Определение эфиров монохлорпропандиола и глицидиловых эфиров методом длительной щелочной переэтерификации с газовой хроматографией с тандемным масс-спектрометрическим детектированием в пищевых растительных маслах и масложировых продуктах

Резюме

Сложные эфиры 3-монохлорпропандиола (3-МХПД), 2-монохлорпропандиола (2-МХПД) и глицидола с жирными кислотами преимущественно образуются в процессе высокотемпературной обработки или очистки пищевых масел и масложировых продуктов, хотя могут присутствовать и в неочищенных маслах. Свободные формы, образующиеся при гидролизе данных эфиров в ходе пищеварительных процессов, могут оказывать негативное влияние на здоровье человека, поэтому существует необходимость в мониторинге содержания этих веществ в различных продуктах масложирового производства.

Цель исследования - определение эфиров монохлорпропандиолов и глицидола в пересчете на свободную форму в некоторых пищевых растительных маслах и масложировых продуктах, представленных на российском рынке.

Материал и методы. Исследовано 55 образцов растительных масел различного происхождения и очистки, включая жиры специального назначения, эмульсионные немолочные жировые продукты и маргарины. Эфиры монохлорпропандиолов и глицидола определяли методом длительной щелочной переэтерификации и газовой хроматографии с тандемным масс-спектрометрическим детектированием (ГХ-МС/МС).

Результаты. Среди исследованных продуктов наибольшее содержание 3-МХПД, 2-МХПДи глицидола было отмечено в составных жировых продуктах: <0,10-5,03, <0,10-2,50 и 0,15-11,17мг/кг соответственно. Содержание 3-МХПД, 2-МХПД и глицидола в пальмовых маслах и фракциях составило <0,10-6,61, <0,10-2,69 и <0,10-6,29 мг/кг. Содержание глицидола в подсолнечных маслах варьировало от <0,01 до 1,19 мг/кг, 3-МХПД - от <0,01 до 2,47мг/кг, а 2-МХПД - от <0,10 до 0,67 мг/кг. В нерафинированных и оливковых маслах эфиры монохлорпропандиолов и глицидола практически отсутствовали.

Заключение. Обнаруженные концентрации эфиров монохлорпропандиолов и гли-цидиловых эфиров показывают важность контроля содержания этих соединений в пищевых маслах и жирах, поступающих на рынок в качестве как готовых продуктов, так и ингредиентов. Отмечена необходимость разработки и внедрения технологических мер по предотвращению образования эфиров монохлорпропандиолов и глицидиловых эфиров в составных масложировых продуктах.

Ключевые слова:эфиры 3-монохлорпропандиола, эфиры глицидола, монохлорпропандиол, глицидол, пищевые масла, эмульсионные жировые продукты, пальмовое масло, фритюрный жир

Финансирование. Работа выполнена при финансировании РНФ (грант 19-76-30014).

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Макаренко М.А., Малинкин А.Д., Бессонов В.В., Боков Д.О. Определение эфиров монохлорпропандиола и глицидиловых эфиров методом длительной щелочной переэтерификации с газовой хроматографией с тандемным масс-спектрометрическим детектированием в пищевых растительных маслах и масложировых продуктах // Вопросы питания. 2020. Т 89, № 6. С. 113-122. DOI: 10.24411/0042-8833-2020-10084

