Влияние дигидрокверцетина на клинические и биохимические показатели крови у свиней в условиях стрессовых нагрузок

Резюме

В современном обществе дистресс стал широко распространенным состоянием, негативно влияющим на работу всех систем человеческого организма. Изучение биологических механизмов и изменений в организме под действием стрессов, а также способы их нивелирования актуальны в медицине, зоотехнии и ветеринарии. Свинья является биологической моделью, наиболее приближенной к человеку.

Цель работы - изучение клинических и биохимических показателей крови свиней вне и в условиях стрессовых нагрузок, в том числе на фоне ежедневного потребления флавоноида дигидрокверцетина (ДКВ) с кормом.

Материал и методы. Исследования проведены в условиях экспериментального двора ФГБНУ ФИЦ ВИЖ им. Л.К. Эрнста на 3 группах свиней [гибрид F2 (крупная белая х ландрас) х дюрок], с исходной массой тела 30-35 кг: группа 1К - контрольные животные, не подвергавшиеся стрессу (n=9); 2К - контрольные животные, подвергавшиеся моделированному стрессу путем перегруппировок животных (n=9); 3О - опытные животные, подвергавшиеся моделированному стрессу и получавшие с кормом на протяжении всего эксперимента ДКВ из расчета 32 мг на 1 кг корма (n=9). На 0, 42 и 76-е сутки эксперимента у животных отбирали кровь и изучали клинические и биохимические параметры крови.

Результаты. Показан положительный эффект использования в питании свиней ДКВ на усиление окислительной функции крови, интенсивности метаболизма, повышения выносливости животных в условиях стрессовых нагрузок, что проявлялось в сохранении на фоне стресса уровня лейкоцитов при более высоком содержании эритроцитов и величине гематокрита. У животных, получавших ДКВ, активность аланинаминотрансферазы была ниже, чем у животных, не получавших ДКВ. Стрессовые воздействия приводили к статистически значимому повышению активности лактатдегидрогеназы у животных группы 2К на 46-е сутки, чего не наблюдалось у животных, получавших ДКВ.

Заключение. Длительный прием (до 72 сут включительно) на фоне стресса ДКВ способствовал сохранению значений показателей крови на уровне контроля (без стресса), в пределах физиологической нормы.

Ключевые слова:стресс, дигидрокверцетин, клинические показатели крови, биохимические показатели крови, свиньи

Финансирование. Исследования проведены при финансовой поддержке Российского научного фонда (проект № 19-16-00068).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Для цитирования: Некрасов Р.В., Боголюбова Н.В., Семенова А.А., Насонова В.В., Полищук Е.К. Влияние дигидрокверцетина на клинические и биохимические показатели крови у свиней в условиях стрессовых нагрузок // Вопросы питания. 2021. Т. 90, № 1. С. 74-84. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2021-90-1-74-84

В настоящее время получен большой объем данных о положительном действии флавоноида дигидрокверцетина (таксифолина, 3,5,7,3,4-пентагидроксифла-ванона) в самых различных областях [1]. В медицине признан широкий спектр фармакологического действия дигидрокверцетина (ДКВ), в том числе его антибактериальные, противогрибковые, противовоспалительные, обезболивающие, антиоксидантные, жаропонижающие, противотромбозные и даже антиканцерогенные свойства [2]. ДКВ показал положительные результаты в отношении снижения окислительного стресса, лечения воспалительных процессов, опухолей, микробных инфекций, сердечно-сосудистых заболеваний, заболеваний печени, ожоговых ран и др. [3, 4]. ДКВ применяют как биологически активную добавку к пище [5], используют как пищевую [6-8] и как кормовую добавку [8, 9].

Интерес к исследованию свойств ДКВ, особенно в медицине, продолжает возрастать, о чем свидетельствуют обзорные публикации [1-3, 10]. В настоящее время считается, что ДКВ не имеет побочных эффектов. ДКВ не является аллергеном и не относится к веществам, обладающим генотоксичностью [10, 11]. Принимая во внимание его антиоксидантное, антистрессовое и антиканцерогенное действие, ДКВ представляется эффективным средством для повышения иммунитета организма и снижения заболеваемости при его включении в ежедневный рацион [3, 10]. В этой связи актуально исследование, направленное на изучение изменения клинических и биохимических показателей крови на фоне ежедневного потребления ДКВ.

