Метаболические характеристики, пищевой статус и поведенческие факторы при ожирении у работников промышленного предприятия

Резюме

Проблема ожирения актуальна во всем мире, так как за избыточной массой тела следуют метаболические нарушения с последующим развитием серьезных хронических неинфекционных заболеваний.

Цель - оценить клинико-метаболическое здоровье, уточнить пищевой статус и поведенческие факторы развития ожирения у работников промышленного предприятия.

Материал и методы. У 348 работников (210 мужчин и 138 женщин) промышленного предприятия оценены антропометрические данные: индекс массы тела (ИМТ), обхваты талии и бедер и их соотношение; уровень артериального давления; концентрации глюкозы и холестерина, а также результаты анкетирования по особенностям питания и физической активности. В зависимости от ИМТ работники были разделены на 3 группы: 1-ю составил 151 (43,3%) человек с нормальной массой тела, 2-ю группу - 125 (36%) работников с избыточной и 3-ю группу - 72 (20,7%) человека с ожирением.

Результаты. Более половины работников (в основном женщины) имели избыточную массу тела и ожирение, с преобладанием висцерального типа и I степени. Артериальная гипертензия диагностирована у 41% работников (в основном I степени), ее частота выше при ожирении (62,5%) и у мужчин (45%). У каждых 4-х мужчины и женщины был повышен уровень холестерина, нарастающий по мере увеличения ИМТ. Постпрандиальная гипергликемия встретилась в 5,5% случаев, с одинаковой частотой у мужчин и женщин и с некоторым преобладанием при ожирении. Значительная часть респондентов с ожирением, особенно женщины, признали, что одной из причин избытка массы тела у них являются стрессы и соматические заболевания (37%), а среди кондитерских изделий они предпочитают шоколад. Отмечено влияние на ИМТ у мужчин частоты приема яиц, а у женщин - орехов, семечек и шоколада. Физическая активность <3 раз в месяц или ее отсутствие выявлены у большинства работников с избыточной массой тела и ожирением (73%), особенно у мужчин, а также у женщин в последний месяц перед исследованием (57%).

Заключение. Профилактическое обследование не только показало высокую распространенность абдоминального ожирения, артериальной гипертензии и нарушений липидного обмена у работников промышленного предприятия, но и позволило выявить наиболее значимые алиментарно-зависимые и поведенческие факторы риска развития у них ожирения.

Ключевые слова:избыточная масса тела, ожирение, алиментарные и поведенческие факторы, потребление, метаболические характеристики

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Соловьева А.В. и Красненков В.Л.; сбор материала - Кириленко Н.П., Королева О.М.; создание базы данных - Лясникова М.Б., Милая Н.О.; статистическая обработка - Цветкова И.Г.; написание текста - Милая Н.О., Белякова Н.А.; редактирование - Белякова Н.А., Кириленко Н.П.

Для цитирования: Белякова Н А., Кириленко Н.П., Королева О.М., Лясникова М.Б., Цветкова И.Г., Милая Н О., Соловьева А.В., Красненков В.Л. Метаболические характеристики, пищевой статус и поведенческие факторы при ожирении у работников промышленного предприятия // Вопросы питания. 2021. Т 90, № 1. С. 40-48. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2021-90-1-40-48

В связи с высокой распространенностью алиментарно-конституционального ожирения в мире и существенным влиянием на здоровье людей его относят к медико-социальной проблеме. Наблюдательное исследование ЭССЕ-РФ в 2011-2013 гг. показало, что распространенность ожирения в российской популяции составляет 29,7% [1]. Всемирная организация здравоохранения опубликовала данные, свидетельствующие о связи избыточной массы тела и ожирения с развитием до 44-57% всех случаев сахарного диабета 2 типа, 17-23% случаев ишемической болезни сердца, 17% - артериальной гипертензии (АГ), 30% - желчнокаменной болезни, 14% - остеоартрита, 11% - злокачественных новообразований [2, 3]. Эти заболевания являются причиной ранней утраты трудоспособности и инвалидизации, требуют существенных затрат на лечение и реабилитацию [4, 5]. Ожирение увеличивает риск сердечно-сосудистой смертности в 4 раза, а смертности от онкологических заболеваний - в 2 раза [6-9].

