Моделирование потребления йода с пищевыми продуктами промышленного производства, изготовленными с йодированной солью, у взрослого населения и беременных в Армении и Молдове

Резюме

В последние годы были достигнуты большие успехи в устранении дефицита йода в питании населения всего мира. Однако до последнего времени существовал пробел в методах оценки потребления йода с пищевыми продуктами промышленного производства (ППП), произведенными с использованием йодированной соли (ЙС).

Цель работы - изучить потребление йода с ЙС, используемой в домохозяйствах, и ППП взрослым населением и беременными в Армении и Молдове.

Материал и методы. Для моделирования потребления йода использовали специальную матрицу на базе электронных таблиц MS Excel, в которую вводили данные о среднесуточном потреблении на душу населения основных ППП; содержании в них соли; доле продуктов, выпускаемых с ЙС, в общем объеме их потребления; проценте домохозяйств, использующих ЙС; и содержании йода в соли согласно национальному стандарту.

Результаты и обсуждение. Расчетное среднесуточное потребление соли на душу взрослого населения Армении составило 10,6 г. За счет использования ЙС в 93% домохозяйств и при производстве 82% хлебобулочных изделий (ХБИ), 7% сыров, 83% мясных продуктов, 44% овощных консервов и 5% макаронных изделий потребление йода у взрослых лиц составило 149% от рекомендованной нормы потребления (РНП) этого микроэлемента (150 мкг/сут). ХБИ и ЙС из домохозяйств были основными источниками йода (66 и 70% РНП соответственно), а доля остальных ППП не превышала 13%. В Молдове потребление соли составляло 11,9 г/сут. За счет использования ЙС для производства 50% ХБИ, 12% овощных консервов и 20% макаронных изделий потребление йода у взрослых лиц в Молдове составило 74% от РНП практически только за счет ХБИ и ЙС из домохозяйств (37 и 35% от РНП соответственно). Медианная концентрация йода в моче указывала на адекватное потребление йода в обеих странах и была статистически значимо выше в Армении (242 мкг/л), чем в Молдове (136 мкг/л). Планируемое снижение потребления соли на 30% может привести к снижению потребления йода до неадекватного уровня у беременных.

Заключение. Адекватное потребление йода у взрослого населения Армении и Молдовы обеспечивается в основном за счет использования йодированной соли в домохозяйствах и при выпуске хлебобулочных изделий.

Ключевые слова:йод, йодированная соль, Армения, Молдова, хлебобулочные изделия, пищевые продукты промышленного производства

Финансирование. Настоящее исследование проведено при финансировании "Bill and Melinda Gates Foundation" (США).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Благодарности. Авторы выражают благодарность Д. Ноулс, Д. Горштейну, К.Л. Суджяну и А.Ю. Ширваняну за активное участие в проекте и помощь в сборе и обработке первичных данных.

Для цитирования: Герасимов ГА., Цуркан Л., Асланян Г., Шалару И., Демишкан Д. Моделирование потребления йода с пищевыми продуктами промышленного производства, изготовленными с йодированной солью, у взрослого населения и беременных в Армении и Молдове // Вопросы питания. 2021. Т 90, № 1. С. 49-56. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2021-90-1-49-56

В последние годы были достигнуты серьезные глобальные успехи в устранении дефицита йода в питании. По данным Оценочной карты (Score Card), регулярно обновляемой "Глобальной сетью по йоду"1 по показателям медианной концентрации йода в моче (мКЙМ) у целевых групп населения, в 134 из 196 стран - членов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в 2020 г. был зафиксирован адекватный йодный статус, в 28 имелся разной степени выраженности йодный дефицит, а в 14 странах - избыточное потребление йода [1]. Для сравнения: в 1993 г. в 110 странах мира имелся йодный дефицит [2]. Это достижение в первую очередь было обусловлено широким внедрением рекомендуемых ВОЗ программ всеобщего йодирования соли, предусматривающих обязательное производство, импорт и использование йодированной соли (ЙС) в домохозяйствах и пищевой промышленности [3, 4]. При этом на начальных этапах внедрения программ всеобщего йодирования соли первоочередное внимание уделялось использованию ЙС в домохозяйствах, а процентная доля домохозяйств, использующих ЙС, была основным критерием эффективности программы [5]. Так, с 1993 по 2015 г. доля домохозяйств, использующих ЙС, в мире выросла с 10 до 78% [2].