В современном обществе стресс в своей отрицательной форме (дистресс) стал широко распространенным состоянием, негативно влияющим на функционирование всех систем человеческого организма. В то же время механизмы действия и последствия острого и хронического стресса продолжают относиться к области малоизученных разделов частной биохимии, медицины, зоотехнии и ветеринарии. В научной литературе недостаточно сведений о реакциях различных органов и тканей на стресс [12].

Данные о влиянии стресса на живой организм в основном получены в экспериментах in vivo, где в качестве лабораторных животных были использованы крысы [12]. В нашем исследовании мы изучали стресс на иной биологической модели, на наш взгляд, наиболее приближенной к человеку, - на гибридных свиньях.

Свиньи имеют схожие с человеком анатомические и физиологические особенности. Данные животные подвержены стрессам, имеют сходные с человеком гематологические параметры и строение сердца, а также аналогичное артериальное давление, что позволяет получать результаты с высокой прогнозной ценностью [13]. На фоне регулярных стрессов и несбалансированного рациона кормления у свиней формируются заболевания, аналогичные таковым у человека. Многочисленные исследования выявили у свиней сходные с человеком реакции на различные раздражители, а также на введение биологически активных и лекарственных веществ [12, 14].

Несмотря на все достоинства свиней как биологических моделей их использование в лабораторной практике сдерживалось в силу значительных затрат на их содержание, в том числе ввиду высокой потребности в кормах и площадях, необходимости специальных навыков работы персонала и пр. Эксперименты на свиньях стали активно проводиться последние 20-30 лет после выведения и распространения пород мини-свиней. Однако выбор свиньи или мини-свиньи в качестве модели остается вопросом финансовых затрат на получение тех или иных научных данных [12, 15]. Во многих случаях, когда эксперименты предполагают дополнительное получение и использование научных данных для ветеринарии и животноводства, использование промышленных пород и гибридов свиней вполне оправдано.

Цель работы - изучение клинических и биохимических показателей крови свиней вне и в условиях стрессовых нагрузок, в том числе на фоне ежедневного потребления ДКВ с кормом.

Материал и методы

В эксперименте использовали ДКВ в виде кормовой добавки "Экостимул-2" (АО "Аметис", Россия), получаемой из древесины лиственницы даурской (Larix dahurica Turcz) с содержанием основного вещества - 85-87%, не более 10% сопутствующих флавоноидов (аромадендрин - 2,0-4,0%, кофеин - 0,5-1,0%, эриодиктиол - 0,3-0,7%, кверцетин - 0,5-1,0%, нарингенин - 0,6-0,9%, кемпферол - 0,3-0,7%, пиноцембрин - 1,2-1,7%).

Исследования проведены в июне-сентябре 2019 г. на помесных боровках трехпородных свиней [гибрид F2 (крупная белая х ландрас) х дюрок], при постановке на опыт в возрасте 103 дня с начальной живой массой тела 30-35 кг (n=27). Животных содержали в условиях экспериментального двора ФГБНУ ФИЦ ВИЖ им. Л.К. Эрнста. На протяжении эксперимента свиньи находились в станках (1,5х2 м, бетонные полы с резиновыми ковриками, кормушки групповые, ниппельные автопоилки) по 3 головы в каждом. Условия содержания для всех групп животных были одинаковы: температура воздуха - 24±2 °С, относительная влажность воздуха - 50-60%, освещение, совмещенное с естественным (0,5% КЕО), кратность воздухообмена - не более 5 обменов в час.

Из животных случайным образом формировали группы: 1К - контрольные животные, не подвергавшиеся стрессу (n=9); 2К - контрольные животные, подвергавшиеся моделированному стрессу (n=9); 3О - опытные животные, подвергавшиеся моделированному стрессу и получавшие с кормом на протяжении всего эксперимента ДКВ из расчета 32 мг на 1 кг корма (n=9). Расход кормов составил 212,9 кг на 1 голову за весь период исследований.