Все вышеизложенное и определило цель данного исследования - оценку клинико-метаболического здоровья работников промышленного предприятия и уточнение факторов, предрасполагающих к формированию избыточной массы тела, ожирения и метаболических нарушений.

Материал и методы

Обследованы 348 работников (210 мужчин, средний возраст - 43,3±13,0 года, и 138 женщин, средний возраст - 44,7±12,0 года) промышленного предприятия (ОАО "Мелькомбинат") Тверского региона. Исследование проводили в первую половину дня (не ранее 2 ч после завтрака) в медицинском пункте предприятия в рамках профилактического осмотра, после добровольного согласия работника. Обследование включало диагностику алиментарно-зависимых и поведенческих факторов риска развития неинфекционных заболеваний [10]. Так, был осуществлен объективный осмотр с измерением артериального давления (норма <140/90 мм рт.ст.) и оценкой антропометрических данных: массы тела (кг), длины тела - роста (м), с последующим вычислением индекса массы тела (ИМТ, кг/м2), обхвата талии (ОТ, см), с заключением об абдоминальной локализации жира (у мужчин - ОТ>102 см, у женщин - ОТ>88 см). Для лабораторного исследования использовали портативный прибор "EASY TOUCH GCHb" (Bioptik Technology, Inc., Тайвань), позволяющий определить уровень глюкозы и холестерина (ХС) в крови. Для этого полученную из пальца руки свежую капиллярную цельную кровь наносили на тест-полоски для оценки уровня глюкозы и ХС, вставляли их в анализатор и затем сравнивали полученные на дисплее показатели глюкозы (откалиброванные по плазме крови) и ХС (в ммоль/л) с предложенными таблицами по содержанию глюкозы с переводом на цельную кровь (норматив через 2 ч после еды <7,8 ммоль/л), а по ХС - с учетом возраста (от 40 до 60 лет) и пола (норма для мужчин - 3,6-5,6 ммоль/л и для женщин - 3,3-5,8 ммоль/л). Никто из обследованных не принимал сахароснижающих препаратов и ранее не наблюдался у эндокринолога в связи с нарушениями углеводного обмена, а 23% обследованных принимали антигипертензивные препараты. В группе с выраженным ожирением около 30% обследованных принимали назначенные им ранее терапевтом и (или) кардиологом статины.

Кроме этого, 330 работников ответили на вопросы анкеты по особенностям питания и физической активности, разработанной сотрудниками кафедры эндокринологии ФГБОУ ВО Тверской ГМУ Минздрава России1. Анкета включала 31 вопрос о возможных причинах избыточной массы тела у обследуемых, мотивах, побуждающих к ее снижению, особенностях питания и семейных привычках, физической активности. Респондент выбирал один или несколько ответов по своему усмотрению. Вопросы по питанию в предлагаемой анкете принципиально не отличаются от других валидизированных опросников, в том числе предложенного ФГБУ "НМИЦ ТПМ" Минздрава России [11].

1 Белякова Н.А., Милая Н.О., Лясникова М.Б. НОУ-ХАУ. Регистрационный номер 01-126, дата регистрации 28.06.19. Анкетирование по питанию и физическим нагрузкам.

Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета прикладных статистических программ Statistica 10. Результаты представлены в виде среднего значения и стандартного отклонения (М±σ). Статистическую значимость межгрупповых различий оценивали с помощью критериев: Стьюдента (t) - в случае нормального распределения, в противном случае - Манна-Уитни (U) для 2 групп, критерия Краскела-Уоллиса (H), если количество групп превышало две, и критерия однородности дисперсий (F). Для качественного сравнительного анализа применяли х2. Критический уровень значимости при проверке статистических гипотез p<0,05.