1 "Глобальная сеть по йоду" (Iodine Global Network) - международная неправительственная организация, зарегистрированная в Канаде, c сетью региональных и национальных координаторов более чем в 100 странах мира (www.ign.org).

За последние 10-15 лет фокус программ йодирования соли стал постепенно смещаться в сторону более ее массового использования в пищевой и хлебопекарной промышленности [6]. Это связано с тем, что в странах с высоким и средним уровнем доходов основным источником йода в питании стали пищевые продукты промышленного производства (ППП), такие как хлебобулочные (ХБИ), макаронные и кондитерские изделия, сыры, консервы, продукты переработки мяса (колбасы, сосиски и т.п.), соусы и приправы и ряд других. В зависимости от культурных традиций и достатка, доля соли из ППП в общем балансе ее поступления с пищей в разных странах колеблется от 50 до 85% [7].

В равной мере в последние годы стал весьма актуальным вопрос о снижении потребления натрия (пищевой соли) для профилактики многих неинфекционных заболеваний, в первую очередь сердечно-сосудистой системы [8]. Рекомендованное ВОЗ суточное потребление натрия (<2000 мг, что эквивалентно 5 г поваренной соли) взрослыми лицами во многих странах мира превышено в 1,5-2 раза, что особенно типично для стран Восточной Европы и Центральной Азии [9]. В этой связи органы здравоохранения многих государств взяли на себя обязательство по снижению потребления населением соли на ≥30%.

До недавнего времени существовал пробел в методике оценки суточного потребления йода с ППП, выработанными с ЙС, что затрудняло мониторинг программ всеобщего йодирования соли. В этой связи "Глобальная сеть по йоду" разработала методику моделирования и количественного расчета потребления йода с отдельными ППП для различных групп населения [10]. В 2019 г. эта методика была тестирована в 6 странах (Армении, Кении, Македонии, Молдове, Шри-Ланке и Таиланде).

В настоящей статье представлены данные моделирования потребления йода с отдельными ППП, производимыми с ЙС, взрослым населением Армении и Молдовы, имеющим оптимальный уровень обеспеченности йодом [11, 12].

Материал и методы

Моделирование потребления йода с основными ППП, изготовленными с ЙС, проводили согласно новым Рекомендациям2 на основании: а) среднесуточного потребления на душу населения основных солесодержащих ППП; б) среднесуточного потребления на душу населения пищевой соли в домохозяйствах; в) массового содержания соли в основных ППП; г) доли (в %) ППП, выпускаемых с ЙС, в общем объеме их потребления; д) доли домохозяйств (в %), использующих ЙС; е) среднего содержания йода в ЙС (в мг/кг), указанного в национальном стандарте. Также учитывали 30% потери йода при переработке пищевых продуктов.

2 Перевод и публикацию окончательного текста "Programme Guidance on the Use of Iodised Salt in Industrially Processed Foods" на русский язык планируется завершить в начале 2021 г. (www.ign.org).

Моделирование потребления йода с ППП было выполнено для 2 групп населения: взрослых лиц обоего пола (старше 18 лет) и беременных. Для расчетов использовали специальную матрицу, созданную на базе электронных таблиц MS Excel, в которую вводили вышеперечисленные данные. Потребление йода с ППП выражали в процентах от рекомендованных норм потребления (РНП) йода - 150 мкг/сут для взрослых лиц обоего пола и 250 мкг/сут для беременных [2].

В обеих странах в качестве источника данных для моделирования использовали официальные данные национальных органов статистики по среднесуточному потреблению основных солесодержащих ППП (по данным социально-экономического мониторинга домохозяйств), объему производства и импорта соли йодированной и не обогащенной йодом, выпуску и реализации ППП. Сведения о содержании соли в идентифицированных ППП были представлены производителями этой продукции. Данные о доле домохозяйств, использующих ЙС, и об экскреции йода и натрия с мочой были получены из отчетов ряда репрезентативных общенациональных исследований, проведенных в Армении и Молдове в последние 3-5 лет [11-14].