На протяжении всего эксперимента свиньи всех групп потребляли полнорационный комбикорм (ООО "АгроВитЭкс", Россия), который включал 54,7% ячменя, 23,4% пшеницы, 7,9% шрота соевого тостированного (45% сырого протеина), 6,0% шрота подсолнечного (≤36% сырого протеина), 2,5% премикса и витаминно-минерального комплекса, 2,5% дрожжей кормовых, 2,0% масла подсолнечного, 1,0% монокальцийфосфата и содержал 15,6% сырого протеина, 3,9% жира, 5,47% клетчатки, энергетическая ценность - 3,14 ккал/г. Содержание витаминов и минеральных веществ приведено в табл. 1. Кормление свиней было сбалансировано согласно последним рекомендациям по их кормлению [16].

Таблица 1. Содержание витаминов и минеральных веществ в полнорационном комбикорме

Table 1. The content of vitamins and mineral substances in the complete feed

Свиньи групп 2К и 3О на 5, 19, 34, 50, 65-е сутки эксперимента подвергались стрессовому воздействию, заключавшемуся в перегруппировках животных. Животных переставляли из одного станка в другой в пределах одной группы, подгруппы формировали таким образом, чтобы после каждого перевода в станке оказывались ранее не находившиеся вместе животные.

Исследование было одобрено комиссией по биоэтике ФГБНУ "ФНЦ пищевых систем им. В.М. Горбатова" РАН (протокол № 03/2019 от 31.05.2019).

Животных взвешивали на 7, 21, 32, 63 и 76-е сутки с использованием весов для животных "Реус" ("Тензо-сила", Россия).

На 0, 42 и 76-е сутки у животных (зафиксированных с помощью специального фиксатора головы) отбирали кровь пункцией из яремной вены:

- 6 мл в пробирки с этилендиаминтетрауксусной кислотой-2К (Aquisel, Испания) для гематологического анализа крови при регулярном перемешивании, чтобы избежать свертывания;

- 9 мл для определения биохимических показателей, затем оставляли на 30 мин при комнатной температуре и центрифугировали при 3000g в течение 5 мин для отбора сыворотки.

Образцы крови были обработаны в течение 2 ч после взятия. Образцы, которые показали сгущение, комкование тромбоцитов или гемолиз, не использовали.

Кровь анализировали с использованием гематологического анализатора ABC VET (HORIBA ABX Diagnostics Inc., Франция) с использованием наборов реагентов "Юни-Гем" ("Реамед", Россия). Оценивали следующие показатели крови: лейкоциты, количество эритроцитов, гемоглобин, гематокрит.

Определение биохимических показателей крови

В сыворотке крови определяли содержание общего белка, альбуминов, глобулинов (Г), креатинина, щелочной фосфатазы (ЩФ), аспартатаминотрансферазы (АСТ), аланинаминотрансферазы (АЛТ), фосфолипидов, общего холестерина, триглицеридов, глюкозы, хлоридов (Cl), железа (Fe), магния (Mg), кальция (Са) и фосфора (Р) с использованием автоматического анализатора ChemWell (Awareness Technology, США) и реагентов (Analyticon Biotechnologies AG, ФРГ; Spinreact, Испания) в соответствии с инструкциями производителей. Активность лактатдегидрогеназы (ЛДГ) и креатинфосфо-киназы измеряли с использованием автоматического анализатора BioChem FC-360 и коммерческих наборов (High Technology Inc., США). Рассчитывали отношения альбумины/Г, АСТ/АЛТ и Ca/P.

Полученные в эксперименте данные обрабатывали статистически с помощью программы Statistica 10 (StatSoft Inc., 2011). Результаты представлены в виде значений медианы (Me) и процентиля (P25-P75). Достоверность различий в средних значениях рангов между группами проверяли с использованием непараметрического одностороннего анализа Краскела-Уоллиса (для нескольких независимых групп), различие считали значимым при p<0,05.