Результаты и обсуждение

Результаты антропометрии показали, что сниженную массу тела имели всего 14 (4%) работников (9 мужчин и 5 женщин), поэтому отдельно эту группу не выделяли, а при статистической обработке данных они вошли в 1-ю группу, которую составили 151 (43,3%) человек (94 мужчины и 57 женщин) со сниженной и нормальной массой тела. У 125 (36%) работников (77 мужчин и 48 женщин) была избыточная масса тела (2-я группа) и 72 (20,7%) человека (39 мужчин и 33 женщины) имели ожирение (3-я группа). Анализировали результаты обследования в зависимости от данных антропометрии и от гендерных различий. В табл. 1 представлены клинические и метаболические показатели обследованных работников.

Таблица 1. Клинические и метаболические показатели работников в зависимости от индекса массы тела (M±σ)

Table 1. Clinical and metabolic parameters of working people depending on BMI (M±σ)

П р и м е ч а н и е. p - уровень значимости при проверке статистических гипотез; АД - артериальное давление; САД - систолическое артериальное давление; ДАД - диастолическое артериальное давление; ОТ - обхват талии; ХС - холестерин.

N o t e. p - level of significance when testing statistical hypotheses; BP - blood pressure; BPs - systolic blood pressure; BPd - diastolic blood pressure; WC - waist circumference; CH - cholesterol.

Как видно из приведенных в табл. 1 данных, лица с ожирением были старше и имели больший ОТ, нарастающий по мере увеличения ИМТ. Достоверных различий по полу не выявлено, однако у женщин абдоминальная локализация жира наблюдалась чаще (39,9% против 21,1% у мужчин, х2=13,2; p<0,001). Также обследованные различались по уровню систолического и диастолического артериального давления. АГ в целом выявлялась у 41,4% обследованных, при этом в 62,5% случаев при ожирении против 44% при избыточной массе тела и 26% в 1-й группе (х2=26,2, p<0,001). У мужчин АГ диагностировалась в 45% случаев, а у женщин - в 32,9% (х2=4,53, p<0,05). У всех обследованных преобладала АГ I степени (57,8%), при этом без значимых различий по полу (у 55,2% мужчин и у 64,5% женщин). Однако при ожирении у мужчин несколько чаще (в 55,6% случаев против 38,9% у женщин) диагностировалась АГ II и III степени, что совпало с ранее представленными данными [12].

Как и следовало ожидать, концентрация ХС и глюкозы крови была наиболее высокой у работников с ожирением по сравнению с показателями обследованных 1-й и 2-й групп (p<0,05). Качественный анализ также подтвердил, что повышенный уровень ХС чаще отмечался при ожирении (p<0,005). Значимых различий по полу не отмечено. Повышенные уровни ХС имели 23,7% мужчин и 21,9% женщин, а глюкозы - соответственно 5,4 и 5,9%.

Данные анкетирования можно разбить на 4 раздела: причины избыточной массы тела, режим и особенности питания, физическая активность, а также детские привычки и пристрастия.

Так, в 1-й группе 10,2% работников считали, что у них есть избыточная масса тела, во 2-й - 60,0% и в 3-й -95,8% (х2=146,2; p<0,001). При этом мужчины на это указывали в 38,7% случаев, а женщины - в 57,5% (х2=10,5; p<0,005). Избыток массы тела связывали с избыточным питанием и недостаточными физическими нагрузками только 5,8% обследованных с нормальной массой тела против 33,1% работников из 2-й группы и 48,4% - из 3-й (х2=47,9; p<0,001). Кроме того, обследованные с ожирением указывали стресс и болезни как причины лишней массы тела (в 37,1% случаев против 19,9% во 2-й группе и 7,3% - в 1-й, х2=24,3; р<0,001), при этом женщины значимо чаще мужчин (соответственно в 28,7 и 8,4% случаев, х2=20,9; p<0,001).

Результаты анкетирования по пищевому статусу работников представлены в табл. 2, где приводятся только статистически значимые различия.