При моделировании были применены 3 возможных сценария потребления йода с ППП. В 1-м сценарии рассчитывали гипотетическое потребление йода при 100% использовании ЙС в домохозяйствах и пищевой промышленности. 2-й сценарий предполагал "реалистичное" потребление йода, основанное на полученных при моделировании данных. В 3-м сценарии рассчитывали потребление йода в случае 30% уменьшения использования соли при сохранении действующих нормативов ее йодирования.

В каждой стране над моделированием работала междисциплинарная рабочая группа из специалистов органов здравоохранения и пищевой промышленности, которая собирала и анализировала данные и готовила отчеты, которые были использованы при подготовке данной статьи.

Результаты

Армения

Расположенная в гористой местности, Армения исторически была зоной с высокой частотой эндемического зоба, который был практически устранен в начале 1970-х гг. в рамках эффективной стратегии йодирования соли в СССР. Дефицит йода вновь вернулся в 1991 г. на фоне прекращения выпуска ЙС вследствие экономических трудностей, которые Армения испытывала после распада Советского Союза. Однако начиная с 1999 г. производство ЙС было возобновлено, а в 2004 г. правительство страны приняло постановление № 353-N, которое сделало производство и импорт ЙС обязательным, равно как и ее использование в пищевой промышленности.

Следует отметить, что Армения имеет собственное производство ЙС, покрывающее более 90% потребности экономики [13]. Нормативное содержание йода в соли составляет 40±15 мг/кг.

В Армении, как и во многих других странах, значительная часть (64%) соли потребляется с ППП. По данным национальной статистики, основными источниками соли в Армении являются хлеб, сыр, мясные продукты и консервированные овощи. При этом использование ЙС в пищевой промышленности обязательно, за исключением случаев, когда это не допускается по технологии производства. На практике ЙС официально не используется только при производстве мягких сыров.

Согласно результатам моделирования, среднесуточное потребление соли на душу взрослого населения Армении составило 10,6 г, из них 4 г приходилось на ЙС из домохозяйств, 4,3 г - на ХБИ и 2,3 г - на остальные ключевые ППП, содержащие соль. Эти расчетные данные, по сути, мало отличаются от показателей потребления соли, определенных ранее по экскреции натрия с мочой - в среднем 9,8 г соли в сутки (11 г у мужчин и 8,4 г у женщин) [13].

При гипотетическом 1-м сценарии (100% йодирование соли для домашних хозяйств и пищевой промышленности) РНП для йода у взрослых (150 мкг/сут) будет превышена почти вдвое (197%). При этом РНП будет в основном покрыта за счет ЙС из домохозяйств (81%) и ХБИ (75%). Доля остальных продуктов (сыра, мясных продуктов, консервов, макаронных изделий) будет составлять 41% РНП (табл. 1). Согласно реалистичному 2-му сценарию за счет использования ЙС в 93% домохозяйств и при производстве 82% ХБИ, 7% сыров, 83% мясных продуктов, 44% овощных консервов и 5% макаронных изделий потребление йода у взрослых составило 149% РНП. ХБИ и ЙС из домохозяйств оставались основными источниками йода (66 и 70% РНП соответственно), а доля всех остальных ППП снизилась примерно до 13%. При 3-м сценарии (планируемое снижение использования соли на 30% в рамках программы профилактики неинфекционных заболеваний) потребление йода у взрослых оставалось адекватным (105% от РНП) практически только за счет ХБИ и ЙС из домохозяйств (46 и 49% от РНП соответственно).

Таблица 1. Потребление йода в процентах от рекомендованных норм потребления (150 мкг/сут) взрослыми лицами в Армении за счет использования йодированной соли в домохозяйствах и потребления отдельных пищевых продуктов, выпускаемых с йодированной солью

Table 1. Iodine consumption as a percentage of the recommended daily allowance (150 mcg/day) by adults in Armenia through the use of iodized salt in households and the consumption of selected foods produced with iodized salt

Моделирование ситуации у беременных, имеющих более высокую РНП для йода (250 мкг/сут), показало несколько иную картину. При 1-м и 2-м сценариях в основном за счет ЙС из домохозяйств и ХБИ беременные получали 118 и 90% РНП для йода соответственно, что обеспечивало им адекватный йодный статус. А вот при 3-м сценарии, в случае снижения потребления соли на 30%, беременные смогут получить только 62% РНП для йода, что недостаточно.