На сегодняшний день продукты масложирового производства востребованы при изготовлении большого ассортимента пищевых продуктов. Помимо пищевых однокомпонентных масел и жиров в производстве широко используются составные и эмульсионные масложировые продукты, а также жиры заданного состава и свойств. Большинство таких продуктов проходят сложную технологическую цепочку обработки сырья, каждый этап которой может потенциально являться источником поступления или образования разного рода контаминантов. К таковым относятся и сложные эфиры монохлорпропандиола (МХПДЭ) и глицидиловые эфиры (ГЭ) с жирными кислотами. Первые представляют собой продукты взаимодействия ацилглицеридов [1] и ионов хлора [2-4], а вторые являются продуктами разложения главным образом диацилглицеридов [5]. В невысоких концентрациях эти соединения могут присутствовать в неочищенных пищевых маслах, однако их большая часть образуется под действием ряда технологических факторов, основным из которых является высокая температура обработки масел и жиров, характерная, например, для процессов рафинации, дезодорации и др. [6, 7]. Считается, что схожесть химической структуры с ацилглицеринами пищевых масел позволяет МХПДЭ и ГЭ при поступлении с пищей аналогично подвергаться действию кишечных липаз, высвобождая при этом 3-монохлорпропандиол (3-МХПД), 2-монохлор-пропандиол (2-МХПД) и глицидол [8-11]. Хотя прямые токсикологические исследования по воздействию этих соединений на организм человека не проводились, считается, что потребление этих контаминантов может нести определенные риски для здоровья. Так, было показано, что 3-МХПД, вводимый самцам крыс внутрибрюшинно в дозе 5 мг на 1 кг массы тела, вызывал у животных частичное или полное бесплодие [12], а в дозе до 100 мг на 1 кг массы тела индуцировал окислительный стресс в почках, яичках и головном мозге самцов мышей [13]. Глицидол в 13-недельных исследованиях на крысах вызывал снижение массы тела, гистопатологические нарушения в головном мозге и почках и в целом снижал выживаемость (дозы 200 или 400 мг на 1 кг массы тела). В 2-летних исследованиях глицидол индуцировал возникновение опухолевых заболеваний, неопухолевых и неопластических эффектов у самцов и самок крыс (дозы 37,5 и 75 мг на 1 кг массы тела) [14].

На основании результатов этих и других токсикологических исследований в 2000 г. Международное агентство по изучению рака (IARC) внесло 3-МХПД и глицидол в список "вероятных канцерогенов человека" с присвоением им категорий 2Б и 2А соответственно [15].

В 2017 г. была предварительно определена предельно допустимая величина суточного потребления 3-МХПД, равная 2 мкг на 1 кг массы тела (Европейское агентство по безопасности продуктов питания - EFSA) и 4 мкг на 1 кг массы тела (Объединенный экспертный комитет ФАО/ВОЗ по пищевым добавкам - JECFA). Согласно EFSA разница в полученных значениях является следствием отличий в используемых этими организациями методах расчета [16]. В 2018 г. в Европейском союзе было введено нормирование содержания эфиров глицидола (в пересчете на свободную форму) в пищевых маслах и маслах, использующихся для производства детского питания, на уровне 1,0 и 0,5 мг/кг масла соответственно [17]. В России эти же показатели были внесены в Единые санитарно-эпидемиологические и гигиенические требования к продукции (товарам), подлежащей санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю) Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 6 августа 2019 г. № 132.

Введение нормирования предполагает наличие аттестованных методов анализа контролируемых соединений. Для целей рутинного исследования пищевых масел и жиров наиболее подходящим считается непрямое определение МХПДЭ и ГЭ в виде соответствующих свободных форм 3-МХПД, 2-МХПД и глицидола методом газовой хроматографии с масс-спектрометрическим детектированием (ГХ-МС) [18]. Типичные подходы непрямого определения этих соединений подразумевают отщепление жирных кислот от всех МХПДЭ и ГЭ, дериватизацию полученных свободных форм и их анализ с помощью ГХ-МС. Схематично такой принцип приведен на рисунке.

Принцип определения суммарного содержания эфиров 3-монохлорпропандиола (3-МХПД), 2-монохлорпропандиола (2-МХПД) и глицидиловых эфиров в пищевых маслах и жирах

Расшифровка аббревиатур дана в тексте.

Principle of indirect determination of fatty acid esters of 3-monochloropropane-1,2-diol (3-MCPD), 2-monochloropropane-1,2-diol (2-MCPD) and glycidyl fatty acid esters in edible oils and fats

На данный момент наиболее широко распространены 3 варианта непрямого определения [19, 20], один из них - метод длительной щелочной переэтерификации. Данный подход лежит в основе двух официальных методик, действующих на территории России: ГОСТ Р ИСО 18363-2-2019 "Жиры и масла животные и растительные. Определение содержания сложных эфиров жирных кислот монохлорпропандиолов (МХПД) и глицидола с применением ГХ/МС. Часть 1. Метод с использованием быстрой щелочной переэтерифи-кации и измерения содержания 3-МХПД и дифференциальное измерение содержания глицидола" (метод ГХ-МС) и МУК 4.1.3547-19 "Определение содержания 3-монохлорпропандиола, 2-монохлорпропандиола и гли-цидола в пищевых растительных маслах и животных жирах" (метод ГХ-МС/МС). Последний с некоторыми изменениями и дополнениями был использован для изучения содержания эфиров монохлорпропандиолов и глицидола в пищевых растительных маслах и масложировых продуктах, представленных на российском рынке.