Таблица 2. Данные анкетирования по питанию и физической активности работников с разным индексом массы тела (в %)

Table 2. Questionnaire data on the nutrition and physical activity of working people with different body mass index (%)

Изучение особенностей питания работников с разным ИМТ в большинстве случаев достоверных различий не выявило. Так, более чем у 2/3 обследованных всех групп было 3 основных приема пищи. Завтракали обычно 72,1% работников с нормальной массой тела, 63,4% -с избыточной и 71,5% - с ожирением, а вот перекусы (см. табл. 2) имели реже всего работники с избыточной массой тела (х2=7,64; p<0,05). В рационе питания работников всех групп мясо, рыба или птица чаще всего присутствовали ежедневно (в 61,9% случаев в 1-й группе, в 61,7% - во 2-й и в 70,0% - в 3-й). Овощи и фрукты потребляли ежедневно обследованные чуть реже, но без статистически значимых различий по группам (соответственно в 50,4, 54 и 62,7% случаев). Молочные продукты респонденты потребляли в основном еженедельно (соответственно 50,4, 57,9 и 56,5% обследованных). Аналогичная картина была и с яйцами (их употребляли еженедельно или даже реже 82,0% опрошенных в 1-й группе, 75,6% - во 2-й и 91,2% - в 3-й). Орехи и семечки также редко употребляли большинство обследованных из всех 3 групп: 88,4% в 1-й группе, 85,6% - во 2-й и 92,8% - в 3-й. Согласно данным табл. 2, среди кондитерских изделий работники 2-й и 3-й групп чаще, чем респонденты с нормальной массой тела, отдавали предпочтение шоколаду (p<0,05). Из безалкогольных напитков работники с одинаковой частотой (от 40 до 50%) употребляли кофе или чай, независимо от массы тела. Из алкогольных напитков респонденты всех групп отдавали предпочтение крепким напиткам (соответственно 32,4, 37,4 и 46,4%). При этом во всех группах более чем в половине случаев - по праздникам. Нарушение режима питания в детстве или его отсутствие отмечалось у большинства респондентов: 60,1% - в 1-й группе, 64,4% - во 2-й и 53,2% -3-й, также большинство обследованных не выпускали из-за стола, пока не опустеет тарелка (56,3% -в 1-й группе, 67,3% - во 2-й и 69,6% - в 3-й). Что касается физических нагрузок (см. табл. 2), то они чаще были у работников с нормальной массой тела, а не при избыточной массе тела или ожирении (p<0,001).

Более существенные различия по пищевому статусу и физическим нагрузкам были выявлены между мужчинами и женщинами. Они суммированы в табл. 3.

Таблица 3. Данные анкетирования по питанию и физической активности мужчин и женщин (в %)

Table 3. Questionnaire data on the nutrition and physical activity of males and females (%)

Женщины чаще, чем мужчины, потребляли овощи и фрукты ежедневно (p<0,001), яйца - еженедельно (p<0,001), а орехи и семечки - ежедневно или еженедельно (p<0,05). Кроме этого, у мужчин выявлена взаимосвязь между потреблением яиц и ИМТ. Так, работники с ожирением указывали на их потребление еженедельно в 74,3% случаев против 45% в группе с избыточной массой тела и 59,5% с нормой (х2=7,34; p<0,05). У женщин аналогичная взаимосвязь была отмечена с потреблением орехов и семечек (их еженедельно употребляли 72,8% женщин с ожирением, 56% - с избыточной массой тела и 20% - с нормой, х2=28,1; p<0,001). Кондитерские изделия, в частности шоколад, предпочитали одинаково и мужчины, и женщины. Однако работницы с ожирением отдавали предпочтение шоколаду чаще (в 53,4% случаев против 45,5% - с избыточной массой тела и 24% - с нормальной, х2=6,34; p<0,05).

Из безалкогольных напитков женщины чаще отдавали предпочтение кофе, а мужчины - сокам и газированной воде (p<0,001). Среди алкогольных напитков мужчины предпочитали пиво и крепкий алкоголь (водка, коньяк), а женщины - вино (p<0,001), которое они принимали в основном по праздникам (p<0,05), а мужчины часто и еженедельно (p<0,005). Около четверти мужчин и женщин алкоголь не употребляли.