Молдова

В советский период Молдова входила в список республик, требующих обеспечения ЙС, однако только к середине 1990-х гг. были получены доказательства наличия йодного дефицита [15]. Постановлением № 596 от 2011 г. правительство Молдовы определило, что вся пищевая соль, импортируемая, произведенная и размещаемая на внутреннем рынке, должна быть йодированной, включая соль для непосредственного употребления в пищу и в качестве сырья при производстве пищевых продуктов. Молдова не имеет собственного производства ЙС и импортирует ее преимущественно из Украины. Нормативное содержание йода в соли в Молдове ниже, чем в Армении, и оно варьирует от 20 до 35 мг/кг (в среднем 27,5 мг/кг). Общее расчетное количество соли, ежегодно потребляемой в Молдове на пищевые цели, составляет 10 478 тонн. Вместе с тем импорт ЙС, по данным за 2018 г., составлял 4389 тонн, т.е. около 42% от расчетной потребности3.

3 Demers al Serviciul Vamal al Republicii Moldova nr.28/07 din 23 mai 2019 (Письмо Таможенного департамента Республики Молдова от 23 мая 2019 г.).

Учитывая пробелы в данных, рабочая группа согласовала внутренние оценки использования ЙС при производстве ППП: 50% для ХБИ, 0% для сыра и мясных продуктов, 12% для овощных консервов и 20% для макаронных изделий.

По данным моделирования, среднесуточное потребление соли на душу населения в Молдове составило приблизительно 11,9 г, включая 3,6 г за счет соли в домохозяйствах, 5,8 г - ХБИ и 2,5 г - за счет остальных солесодержащих ППП. По данным исследования суточной экскреции натрия с мочой, потребление соли в Молдове было несколько ниже - 10,8 г (10 г/сут у жителей городской и 11,3 г/сут сельской местности) [12].

При гипотетическом 1-м сценарии (100% йодирование соли для домашних хозяйств и пищевой промышленности) потребление йода взрослым населением Молдовы составило бы 161% от РНП. При этом 120% РНП было бы покрыто суммарно за счет ЙС из домохозяйств и ХБИ, и только 33% РНП - за счет всех остальных ППП вместе взятых (табл. 2). Согласно реалистичному 2-му сценарию потребление йода у взрослых составило 74% РНП практически только за счет ХБИ и ЙС из домохозяйств. При 3-м сценарии (снижение использования соли на 30%) потребление йода у взрослых снижалось до 53% от

РНП. У беременных при 1-м и 2-м сценариях потребление йода составляло 87 и 44% от РНП соответственно, а при 3-м сценарии - только 31% от РНП, также в основном за счет ХБИ и ЙС из домохозяйств.

Таблица 2. Потребление йода в процентах от рекомендованной нормы потребления (150 мкг/сут) взрослыми лицами в Молдове с йодированной солью из домохозяйств и отдельными пищевыми продуктами, выпускаемыми с йодированной солью

Table 2. Iodine consumption as a percentage of the recommended daily allowance (150 mcg/day) by adults in Moldova through the use of iodized salt in households and the consumption of selected foods produced with iodized salt

Обсуждение

Результаты моделирования показывают, что в Армении и Молдове основными источниками йода в питании являются ЙС, используемая в домохозяйствах, и ХБИ, выпекаемые с ЙС. Относительно высокую долю йода, потребляемого с ЙС в домохозяйствах (при "реалистичном" сценарии: 66% от РНП в Армении и 35% в Молдове), можно объяснить сохранившимися культурными традициями домашнего питания в этих странах, особенно у сельского населения.