Материал и методы

Реактивы. В работе использовались следующие стандартные вещества: 3-монохлорпропан-1,2-диол (3-МХПД); 3-монобромпропан-1,2-диол (3-МБПД), 3-монобромпро-пан-1,2-диол-1,1,2,3,3-d5 (3-МБПД-d5), 1,2-дипальмитоил-3-монохлорпропандиол-1,1,2,3,3-d5 (1,2-ПП-3-МХПД-d5),1,3-дипальмитоил-2-монохлорпропандиол-1,1,2,3,3-d5 (1,3-ПП-2-МХПД-d5), 1,2-дипальмитоил-3-монохлорпропандиол (1,2-ПП-3-МХПД), 1,3-дипальмитоил-2-монохлорпропандиол (1,3-ПП-2-МХПД), глицидил пальмитат, кислота фенилборная ("Toronto Research Chemicals", Канада); 3-монохлорпропан-1,2-диол-1,1,2,3,3-d5 (3-МХПД-d5) ("Sigma-Aldrich", США).Подготовку проб осуществляли с использованием следующих растворителей и реактивов: метанол, толуол, изооктан (для ВЭЖХ); вода, очищенная в системе MilliQ (Merck Millipore, США); натрия гидроксид, х.ч.; эфир диэтиловый, х.ч.; этилацетат, х.ч.; натрий бромистый, х.ч.; гексан, х.ч.; кислота ортофосфорная, х.ч.; универсальная индикаторная бумага; гелий (степень чистоты не менее 99,9999%).

Объекты исследования. Всего было исследовано 55 образцов масел различной очистки, включая подсолнечные, горчичные, кукурузные, оливковые, рисовое, виноградной косточки и конопляное масла, пальмовые масла и их фракции, а также жиры специального назначения (кондитерский жир и заменители молочного жира) и эмульсионные немолочные жировые продукты (маргарины, спреды). При необходимости и там, где это было возможно, жировую фазу отделяли от водной (процедура необходима для облегчения экстракции аналитов). Для этого 2-3 г эмульсионного продукта отбирали в пластиковые пробирки, плотно закрывали крышками и помещали в сушильный шкаф при температуре 80 °С до расслоения жировой и водной фаз. Затем образцы центрифугировали и отбирали верхний слой для анализа.

Для проверки работоспособности методики и работы детектора готовили контрольные пробы. Для этого использовали нерафинированное оливковое масло первого отжима с предварительно измеренной концентрацией 3-МХПД, 2-МХПД и глицидола (<0,01 мг/кг каждого). В масло вносили 1,2-ПП-3-МХПД, 1,3-ПП-2-МХПД и глицидил пальмитат в толуоле так, чтобы конечная эквивалентная концентрация свободных 3-МХПД, 2-МХПД и глицидола составляла 1 мг/кг.