Результаты

Масса животных сравниваемых групп статистически значимо не различалась на протяжении всего эксперимента. Приросты живой массы тела у животных всех групп с 1-х по 7-е сутки, а также на 30, 60 и 76-е сутки эксперимента представлены в табл. 2.

Таблица 2. Масса тела и относительный прирост массы тела у свиней экспериментальных групп (Me [P25-P75])

Table 2. Body weight and relative body weight gain in pigs from experimental groups (Me [P25-P75])

Приросты живой массы тела у животных всех 3 групп на 1-й неделе эксперимента составляли в среднем 9,5%. Несмотря на то что статистически значимых различий между группами на 76-е сутки не обнаружено, прирост массы тела на 21-е сутки у животных групп 2К и 3О был ниже относительно животных группы 1К, соответственно, на 7,9 и 11,8%, а на 32-е сутки - на 6,3 и 6,9%, хотя различия не достигали уровня статистической значимости (см. табл. 2). Данное наблюдение было обусловлено моделированием стресса на 19-е сутки. У животных группы 3О прирост массы тела на 32-е сутки относительно 21-х суток составлял 23,6% (20,1-35,0), что было незначимо ниже прироста массы животных группы 1К на 12,6% [27,0% (26,2-27,8), р=1,000] и группы 2К на 14,5% [27,6% (26,3-33,2), р=0,740]. Отмечено также, что прирост массы тела на 63-и сутки относительно 32-х суток у животных группы 3О составил 48,8% (47,551,3), а у животных группы 1К - 47,4% (43,3-50,6), р=0,637.

За весь период эксперимента прирост массы тела у животных группы 3О был максимальным и превышал таковой у животных групп 1К и 2К, соответственно, на 5,0 и 6,0% (см. табл. 2).

При анализе клинических показателей крови было установлено, что у контрольных животных группы 1К содержание лейкоцитов и эритроцитов, а также гематокрит снизились на 76-е сутки относительно 0-х суток на 44,6, 13,8 и 9,6% (р<0,05) соответственно (табл. 3). У животных группы 2К на 76-е сутки относительно 0-х суток выявлено снижение уровня эритроцитов на 11,9% (р<0,05) и тенденция к уменьшению уровня лейкоцитов на 24,5% и гематокрита на 7,9% (р<0,10). Результаты исследования образцов крови животных группы 3О не выявили статистически значимых изменений оцениваемых показателей в течение эксперимента. Сравнение показателей между группами показало, что на 76-е сутки у животных групп 2К и 3О содержание лейкоцитов было статистически незначимо выше относительно показателей группы 1К на 30,2% (р=0,059) и 20,0% (р=0,169).

Таблица 3. Клинические показатели крови экспериментальных животных (Me [P25-P75])

Table 3. Clinical blood parameters of experimental animals (Me [P25-P75])

Оценка биохимических показателей сыворотки крови (табл. 4), характеризующих белковый обмен, выявила, что у растущих животных группы 1К на 42-е сутки эксперимента относительно 0-х суток статистически значимо увеличилось содержание общего белка на 15,4%, альбумина - на 22,0% и креатинина - на 37,7%. На 76-е сутки у животных группы 1К отмечено снижение содержания глобулина на 16,1% относительно 42-х суток, соотношение альбумины/Г увеличивалось на 23,7% относительно 0-х суток.

Таблица 4. Биохимические показатели сыворотки крови экспериментальных свиней, характеризующие белковый обмен (Me [P25-P75])

Table 4. Blood serum biochemical parameters of experimental pigs, characterizing protein metabolism (Me [P25-P75])

При межгрупповом сравнении статистически значимых изменений среди анализируемых показателей отмечено не было.

Анализ показателей ферментного состава сыворотки крови (табл. 5) у свиней группы 1К не выявил достоверных изменений на 42-е сутки эксперимента, однако отмечена тенденция к увеличению активности ЛДГ на 24,2% (р<0,10). На 76-е сутки относительно 0-х суток отмечено снижение активности АСТ на 68,9% и соотношения АСТ/АЛТ на 61,8% при увеличении активности ЛДГ в 1,72 раза.