На вопрос о физической активности, под которой подразумевалась ходьба, а также дополнительные занятия спортом в последний месяц >3 раз, мужчины отвечали утвердительно чаще по сравнению с женщинами (p<0,005). У мужчин была отмечена взаимосвязь с ИМТ. Реже всего у них физическая активность была при ожирении и избыточной массе тела (72,8 против 51,8% при нормальной массе тела, х2=7,62; p<0,05). Из аэробных физических нагрузок у мужчин преобладали занятия на велосипеде, а у женщин - плавание и шейпинг (p<0,05).

В детстве женщин чаще, чем мужчин, во время приема пищи заставляли все доедать (соответственно в 70,7 и 58,0% случаев, х2=4,85; p<0,05), а мужчины часто нарушали режим питания, особенно при ожирении (42,9 против 33,9% при избыточной массе тела и 19,2% - при нормальной, х2=6,53; p<0,05).

В своем исследовании мы выявили значимое влияние частоты приема отдельных продуктов (яйца, орехи, семечки) на формирование избытка массы тела у обследованных разного пола. Эти продукты богаты как белком, так и жирами. Кроме этого, следует отметить, что женщины чаще, чем мужчины, включали в свой рацион яйца, овощи и фрукты, орехи и семечки, а также кофе. Обследованные обоего пола с ожирением, особенно женщины, чаще потребляли шоколад, содержащий не только легкоусвояемые углеводы, но и жир.

В литературе имеются противоречивые данные по поводу влияния различных продуктов на развитие метаболических нарушений. Так, E. Cabello-Saavedra и соавт. показали, что шансы развития метаболического синдрома повышаются при избыточном потреблении углеводов [13]. Другие исследователи, наоборот, отмечают, что риск развития метаболического синдрома выше при увеличении содержания в рационе питания белка и жиров [14]. Есть работы, показавшие связь профессиональных вредных факторов и нарушения пищевого статуса (избыточная энергетическая ценность, повышенное содержание общих и насыщенных жиров, моно- и дисахаридов) [15].

В нашем исследовании хотя и были обнаружены некоторые предпочтения по питанию у людей с разным ИМТ и полом, но взаимосвязи с развитием метаболического синдрома не анализировались, да и анкеты не предусматривали количественного определения содержания белка, жиров и углеводов в потребляемых продуктах.

Также было показано, какую важную роль играют привычки и установки, сформированные в семейном кругу, как для мужчин, так и женщин. К сожалению, борьба с вредными привычками, и в частности такими, как нарушение в детстве режима питания, требует от пациента в зрелом возрасте значительных усилий и времени [16, 17]. Для снижения риска развития ожирения и заболеваний, ассоциирующихся с ним, повышения качества жизни населения требуется дальнейшее изучение пищевых привычек и метаболических особенностей работников [18, 19].

Выводы

1. Среди работников промышленного предприятия (мелькомбината) Тверского региона молодого и среднего возраста более половины (57%) имеют избыточную массу тела и ожирение, с преобладанием висцерального типа. Частота встречаемости разных степеней ожирения одинакова у мужчин и женщин, с преимуществом начальной степени. Однако абдоминальная локализация жира в 2 раза чаще диагностируется у женщин (40%), чем у мужчин (20%). Некорригированную АГ имеют более 40% работников (в основном I степень), при этом в 62,5% случаев при ожирении, 44% - при избыточной массе тела и у каждого 4-го - при нормальной массе тела. У мужчин чаще, чем у женщин.

2. Наиболее высокие концентрации ХС и глюкозы в крови наблюдаются при ожирении. Каждые 4-й мужчина и женщина имеют повышенный уровень ХС, нарастающий по мере увеличения ИМТ. Постпрандиаль-ная гипергликемия встретилась всего в 5,5% случаев, с одинаковой частотой у мужчин и женщин и с некоторым преобладанием при ожирении.

3. По данным опроса, основными причинами избыточной массы тела считают переедание и недостаточные физические нагрузки 33 и 48% работников с избыточной массой тела и ожирением. В то же время при ожирении респонденты свою избыточную массу тела часто связывают со стрессом и болезнями (37%), особенно женщины, т.е. имеет место подмена истинных причин алиментарно-конституционального ожирения его последствиями.