Подготовка проб. Около 100 мг масла, жира или жировой фракции эмульсионного жирового продукта помещали в пробирки А и Б объемом 15 см3. К пробе А добавляли по 50 мкм3 растворов 3-МХПД-d5 и 3-МБПД-d5 с концентрацией каждого 10 мкг/см3 в метаноле. В пробу Б вносили 100 мкм3 совместного раствора 1,2-ПП-3-МХПД-d5 и 1,3-ПП-2-МХПД-d5 с концентрацией каждого 5 мкг/см3 в толуоле. Далее подготовка проб А и Б не отличалась. К пробам добавляли 600 мкм3 диэтилового эфира, интенсивно перемешивали на орбитальном шейкере "IKA-WERKE VF2" (IKA-WERKE, Германия) и помещали в морозильную камеру на -25 °С на 30 мин. Затем, не размораживая проб, вносили 500 мкм3 NaOH в метаноле (концентрация 2,5 мг/см3) и снова помещали в морозильную камеру на -25 °С на ≥16 ч. После этого, строго не размораживая проб, вносили 600 мкм3 подкисленного водного раствора бромида натрия (55 г NaBr помещали в мерную колбу вместимостью 100 см3, доводили до метки водой и вносили 330 мкм3 концентрированной ортофосфорной кислоты) и перемешивали. Затем верхний слой упаривали без нагревания на центрифужном концентраторе Vacufuge plus (Eppendorf, Германия). К пробам добавляли 600 мкм3 гексана, перемешивали и после разделения фаз верхний слой удаляли. Промывку гексаном повторяли. Затем к пробам добавляли 900 мкм3 смеси диэтиловый эфир : этилацетат (4:6 об : об), перемешивали и дожидались разделения фаз. После этого верхний слой переносили в пробирки объемом 15 см3. Экстракцию повторяли. Затем объединенные экстракты упаривали без нагревания. После этого в пробы вносили 1 см3 раствора фенилборной кислоты в диэтиловом эфире (1 г фенилборной кислоты помещали в мерную колбу вместимостью 50 см3, вносили 100 мкм3 воды и доводили до метки диэтиловым эфиром), оставляли их на 15 мин и затем упаривали без нагревания досуха. К пробам приливали 1 см3 изооктана, осадок разбивали с помощью ультразвуковой ванны SONOREX (Bandelin, Германия) и вместе с изооктаном переносили в микропробирки объемом 2 см3. Микропробирки центрифугировали при 14 500 rpm в течение 5 мин на центрифуге "Centrifuge-5424" (Eppendorf, Германия), затем 200 мкм3 чистой надосадочной жидкости отбирали в виалы для газового хроматографа.

Проведение анализа. Разделение и детектирование аналитов проводили на газовом хроматографе Agilent Technologies 7890A, оснащенном автоматическим пробоотборником и тройным квадрупольным масс-селективным детектором Agilent Technologies 7000C (Agilent, США). Использовалась хроматографическая колонка HP-5 MS [с фазой (5%-фенил)-метилполисилоксан, 30 м х 0,25 мм х 0,25 мкм] (Agilent, США). Использовали следующие параметры работы хромато-масс-спектрометра: начальная температура работы термостата 60 °С, затем подъем со скоростью 5 °С/мин до 190 °С, затем подъем со скоростью 20 °С/мин до 280 °С, задержка 5 мин, по окончании 300 °С 5 мин. Температура инжектора 250 °C, режим работы без деления потока, вводимый объем пробы 1 мм3. Газ-носитель гелий, скорость потока 1,2 см3/мин в постоянном режиме. Температура интерфейса 280 °C, температура источника 230 °C, температура квадруполя 150 °C. Тройной квадруполь настраивали для работы в режиме мониторинга выбранных реакций (MRM). Для этого использовали параметры переходов и энергий соударения, представленные в табл. 1.

Таблица 1. Параметры режима мониторинга выбранных реакций

Table 1. Multiple reaction monitoring settings used in the work

П р и м е ч а н и е. Пары ионов, помеченные знаком "*", использовались для количественного расчета, остальные - в качестве подтверждающих.

N o t e. Ion pairs with mark “*" were used for quantitation, remaining ions were confirmative

Полученные данные анализировали с помощью программного обеспечения Agilent MassHunter Qualitative Analysis B.06.00 и Agilent MassHunter Quantitative Analysis B.06.00, расчеты проводили согласно МУК 4.1.3547-19 "Определение содержания 3-монохлорпропандиола, 2-монохлорпропандиола и глицидола в пищевых растительных маслах и животных жирах", обработку результатов проводили в Microsoft Excel 2010.

Результаты и обсуждение

В данной работе содержание сложных эфиров 3-МХПД, 2-МХПД и глицидиловых эфиров в пересчете на соответствующие свободные формы определяли методом медленной щелочной переэтерификации при пониженной температуре с дериватизацией фенилборной кислотой и тандемным масс-спектрометрическим детектированием. С помощью данного метода была проанализирована группа образцов пищевых масел, жиров и масложировых продуктов, представленных на российском рынке. В табл. 2 отражены данные по типам исследованных масел и полученные результаты по содержанию исследуемых контаминантов.