Ключевое значение в адекватной обеспеченности йодом населения Армении и Молдовы имеют ХБИ, которые в полной мере являются базовым пищевым продуктом с достаточно высоким потреблением на душу населения (соответственно 295 и 315 г/сут), что типично для стран Восточного Средиземноморья и в меньшей мере Восточной Европы [6]. При "реалистичном" сценарии за счет ХБИ обеспечивается 70% от РНП йода для взрослых в Армении и 37% в Молдове. Потенциально (при 100% использовании ЙС) в Молдове ХБИ могли бы обеспечить более 75% РНП для йода, но, по оценкам экспертной группы, ЙС использовали только для 50% от общей выпечки хлеба. Хорошо известно, что хлеб является основным источником соли в питании населения Восточной Европы и Южного Кавказа: каждые 100 г хлеба содержат от 1,5 до 1,85 г соли. В Молдове более половины опрошенного населения (55,4%) потребляли хлеб 2-3 раза в сутки, причем в сельской местности эта доля была выше (61,6%), чем в городах (45,4%) [12]. Надо отметить, что в обеих странах для оценки потребления ХБИ использовали данные социально-экономического мониторинга домохозяйств, а не данные по их производству, которые в силу ряда обстоятельств являются заниженными.

В Российской Федерации потребление хлеба пшеничного, ржаного, других ХБИ и кондитерских изделий в расчете на душу населения в 2017 г., по данным Росстата, составляло 162 г/сут в городской и 208 г/сут в сельской местности [16]. Исходя из потребления в среднем 240 г хлеба на душу населения в сутки использование ЙС в хлебопекарной промышленности в России может обеспечить дополнительно 48 мкг йода/сут, или 32% РНП йода для взрослых лиц [6].

Учитывая значительную долю ХБИ в общем потреблении соли и относительно равномерную структуру потребления хлеба во всех социально-экономических группах, замена обычной соли на йодированную в хлебопекарной промышленности заслуживает серьезного рассмотрения при разработке национальной стратегии профилактики йодного дефицита в промышленно развитых странах. Эта стратегия уже успешно внедрена в Нидерландах (с 1944 г.), Сербии и других государствах бывшей Югославии (с 1955 г.), Дании (с 2002 г.), Румынии и Болгарии (с 2004 г.) и ряде других стран [15]. Использование ЙС в хлебопечении также обязательно в большинстве государств бывшего СССР, успешно устранивших йодный дефицит: Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане, Азербайджане, Грузии и Беларуси [17].

В течение 2005-2008 гг. Управление по пищевым стандартам Австралии и Новой Зеландии (FSANZ) разрабатывало стратегию йодной профилактики, что завершилось принятием в 2009 г. обязательного требования по использованию ЙС в хлебопечении, за исключением так называемых органических сортов хлеба. ХБИ имеют небольшие вариации содержания соли и производятся локально для местных рынков, что снимает сложности регулирования при трансграничной торговле [18]. Хлеб имеет короткий срок хранения и менее подвержен потере йода, чем продукты с более длительным сроком хранения. Исследования показывают, что ЙС может успешно использоваться в выпечке хлеба, не влияя на его внешний вид или органолептические характеристики [19]. Исследования, проведенные в Австралии и Новой Зеландии, показали, что после внедрения обязательного использования ЙС для выпуска ХБИ потребление йода у детей 2-3 лет увеличилось на 29%, а у женщин 16-44 лет - на 52% [20].

По данным национального исследования, проведенного в 2016 г., мКЙМ у взрослого населения Молдовы составляла ~136 мкг/л [12]. Это указывало на адекватный йодный статус населения (оптимальный диапазон - от 100 до 300 мкг/л) [2]. В Армении мКЙМ достигала 242 мкг/л у школьников и 226 мкг/л у беременных [11] при оптимальном диапазоне, соответственно, 100-300 и 150-250 мкг/л [2]. При этом в Армении расчетное потребление йода (149% от РНП) в целом коррелировало с относительно высокими, но в пределах оптимального диапазона, показателями мКЙМ.

В Молдове при оптимальном показателе мКЙМ расчетное потребление йода составляло только 74% от РНП. Возможной причиной такого несоответствия является недоучет фактического использования ЙС в домохозяйствах (по оценке - 77%) и хлебопекарной промышленности (оценочно - 50%). При этом в Молдове действует фактический запрет на импорт и использование обычной соли, но надзор за этой мерой является явно недостаточным.