4. Режим питания соблюдают большинство обследованных мужчин и женщин, независимо от ИМТ Отмечено влияние потребления отдельных продуктов на массу тела: орехов, семечек и шоколада - у женщин и яиц - у мужчин. Женщины чаще употребляют овощи и фрукты, яйца, орехи и семечки, а также кофе. Влияния алкоголя на ИМТ не обнаружено, хотя и выявлено, что женщины чаще употребляют вино, а мужчины - пиво и крепкий алкоголь не только по праздникам, но и еженедельно.

5. Недостаточная физическая активность (менее 3 раз в месяц или ее отсутствие) имеется у большинства работников с избыточной массой тела и ожирением (73%), особенно у мужчин, а также у женщин в последний месяц перед исследованием (57%). В семьях мужчин с ожирением в детстве в 43% случаев нарушался режим питания, а у женщин чаще, чем у мужчин, не разрешалось вставать из-за стола, пока не опустеет тарелка.

Литература

1. Баланова Ю.А., Имаева А.Э., Концевая А.В. и др. Основные индикаторы здоровья населения России в перипенсионном возрасте, включенные в Глобальный план действий по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними // Профилактическая медицина. 2017. № 5. С. 14-23. DOI: https://doi.org/10.17116/profmed201720514-23

2. Диагностика, лечение, профилактика ожирения и ассоциированных с ним заболеваний. Национальные клинические рекомендации [Электронный ресурс]. Санкт-Петербург, 2017. URL: https://mirvracha.ru/article/klinicheskie_rekomendatsii_po_diagnostike_i_lecheniyu_ozhireniya

3. Иванова А.Ю., Долгалев И.В. Влияние избыточной массы тела и ожирения на смертность (по результатам 27-летнего проспективного исследования) // Профилактическая медицина. 2017. № 3. С. 34-39. DOI: https://doi.org/10.17116/profmed201720334-39

4. Martins A.D., Majzoub A., Agawal A. Metabolic syndrome and male fertility // World J. Mens Health. 2018. Vol. 36. P. 37. DOI: https://doi.org/10.5534/wjmh.180055

5. Thompson J., Regnault T. In utero origins of adult insulin resistance and vascular dysfunction // Semin. Reprod. Med. 2011. Vol. 29, N 3. P. 211-224. DOI: https://doi.org/10.1055/s-0031-1275522

6. Кологривова И.В., Винницкая И.В., Кошельская О.А., Суслова Т.Е. Висцеральное ожирение и кардиометаболический риск: особенности гормональной и иммунной регуляции // Ожирение и метаболизм. 2017. Т. 14, № 3. С. 3-10. DOI: https://doi.org/10.14341/omet201733-10

7. Global BMI Mortality Collaboration; Di Angelantonio E., Bhupathiraju Sh.N., Wormser D., Gao P., Kaptoge S., Berrington de Gonzalez A. et al. Body-mass index and all-cause mortality: individual-participant-data meta-analysis of 239 prospective studies in four continents // Lancet. 2016. Vol. 388, N 10 046. P. 776-786. DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(16)30175-1

8. Flegal K.M., Kit B.K., Orpana H., Graubard B.I. Association of all-cause mortality with overweight and obesity using standard body mass index categories: a systematic review and meta-analysis // JAMA. 2013. Vol. 309, N 1. P. 71-82. DOI: https://doi.org/10.1001/jama.2012.113905

9. Ryan S. Adipose tissue inflammation by intermittent hypoxia: mechanistic link between obstructive sleep apnoea and metabolic dysfunction // J. Physiol. 2017. Vol. 595, N 8. P. 2423-2430. DOI: https://doi.org/10.1113/JP273312

10. Профилактика хронических неинфекционных заболеваний. Рекомендации. Москва, 2013. URL: http://cardio-69.ru/sites/default/files/profilaktika_hronicheskih_neinfekcionnyh_zabolevaniy._rekomendacii_gnicpm._chuchalin_a.g._boycov_s.a.pdf (дата обращения: 02.12.18)

11. Калинина А.М., Шальнова С.А., Гамбарян М.Г., Еганян Р.А., Муромцева Г.А., Бочкарева Е.В. и др. Эпидемиологические методы выявления основных хронических неинфекционных заболеваний и факторов риска при массовых обследованиях населения : методическое пособие / под ред. С.А. Бойцова. Москва, 2015. 96 с. URL: http://www.gnicpm.ru.