Таблица 2. Содержание эфиров монохлорпропандиола и глицидиловых эфиров в пересчете на свободные формы в различных пищевых маслах (мг/кг)

Table 2. The content of fatty acid esters of 3-monochloropropane-1,2-diol (3-MCPD), 2-monochloropropane-1,3-diol (2-MCPD) and glycidyl esters as free MCPD and glycidol in some edible oils on Russian market (in mg/kg)



1 Значение скорректировано по пробе с добавкой путем деления рассчитанной по хроматограмме величины на соответствующий % извлечения R и умножения полученного значения на 100.

2 Значение получено по пробе А. Обнаруженная концентрация в пробе Б <0,03 мг/кг.

3 Температура фритюра <180 °С, время обработки около 8 ч.

4 Значения, превышающие 1 мг/кг по содержанию глицидола в пищевых маслах и жирах не для производства детского питания.

Примечание. Способы очистки или обработки масла: В - вымороженное, Д - дезодорированное, Н - нерафинированное, О - отбеленное, Р - рафинированное, Ф - фильтрованное, ХО - холодный отжим. Результаты представлены в виде среднего (М) из числа параллельных измерений (n); RSD - абсолютное стандартное отклонение; R, % - степень извлечения

Note. Types of oil processing: W - winterized, D - deodorized, UR - unrefined, В - bleached, R - refined, F - filtered, CP - cold pressing. Results are showed as mean (M) of parallel measurements (n); RSD - standard deviation; R, % - recovery.

Известно, что образование глицидиловых эфиров жирных кислот является более энергоемким процессом, чем образование эфиров МХПД [21], и поэтому происходит главным образом при высокотемпературной обработке растительных масел, такой как дезодорация [5]. Практически все исследованные подсолнечные масла были рафинированными и дезодорированными, тем не менее обнаруженное количество глицидола в них не превышало запланированного1 норматива 1 мг/кг для пищевых растительных масел, а полученные значения лежали в диапазоне от условного отсутствия (<0,1 мг/кг) до 0,61 мг/кг. Количество 3-МХПД в этих маслах в основном было меньше количества глицидола (медианы 0,26 и 0,36 мг/кг соответственно), при этом максимальное содержание 3-МХПДЭ в пересчете на свободную форму составило 1,85 мг/кг в подсолнечном масле неизвестной очистки. Количество 2-МХПДЭ было примерно в 2 раза меньше, чем 3-МХПДЭ, и колебалось в диапазоне от <0,10 до 0,67 мг/кг.

1 Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 6 августа 2019 г. № 132 данный показатель внесен в Единые санитарно-эпидемиологические и гигиенические требования к продукции (товарам), подлежащей санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю), предусматривающие установление нормативов глицидиловых эфиров жирных кислот и глицидола в пищевой продукции, в том числе в растительных маслах.

Пальмовые масла обычно характеризуются высоким содержанием диглицеридов жирных кислот [22]. Диглицериды считаются основным предшественником при образовании ГЭ [23] и одним из предшественников образования МХПДЭ [22], поэтому в пальмовых маслах и фракциях содержание этих контаминантов часто выше, чем в других однокомпонентных растительных маслах [5]. Кроме того, особенности культивирования и экстракции масла из ореха пальмы обусловливают присутствие в конечном продукте органических и неорганических соединений хлора, который является одним из лимитирующих факторов образования МХПДЭ [24]. Дальнейшая рафинация, дезодорация и/или фритюрная обработка могут способствовать повышенному образованию контаминантов, что и было обнаружено в большинстве исследованных пальмовых масел и фракций. Диапазон содержаний 3-МХПД в них составил <0,10-6,61 мг/кг, 2-МХПД - <0,10-2,69 мг/кг Однако при этом содержание ГЭ в пересчете на глицидол в большинстве образцов не превышало 1 мг/кг, за исключением 2 образцов (1,38 и 6,29 мг/кг в пальмовых маслах РДО и РД соответственно).