Известно, что потребление соли в странах Восточной Европы и Южного Кавказа является одним из самых высоких в мире, что делает актуальной стратегию сокращения ее использования для профилактики неинфекционных заболеваний [8, 9]. По данным недавних исследований, проведенных в Армении и Молдове, потребление соли почти вдвое превышало рекомендованный ВОЗ норматив в 5 г/сут [12, 13]. Стратегии снижения потребления и йодирования соли полностью совместимы и должны внедряться синхронно, в частности за счет уменьшения содержания соли в ППП, в первую очередь в ХБИ [21]. Однако результаты моделирования в Армении показали, что при 30% снижении потребления соли обеспеченность йодом у беременных может стать ниже оптимальной (62% от РНП), а в Молдове йодная недостаточность у этой группы может быть еще более выражена. Это диктует необходимость регулярного мониторинга экскреции натрия и йода с мочой для оценки эффективности проводимых мероприятий. При риске появления йодной недостаточности возможно повышение норматива содержания йода в соли [21].

Использованная методика моделирования потребления йода с ППП имеет свои ограничения и в существенной мере зависит от качества и доступности данных о производстве, импорте и потреблении ППП, масштабах использования ЙС при их выпуске, содержании соли в определенных ППП и других сведений. Их недостаток или низкое качество могут существенно усложнить анализ. Расчетные показатели потребления йода также не учитывают его естественного содержания в пищевых продуктах и воде.

Достоинством предложенной методики является возможность оценить процентную долю отдельных ППП, выпускаемых с ЙС, в общем балансе потребления йода. Это позволит определять те ППП, при производстве которых использование ЙС должно быть обязательным. Так, Минздрав Молдовы по результатам исследования решил сконцентрировать внимание и усилить надзор за использованием ЙС при производстве ХБИ в общественном питании организованных групп населения. Оценку потребления йода с отдельными ППП можно проводить не только на национальном уровне, но и в отдельных административных областях страны, а также в разных возрастных группах.

Выводы

1. По данным моделирования, основными источниками йода в питании населения Армении и Молдовы были ЙС,

используемая в домохозяйствах, и ХБИ, выпекаемые с ЙС. Доля других ППП, изготовленных с ЙС (сыры, мясные продукты, макаронные изделия и консервы), в общем балансе потребления йода была относительно небольшой.

2. Снижение потребления соли на 30% в рамках стратегии профилактики неинфекционных заболеваний может снизить поступление йода ниже адекватного уровня, особенно у беременных.

Литература

1. Global Scorecard of iodine nutrition in 2020: optimal iodine intake in 131 countries // IDD Newslett. 2020. Vol. 48, N 2. P. 11-12.

2. Zimmermann M., Boelaet K. Iodine deficiency and thyroid disorders // Lancet Diabetes Endocrinol. 2015. Vol. 3, N 4. P. 286-295. DOI: http://doi.org/10.1016/S2213-8587(14)70225-6

3. Iodine and health. Eliminating iodine deficiency disorders safely through salt iodization: a statement by the World Health Organization. Geneva, 1994. 15 p. (WHO/NUT/94.4)

4. Guideline: fortification of food-grade salt with iodine for the prevention and control of iodine deficiency disorders. WHO, 2014. 54 p.

5. WHO, UN Children’s Fund, International Council for the Control of Iodine Deficiency Disorders. Assessment of iodine deficiency disorders and monitoring their elimination. A guide for programme managers. 3rd ed. Geneva : World Health Organization, 2007. 96 p.

6. Knowles J., van der Haar F., Shehata M., Gerasimov G., Bimo B., Cavenagh B. et al. Iodine intake through processed food: Case Studies from Egypt, Indonesia, the Philippines, the Russian Federation and Ukraine, 2010-2015 // Nutrients. 2017. Vol. 9. P. 797. DOI: http://doi.org/10.3390/nu9080797

7. Salt as a vehicle for fortification. Report of a WHO expert consultation on salt as a vehicle for fortification. Luxembourg 21-22 March 2007. Geneva : World Health Organization, 2008.

8. WHO Guideline: Sodium intake for adults and children. Geneva : World Health Organization, 2012. 46 p.

9. Health effects of dietary risks in 195 countries, 1990-2017: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2017 // Lancet. 2019. Vol. 393. P. 1958-1972. DOI. http://doi.org/10.1016/S0140-6736(19)30041-8

10. Knowles J., Houston R., Codling K., Gorstein J. Guide to estimating the use of iodized salt in industrially processed foods // IDD Newslett. 2018. Vol. 46, N 2. P. 17-18.

