аллергенам пыльцы растений статистически значимо чаще была выявлена в группе пациентов с атопическим дерматитом по сравнению с больными псориазом (72,5 против 54,4%, p=0,02). Клинические проявления сезонного аллергического риноконъюнктивита у пациентов с псориазом отмечены лишь в 10% (2/20) случаев, однако, несмотря на данный факт, в этой группе пациентов отмечена достаточно высокая частота сенсибилизации к пыльцевым аллергенам. В группе пациентов с атопическим дерматитом статистически значимо чаще отмечена сенсибилизация к пыльце сорных трав в сравнении с псориазом, что дает основание сделать предположение о триггерной роли данных аллергенов в повреждении кожи. Сенсибилизация к пыльце деревьев и злаковых трав также чаще определена при атопическом дерматите, однако уровня статистической значимости различия не достигли.

При изучении особенностей сенсибилизации к грибковым аллергенам отмечено, что в группе пациентов с псориазом отмечена сенсибилизация к грибкам рода Candida albicans, Alternaria alternata, Penicillium notatum, однако различия не достоверны (см. табл. 2). Можно предположить, что развитию сенсибилизации к грибковым аллергенам у пациентов с псориазом способствует частое и/или длительное применение топических глюкокортикостероидов, преимущественно высокой степени активности [23].

Заключение

Таким образом, в проведенном нами исследовании определено наличие сенсибилизации к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам у пациентов не только с атопическим дерматитом, но и с псориазом. Однако спектр сенсибилизации к изученным аллергенам имеет свои особенности в зависимости от нозологии. Так, при атопическом дерматите чаще определяется сенсибилизация к пищевым и пыльцевым аллергенам. Поскольку атопический дерматит является классическим примером атопического IgE-опосредованного заболевания, широкий спектр сенсибилизации к пищевым и пыльцевым аллергенам вполне ожидаем. Выявленная нами высокая частота сенсибилизации к куриному яйцу у пациентов с атопическим дерматитом - одна из самых распространенных в мире, что согласуется с данными литературы [24]. В свою очередь сенсибилизация пациентов с атопическим дерматитом к пищевым злакам и рису, вероятно, связана с наличием перекрестной реакции с пыльцевыми аллергенами [22].

Данные об особенностях сенсибилизации к пищевым аллергенам пациентов с псориазом немногочисленны и основаны на анализе концентрации специфических IgE в сыворотке крови. Определено наличие титра IgE к аллергенам ржи, картофеля и моркови у пациентов с псориазом [19]. Данные о результатах кожного prick-тестирования для оценки связи между атопией и псориазом противоречивы [8]. В одном исследовании продемонстрировано отсутствие статистически значимых различий при кожном prick-тестировании к неинфекционным аллергенам (расторопша обыкновенная, пыльца деревьев, луговых и сорных трав, Dermatophagoides farinae) у пациентов с псориазом в сравнении с контролем [25]. В другом исследовании определено, что чувствительность к клещам домашней пыли пациентов с псориазом была увеличена по сравнению с контролем [16]. Все это обусловливает актуальность проведенной работы.

Интересен факт установления нами высокой частоты встречаемости сенсибилизации к пищевым аллергенам у пациентов с псориазом. Наиболее часто отмечена сенсибилизация к молоку и куриному яйцу, что может свидетельствовать о возможном участии данных аллергенов в развитии очагов повреждения кожи при псориазе. Сенсибилизация к ржаной муке, гречке, огурцу, томатам, банану у пациентов с псориазом может быть связана с наличием у данных групп аллергенов общих антигенных детерминант с пыльцевыми аллергенами, поскольку сенсибилизация к пыльце луговых трав, деревьев, сорных трав определена нами у большинства пациентов с псориазом.

Кроме того, при псориазе более чем у половины пациентов отмечена сенсибилизация к Candida albicans. Известно, что при наличии сенсибилизации к грибковым аллергенам больные отмечают обострение аллергического заболевания после употребления продуктов дрожжевого происхождения: пиво, шампанское, квас, дрожжевое тесто, старый хлеб, определенные сорта сыра, кисломолочные продукты [26]. Этот факт необходимо учитывать в клинической практике при назначении элиминационной диеты не только пациентам с атопическим дерматитом, но и с псориазом, с учетом спектра сенсибилизации. В литературе имеются данные о положительной роли гипоаллергенной диеты на течение кожного процесса при атопическом дерматите [21, 27].