Меньше всего всех МХПДЭ и ГЭ было обнаружено в нерафинированных горчичном и конопляном маслах (<0,1 мг/кг), а также в оливковом, что согласуется с данными зарубежных исследований [5]. В то же время в рафинированных рисовом и 2 образцах кукурузного масла содержание ГЭ в пересчете на глицидол превышало 1 мг/мг.

В отличие от однокомпонентных растительных масел специализированные масложировые смеси и эмульсионные жировые продукты содержали более высокие концентрации МХПДЭ и ГЭ. Концентрация 3-МХПД в группе жиров специального назначения находилась в диапазоне 1,05-4,11 мг/кг, концентрация 2-МХПД -0,34-1,72 мг/кг, а содержание глицидола не превышало 1 мг/кг только в 1 из 7 исследованных образцов. Кроме того, в 2 образцах этой группы содержание глицидола было максимальным среди составных жировых продуктов и составило 8,30 мг/кг в кондитерском жире и 11,17 мг/кг в заменителе молочного жира. Диапазон концентраций глицидола в группе эмульсионных жировых продуктов составил 0,15-3,56 мг/кг, 3-МХПД <0,105,03 мг/кг, 2-МХПД <0,10-2,50 мг/кг.

Мы предполагаем, что повышенное содержание МХПДЭ и ГЭ в составных масложировых продуктах может объясняться комплексом факторов, таких как качество исходных растительных масел, внесение добавок (эмульгаторы моно- и диглицериды жирных кислот, хлорид натрия), а также технологические условия производства, в том числе применение гидрогенизации и/или переэтерификации. Последние 2 процесса, например, могут осуществляться при высоких температурах (до 100-200 °С в течение 0,5-1,0 ч) в присутствии катализаторов металлов [25] и с использованием сырья, которое уже прошло рафинацию и дезодорацию. Такой многократный нагрев при наличии предшественников МХПДЭ и ГЭ может способствовать дополнительному образованию этих контаминантов, однако данное предположение требует экспериментального подтверждения.

Заключение

Анализ 55 образцов растительных масел и жиров разной очистки подтвердил данные предыдущих исследований [26, 27] о полном или почти полном отсутствии сложных МХПДЭ и ГЭ в неочищенных (нерафинированных) маслах и оливковом масле. С другой стороны, несмотря на большое количество оригинальных данных, характеризующих пальмовое масло и его фракции как наиболее загрязненные масла [6, 27], содержание ГЭ в исследованных образцах в целом было ниже, чем в составных масложировых продуктах, таких как жиры специального назначения и эмульсионные немолочные жировые продукты. Широкое применение этих продуктов при производстве выпечки, кондитерских изделий, аналогов молочных продуктов и др., их многокомпонентный состав и разнообразие производственных условий их изготовления требуют разработки и внедрения технологических мер по предотвращению образования МХПДЭ и особенно ГЭ в данных продуктах.

Литература

1. Gao B., Li Y., Huang G., Yu L. Fatty acid esters of 3-monochloropropanediol: a review // Annu. Rev. Food Sci. Technol. 2019. Vol. 10, N 1. P. 259-284. DOI: https://doi.org/10.1146/annurev-food-032818-121245

2. Collison M.W. Direct determination of MCPD esters and glycidylesters by LC/MS. OVID Meeting - Association of the Oilseed Crushing and Oil Refining Industry in Germany, Berlin, 25 January 2010. URL: http://www.ovid-verband.de/fileadmin/-user_upload/ovid-verband.de/downloads/ADM_Colli-son.pdf (дата обращения: 15.03.2020)

3. Tiong S.H., Saparin N., Teh H.F., Ng T.L.M., Md Zain M.Z.B., Neoh B.K. et al. Natural Organochlorines as precursors of 3-monochloropropanediol esters in vegetable oils // J. Agric. Food Chem. 2018. Vol. 66, N 4. P. 999-1007. DOI: https://doi.org/10.1021/acs.jafc.7b04995.

4. Zhang Zh., Gao B., Zhang X., Jiang Y., Xu X., Yu L. Formation of 3-monochloro-1,2-propanediol (3-MCPD) di- and monoesters from tristearoylglycerol (TSG) and the potential catalytic effect of Fe2+ and Fe3+ // J. Agric. Food Chem. 2015. Vol. 63, N 6. P. 1839-1848. DOI: https://doi.org/10.1021/jf5061216

5. Risks for human health related to the presence of 3- and 2-monochloropropanediol (MCPD), and their fatty acid esters, and glycidyl fatty acid esters in food // EFSA J. 2016. Vol. 14, N 5. P. 4426.