12. Белякова Н.А., Кириленко Н.П., Красненков В.Л., Королёва О.М., Милая Н.О., Лясникова М.Б. и др. Особенности ожирения и артериальной гипертензии у работников промышленного предприятия г. Твери // Сборник тезисов XVII Всероссийского конгресса "Артериальная гипертония 2020: наука на службе практического здравоохранения". 2020. С. 63. ISBN 978-5-9909887-9-8. URL: http://www.gipertonik.ru/files/conference/kongress-11_12_mart_2020/tesis.pdf

13. Cabello-Saavedra E., Bes-Rastrollo M., Martinez J.A. Macronutrient intake and metabolic syndrome in subjects at high cardiovascular risk // Ann. Nutr. Metab. 2010. Vol. 56, N 2. P. 152. DOI: https://doi.org/10.1159/000280104

14. Haycraft E., Karasouli E., Meyer C. Maternal feeding practices and children’s eating behaviours: comparison of mothers with healthy weight versus overweight/obesity // Appetite. 2017. Vol. 116. P. 395-400. DOI: https://doi.org/10.1016/j.appet.2017.05.033

15. Мажаева Т.В., Дубенко С.Э., Погожева А.В., Хотимченко С.А. Характеристика питания и пищевого статуса рабочих различных промышленных предприятий Свердловской области // Вопросы питания. 2018. Т. 87, № 1. С. 72-78. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-201810008

16. Skilton M.R., Laville M., Cust A.E. The association between dietary macronutrient intake and the prevalence of the metabolic syndrome // Br. J. Nutr. 2008. Vol. 100, N 2. P. 10. DOI: https://doi.org/10.1017/S0007114507898655

17. Skouteris H., McCabe M.R., Lina A. Parent-child interactions and obesity prevention. A systematic review of the literature // Early Child Dev. Care. 2012. Vol. 182. P. 153-174. DOI: https://doi.org/10.1080/03004430.2010.548606

18. Диетология : руководство / под ред. А.Ю. Барановского. 5-е изд., перераб. и доп. Санкт-Петербург : Питер, 2018. 1104 с. ISBN: 978-5-4461-0987-6.

19. Попова А.Ю., Зайцева Н.В., Май И.В. К вопросу об имплементации оценки качества жизни населения в систему социально-гигиенического мониторинга // Анализ риска здоровью. 2018. № 3. С. 4-12. DOI: https://doi.org/10.21668/health.risk/2018.3.01

SCImago Journal & Country Rank
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Медицина сегодня
Четвертый Международный Форум онкологии и радиотерапии

IV Международный Форум онкологии и радиотерапии 20-24 сентября 2021 г. в Москве, в очном формате на базе Центра международной торговли с онлайн-трансляцией заседанией, состоится событие, по традиции имеющее непреходящее значение для всего профессионального медицинского, и...

XXXI Ежегодная международная конференция РАРЧ

XXXI Ежегодная международная конференция РАРЧ "Репродуктивные технологии сегодня и завтра" Гигантский скачок в развитии вспомогательных репродуктивных технологий произошел в начале XXI века. Методы ВРТ непрерывно совершенствуются и активно внедряются в медицинскую практику,...

"ХИРУРГИЧЕСКАЯ ОБРАБОТКА И БИОФИЗИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ РАН И ГНОЙНО-НЕКРОТИЧЕСКИХ ОЧАГОВ У ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ"

Глубокоуважаемые коллеги! 17 - 18 мая 2021 года РОО "Хирургическое общество - Раны и раневые инфекции" Société Française et Francophone des Plaies et Cicatrisations Sociedad Iberolatinoamericana Úlceras y Heridas ГБУЗ "НИИ неотложной детской хирургии и...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»