Наличие очагов повреждения кожи, длительное хроническое течение воспалительного процесса при псориазе и атопическом дерматите приводит к повреждению эпидермального барьера, а следовательно, способствует более высокому трансдермальному проникновению пыльцевых аллергенов через очаги патологически измененной кожи с последующим расширением спектра сенсибилизации и может рассматриваться как дополнительный фактор прогрессирования патологии [19, 20].

Наличие сенсибилизации к аллергенам пациентов с псориазом можно рассматривать как новые триггеры псориатической болезни и фактор риска развития заболевания. Предварительное prick-тестирование ориентирует нас в плане применения в дальнейшем других методов специфической аллергологической диагностики: элиминационных и провокационных тестов, назначения персонализированной элиминационной терапии, а при невозможности элиминации (пыльцевая аллергия) - аллергенспецифической иммунотерапии.

Литература

1. Boehncke W.H., Schön M.P. Psoriasis // Lancet. 2015. Vol. 386. P. 983-994. DOI: 10.1016/S0140-6736(14)61909-7.

2. Ayala-Fontanez N., Soler D.C., McCormick T.S. Current knowledge on psoriasis and autoimmune diseases // Psoriasis. 2016. Vol. 6. P. 7-32. DOI: 10.2147/PTT.S64950.

3. Смирнова С.В., Барило А.А., Смольникова М.В. Прогностическое значение клинических и анамнестических маркеров псориатического артрита // Клиническая дерматология и венерология. 2016. Т. 15, № 1. С. 23-27.

4. Di Meglio P., Villanova F., Nestle F.O. Psoriasis // Cold Spring Harb. Perspect. Med. 2014. Vol. 4, N 8. P. 1-30. DOI: 10.1101/cshperspect.a015354.

5. Lowes M.A., Bowcock A.M., Krueger J.G. Pathogenesis and therapy of psoriasis // Nature. 2007. Vol. 445. P. 866-873. DOI: 10.1038/nature05663.

6. Смирнова С.В., Смольникова М.В., Барило А.А. Концентрации IL-4, IL-6, IL-10, TNFα в сыворотке крови пациентов с псориазом и псориатическим артритом // Цитокины и воспаление. 2015. Т. 16, № 3. С. 31-32.

7. Барило А.А., Смирнова С.В., Смольникова М.В. Иммунологические показатели пациентов с псориазом в различные возрастные периоды // Российский иммунологический журнал. 2017. Т. 11 (20), № 4. С. 680-681.

8. Kabashima K., Nomura T. Revisiting murine models for atopic dermatitis and psoriasis with multipolar cytokine axes // Curr. Opin. Immunol. 2017. Vol. 48. P. 99-107. DOI: 10.1016/j.coi.2017.08.010.

9. Griffiths C.E.M., van de Kerkhof P., Czarnecka-Operacz M. Psoriasis and atopic dermatitis // Dermatol. Ther. (Heidelb.). 2017. Vol. 7. P. 31-41. doi: 10.1007/s13555-016-0167-9.

10. Guttman-Yassky E., Krueger J.G. Atopic dermatitis and psoriasis: two different immune diseases or one spectrum? // Curr. Opin. Immunol. 2017. Vol. 48. P. 68-73. DOI: 10.1016/j.coi.2017.08.008.

11. Klonowska J., Gleń J., Nowicki R.J. et al. New cytokines in the pathogenesis of atopic dermatitis - new therapeutic targets // Int. J. Mol. Sci. 2018. Vol. 19, N 10. Article ID 3086. doi: 10.3390/ijms19103086.

12. Barry K., Zancanaro P., Casseres R. et al. Concomitant atopic dermatitis and psoriasis - a retrospective review // J. Dermatolog. Treat. 2019. Dec 5. P. 1-5. DOI: 10.1080/09546634.2019.1702147.

13. Choy D.F., Hsu D.K., Seshasayee D. et al. Comparative transcriptomic analyses of atopic dermatitis and psoriasis reveal shared neutrophilic inflammation // J. Allergy Clin. Immunol. 2012. Vol. 130, N 6. P. 1335-1343. DOI: 10.1016/j.jaci.2012.06.044.

14. Furue M., Kadono T. "Inflammatory skin march" in atopic dermatitis and psoriasis // Inflamm. Res. 2017. Vol. 66, N 10. P. 833-842. DOI: 10.1007/s00011-017-1065-z.