6. Hew K.S., Asis A.J., Tan T.B., Yusoff M.M., Lai O.M., Nehdi I.A. et al. Revising degumming and bleaching processes of palm oil refining for the mitigation of 3-monochloropropane-1,2-diol esters (3-MCPDE) and glycidyl esters (GE) contents in refined palm oil // Food Chem. 2020. Vol. 307. Article ID 125545. DOI: https://doi.org/10.1016/j.foodchem.2019.125545

7. Custodio-Mendoza J.A., Carro A.M., Lage-Yusty M.A., Herrero A., Valente I.M., Rodrigues J.A. et al. Occurrence and exposure of 3-monochloropropanediol diesters in edible oils and oil-based foodstuffs from the Spanish market // Food Chem. 2019. Vol. 270. P. 214-222. DOI: https://doi.org/10.1016/j.foodchem.2018.07.100

8. Jędrkiewicz R., Kupska M., Głowacz A., Gromadzka J., Namieśnik J. 3-MCPD: a worldwide problem of food chemistry // Crit. Rev. Food Sci. Nutr. 2016. Vol. 56, N 14. P. 2268-2277. DOI: https://doi.org/10.1080/10408398.2013.829414

9. Seefelder W., Varga N., Studer A., Williamson G., Scanlan F.P., Stadler R.H. Esters of 3-chloro-1,2-propanediol (3-MCPD) in vegetable oils: significance in the formation of 3-MCPD // Food Addit. Contam. 2008. Vol. 25. P. 391-400. DOI: https://doi.org/10.1080/02652030701385241

10. Buhrke T., Frenzel F., Kuhlmann J., Lampen A. 2-Chloro-1,3-propanediol (2-MCPD) and its fatty acid esters: cytotoxicity, metabolism, and transport by human intestinal Caco-2 cells // Arch. Toxicol. 2015. Vol. 89. P. 2243-2251. DOI: https://doi.org/10.1007/s00204-014-1395-3

11. Weisshaar R. 3-MCPD-esters in edible fats and oils - a new and worldwide problem // Eur. J. Lipid Sci. Technol. 2008. Vol. 110. P. 671-672. DOI: https://doi.org/10.1002/ejlt.200800154

12. Brown-Woodman P.D.C., White I.G., Ridley D.O. The antifertility activity and toxicity of alpha-chlorohydrine derivatives in male rats // Contraception. 1979. Vol. 19. P. 517-529. DOI: https://doi.org/10.1016/0010-7824(79)90066-0

13. Schultrich K., Henderson C. J., Braeuning A., Buhrke T. Correlation between 3-MCPD-induced organ toxicity and oxidative stress response in male mice // Food Chem. Toxicol. 2020. Vol. 136. Article ID 110957. DOI: https://doi.org/10.1016/j.fct.2019.110957

14. National Toxicology Program. NTP toxicology and carcinogenesis studies of glycidol (CAS No. 556-52-5) in F344/N rats and B6C3F1 mice (gavage studies) // Natl Toxicol. Program. Tech. Rep. Ser. 1990. Vol. 374. P. 1-229.

15. Agents Classified by the IARC Monographs/FAO/WHO. Vol. 1-123. URL: https://monographs.iarc.fr/wp-content/uploads/2018/09/List_of_Classifications.pdf (дата обращения: 15.03.2020)

16. Revised safe intake for 3-MCPD in vegetable oils and food/European Food Safety Authority. European Union. URL: https://www.efsa.europa.eu/en/press/news/180110 (дата обращения: 15.03.2020)

17. Commission regulation (EU) 2018/290 amending Regulation (EC) No 1881/2006 as regards maximum levels of glycidyl fatty acid esters in vegetable oils and fats, infant formula, follow-on formula and foods for special medical purposes intended for infants and young children [Electronic resource] // Official Journal of the European Union. L 55/27. 2018 Feb 26. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32018R0290&from=EN (дата обращения: 15.03.2020)

18. Crews C., Chiodini A., Granvogl M., Hamlet C., Hrncirik K., Kuhlmann J. et al. Analytical approaches for MCPD esters and glycidyl esters in food and biological samples: a review and future perspectives // Food Addit. Contam. A. 2012. Vol. 30, N 1. P. 11-45. DOI: https://doi.org/10.1080/19440049.2012.720385

19. ISO 18363-3:2017 Animal and vegetable fats and oils - Determination of fatty-acid-bound chloropropanediols (MCPDs) and glycidol by GC/MS - Part 3: Method using acid transesterification and measurement for 2-MCPD, 3-MCPD and glycidol.