11. Hutchings N., Aghajanova E., Baghdasaryan S.A, Qefoyan M., Sullivan C., He X. et al. A stratified cross-sectional clusters model survey of iodine nutrition in Armenia after a decade of universal salt iodization // Endocr. Pract. 2019. Vol. 25, N 10. P. 987-993. DOI: http://doi.org/10.4158/EP-2018-0634

12. D’Elia L., Obreja G., Ciobanu A., Breda J., Jewell J., Cappuccio F. Sodium, potassium and iodine intake, in a national adult population sample of the Republic of Moldova // Nutrients. 2019. Vol. 11. P. 2896. DOI: http://doi.org/10.3390/nu11122896

13. Armenia STEPS Survey, 2016-2017. Fact Sheet. URL: https://www.who.int/ncds/surveillance/steps/Armenia_2016_STEPS_FS.pdf

14. The food environment description in cities in Eastern Europe and Central Asia - Republic of Moldova. Technical report Republic of Moldova, October 2017. WHO Regional Office for Europe, 2017.

15. van der Haar F., Gerasimov G., Tyler V., Timmer A. Universal salt iodization in the Central and Eastern Europe, Commonwealth of Independent States (CEE/CIS) Region during the decade 2000-09: experiences, achievements, and lessons learned // Food Nutr. Bull. 2011. Vol. 32, N 4. Suppl. P. 175-294. DOI: http://doi.org/10.1177/15648265110324S401

16. Росстат. Потребление продуктов питания в домашних хозяйствах городской и сельской местности по Российской Федерации в 2018 году. URL: https://rosstat.gov.ru/bgd/regl/b19_101/Main.htm

17. Gerasimov G., van der Haar, F. Lazarus J. Iodine deficiency prevention strategies in South-Eastern Europe and Central Asia: 2009-2016 // IDD Newslett. 2017. Vol. 46, N 2. P. 12-13.

18. Food Standards Australia New Zealand, 6 August 2008. Proposal P1003: Mandatory iodine fortification for Australia approval report. Canberra, 2008. 203 p.

19. Blankenship J., Garrett G. Khan N., De-Regil L., Spohrer R. Gorstein J. Effect of iodized salt on organoleptic properties of processed foods: a systematic review // J. Food Sci. Technol. 2018. Vol. 55, N 9. P. 3341-3352. DOI: http://doi.org/10.1007/s13197-018-3277-9

20. Charlton K., Probst Y., Kiene G. Dietary Iodine Intake of the Australian Population after Introduction of a Mandatory Iodine Fortification Programme // Nutrients. 2016. Vol. 8, N 11. P. 701. DOI: http://doi.org/10.3390/nu8110701

21. Salt reduction and iodine fortification strategies in public health: report of a joint technical meeting convened by the World Health Organization and The George Institute for Global Health in collaboration with the International Council for the Control of Iodine Deficiency Disorders Global Network, Sydney, Australia, March 2013. WHO, 2014. 50 p.

SCImago Journal & Country Rank
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Медицина сегодня
Четвертый Международный Форум онкологии и радиотерапии

IV Международный Форум онкологии и радиотерапии 20-24 сентября 2021 г. в Москве, в очном формате на базе Центра международной торговли с онлайн-трансляцией заседанией, состоится событие, по традиции имеющее непреходящее значение для всего профессионального медицинского, и...

XXXI Ежегодная международная конференция РАРЧ

XXXI Ежегодная международная конференция РАРЧ "Репродуктивные технологии сегодня и завтра" Гигантский скачок в развитии вспомогательных репродуктивных технологий произошел в начале XXI века. Методы ВРТ непрерывно совершенствуются и активно внедряются в медицинскую практику,...

"ХИРУРГИЧЕСКАЯ ОБРАБОТКА И БИОФИЗИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ РАН И ГНОЙНО-НЕКРОТИЧЕСКИХ ОЧАГОВ У ДЕТЕЙ И ВЗРОСЛЫХ"

Глубокоуважаемые коллеги! 17 - 18 мая 2021 года РОО "Хирургическое общество - Раны и раневые инфекции" Société Française et Francophone des Plaies et Cicatrisations Sociedad Iberolatinoamericana Úlceras y Heridas ГБУЗ "НИИ неотложной детской хирургии и...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»