15. Sidler D., Wu P., Herro R. et al. TWEAK mediates inflammation in experimental atopic dermatitis and psoriasis // Nat. Commun. 2017. Vol. 8. Article ID 15395. DOI: 10.1038/NCOMMS15395.

16. Ünal E.S., Gül Ü., Dursun A.B. et al. Prediction of atopy via total immunoglobulin E levels and skin prick tests in patients with psoriasis // Turk. J. Med. Sci. 2017. Vol. 47, N 2. P. 577-582. DOI: 10.3906/sag-1601-133.

17. Brunner P.M., Israel A., Zhang N. et al. Early-onset pediatric atopic dermatitis is characterized by TH2/TH17/TH22-centered inflammation and lipid alterations // J. Allergy Clin. Immunol. 2018. Vol. 141, N 6. P. 2094-2106. DOI: 10.1016/j.jaci.2018.02.040.

18. Sanyal R.D., Pavel A.B., Glickman J. et al. Atopic dermatitis in African American patients is TH2/TH22-skewed with TH1/TH17 attenuation // Ann. Allergy Asthma Immunol. 2019. Vol. 122, N 1. P. 99-110. DOI: 10.1016/j.anai.2018.08.024.

19. Weryńska-Kalemba M., Filipowska-Grońska A., Kalemba M. et al. Analysis of selected allergic reactions among psoriatic patients // J. Postepy Dermatol. Alergol. 2016. Vol. 33, N 1. P. 18-22. DOI: 10.5114/pdia.2014.44015.

20. Malik K., Ungar B., Garcet S. et al. Dust mite induces multiple polar T cell axes in human skin // Clin. Exp. Allergy. 2017. Vol. 47, N 12. P. 1648-1660. DOI: 10.1111/cea.13040.

21. Барило А.А., Смирнова С.В. Роль алиментарных факторов и пищевой аллергии в развитии псориаза // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 1. С. 60-68.

22. Dey D., Mondal P., Laha A. et al. Sensitization to common aeroallergens in the atopic population of West Bengal, India: an investigation by skin prick test // Int. Arch. Allergy Immunol. 2019. Vol. 178, N 1. P. 60-65. DOI: 10.1159/000492584.

23. Menter A., Korman N.J., Elmets C.A. et al. Guidelines of care for the management of psoriasis and psoriatic arthritis. Section 3. Guidelines of care for the management and treatment of psoriasis with topical therapies // J. Am. Acad. Dermatol. 2009. Vol. 60, N 4. P. 643-659. DOI: 10.1016/j.jaad.2008.12.032.

24. Benedé S., Belen Blázquez A., Chiang D. et al. The rise of food allergy: environmental factors and emerging treatments // EBioMedicine. 2016. Vol. 7. P. 27-34. DOI: 10.1016/j.ebiom.2016.04.012.

25. Hosseini P., Khoshkhui M., Hosseini R.F. et al. Investigation of the relationship between atopy and psoriasis // Postepy Dermatol. Alergol. 2019. Vol. 36, N 3. P. 276-281. DOI: 10.5114/ada.2019.85639.

26. Царев С.В. Аллергия к грибам: особенности клинических проявлений и диагностики // Астма и аллергия. 2015. № 3. С. 3-7.

27. Čelakovská J., Bukač J. Hypoallergenic diet can influence the severity of atopic dermatitis // Indian J. Dermatol. 2013. Vol. 58, N 3. P. 239. DOI: 10.4103/0019-5154.

SCImago Journal & Country Rank
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Медицина сегодня
Рентгенология в сочельник

Рентгенология в сочельник Научно-практическая конференция в онлайн-формате 25 декабря 2020 года 25 декабря 2020 года состоялась традиционная научно-практическая конференция Российского общества радиологов и рентгенологов. По инициативе президента РОРР, подобные мероприятия...

XV Международный конгресс по репродуктивной медицине.

XV Международный конгресс по репродуктивной медицине 19-21 января 2021 года в онлайн-формате состоится XV Международный конгресс по репродуктивной медицине . Цель конгресса по репродуктивной медицине - улучшение качества оказания помощи в планировании семьи и рождении детей...

Проект "Школы РОАГ" выходит на общероссийский уровень.

Проект "Школы РОАГ" выходит на общероссийский уровень В 2021 году Школы РОАГ выходят на новый - всероссийский уровень. География проекта охватит все федеральные округа! Школы пройдут в 18 городах, а онлайн-технологии помогут присоединиться к образовательному процессу...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»