20. ISO 18363-2:2018 (en) Animal and vegetable fats and oils - Determination of fatty-acid-bound chloropropanediols (MCPDs) and glycidol by GC/MS - Part 2: Method using slow alkaline transesterification and measurement for 2-MCPD, 3-MCPD and glycidol.

21. Yao Y., Cao R., Liu W., Zhou H., Li Ch., Wang Sh. Molecular reaction mechanism for the formation of 3-chloropropanediol esters in oils and fats // J. Agric. Food Chem. 2019. Vol. 67, N 9. P. 2700-2708. DOI: https://doi.org/10.1021/acs.jafc.8b06632

22. Destaillats F., Craft B.D., Sandoz L., Nagy K. Formation mechanisms of Monochloropropanediol (MCPD) fatty acid diesters in refined palm (Elaeis guineensis) oil and related fractions // Food Addit. Contam. A. 2012. Vol. 29, N 1. P. 29-37. DOI: https://doi.org/10.1080/19440049.2011.633493

23. Cheng W., Liu G., Liu X. Formation of glycidyl fatty acid esters both in real edible oils during laboratory-scale refining and in chemical model during high temperature exposure // J. Agric. Food Chem. 2016. Vol. 64, N 29. P. 5919-5927. DOI: https://doi.org/10.1021/acs.jafc.6b01520

24. Shimizu M., Weitkamp P., Vosmann K., Matthäus B. Temperature dependency when generating glycidyl and 3MCPD esters from diolein // J. Am. Oil Chem. Soc. 2013. Vol. 90. P. 1449-1454. DOI: https://doi.org/10.1007/s11746-013-2298-9

25. Арутюнян Н.С., Корнена Е.П., Янова А.И. и др. Технология переработки жиров / под ред. Н.С. Арутюняна. 2-е изд., перераб. и доп. Москва : Пищепромиздат, 1998. 452 с.

26. Kuhlmann J. Determination of bound 2,3epoxy1propanol (glycidol) and bound monochloropropanediol (MCPD) in refined oils // Eur. J. Lipid Sci. Technol. 2011. Vol. 113. P. 335-344. DOI: https://doi.org/10.1002/ejlt.201000313

27. Почицкая И.М., Рослик В.Л., Воропай Е.Н., Демидюк П.А. Определение глицидиловых эфиров в маслах растительных и жирах животных // Материалы II Международного конгресса "Наука, питание и здоровье". Минск, 2019. С. 590-596.

SCImago Journal & Country Rank
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Медицина сегодня
I Всероссийский форум "Актуальные вопросы медицинского права"

I Всероссийский форум "Актуальные вопросы медицинского права" 18-19 февраля 2021 года в режиме онлайн состоится Первый Всероссийский форум "Актуальные вопросы медицинского права". Мероприятие будет посвящено современным особенностям правового регулирования самых насущных...

I Всероссийский Конгресс с международным участием по фундаментальным проблемам лабораторной диагностики

I Всероссийский Конгресс с международным участием по фундаментальным проблемам лабораторной диагностики "Академия лабораторной медицины: новейшие достижения" 25-27 мая 2021 года в МВЦ "Крокус Экспо" состоится значимое событие в мире лабораторных исследований - I...

Онлайн конференция педиатров "Трудный диагноз: разбор клинических случаев",

Уважаемые коллеги! Приглашаем вас принять участие в работе III Научно-практической онлайн конференции педиатров "Трудный диагноз: разбор клинических случаев" , которая состоится 8-9 февраля 2021 года Организаторы: · ГБУЗ "Детская городская клиническая больница имени З.А...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»