У растущих животных группы 2К на 42-е сутки эксперимента выявлено статистически значимое увеличение активности ЛДГ (в 2 раза). На 76-е сутки у животных данной группы отмечено статистически значимое снижение активности ЩФ (на 48,5% относительно 0-х суток и на 46,9% относительно 42-х суток эксперимента), АСТ и соотношения АСТ/АЛТ (на 68,7 и на 60,0% относительно 0-х суток).

Среди ферментных показателей свиней группы 3О отмечены следующие изменения: на 42-е сутки - снижение активности АСТ (на 24,7%) и тенденция к снижению соотношения АСТ/АЛТ (почти в 2 раза); на 76-е сутки - статистически значимое снижение активности ЩФ (на 46,2% относительно 0-х суток и на 44,1% относительно 42-х суток), АСТ (на 63,9% относительно 0-х суток и на 52,1% относительно 42-х суток), АСТ/АЛТ (на 61,1% относительно 0-х суток) при увеличении активности ЛДГ на 32,6% относительно 42-х суток и тенденции к увеличению относительно 0 суток эксперимента.

Межгрупповое сравнение позволило выявить, что у животных группы 2К активность ЛДГ на 42-е сутки была статистически значимо выше на 49,4-51,7% относительно показателей групп 1К и 3О, а активность АЛТ - на 27,2% выше относительно параметров свиней группы 3О на 76-е сутки эксперимента.

Таблица 5. Активность ферментов сыворотки крови экспериментальных свиней (Me [P25-P75])

Table 5. Activity of blood serum enzymes of experimental pigs (Me [P25-P75])

Оценка биохимических показателей, характеризующих липидный обмен (табл. 6), показала, что на 42-е сутки эксперимента у свиней всех групп отсутствовали статистически значимые изменения. На 76-е сутки у животных группы 1К показано увеличение содержания фосфолипидов на 51,6% при снижении уровня общего холестерина на 17,3% относительно 0-х суток.

Таблица 6. Биохимические показатели сыворотки крови экспериментальных свиней, характеризующие липидный и углеводный обмен (Me [P25-P75])

Table 6. Biochemical blood serum parameters of experimental pigs, characterizing lipid and carbohydrate metabolism (Me [P25-P75])

У свиней группы 2К на 76-е сутки выявлено увеличение концентрации триглицеридов на 28,4% и снижение уровня общего холестерина в сыворотке крови на 24,0%. У животных группы 3О на 76-е сутки выявлено увеличение концентрации триглицеридов на 26,3% относительно 0-х суток и на 28,4% относительно 42-х суток при снижении уровня общего холестерина на 24,8% относительно 0-х суток.

На 76-е сутки относительно 0-х суток выявлено снижение концентрации глюкозы у свиней групп 2К и 3О, соответственно, на 43,8% (р<0,05) и на 40,7% (р<0,10). При этом у животных группы 1К содержание глюкозы в сыворотке крови было на протяжении всего эксперимента стабильным.

При анализе показателей минерального обмена (табл. 7) было выявлено, что на 42-е сутки эксперимента относительно 0-х суток отмечено статистически значимое увеличение содержания Cl и P у свиней группы 1К - на 20,4 и 20,2%, у свиней группы 2К - на 19,6 и 30,5% и у животных группы 3О - на 22,0 и 31,9%. Кроме того, на 76-е сутки относительно 42-х суток выявлено снижение концентрации Са на 16,2% для группы 1К и на 11,8% для группы 2К; P - на 53,8% для группы 2К и на 30,0% для группы 3О. При этом соотношение Ca/P на 42-е сутки относительно 0-х снижалось у животных групп 1К, 2К и 3О на 19,1, 18,1 и 36,9% соответственно.

Таблица 7. Биохимические показатели сыворотки крови экспериментальных свиней, характеризующие минеральный обмен (Me [P25-P75])

Table 7. Biochemical blood serum parameters of experimental pigs, characterizing mineral metabolism (Me [P25-P75])

У свиней группы 3О на 42-е сутки наблюдалось более высокое содержание P на 15,2% (р=0,059) и меньшее соотношение Са/Р на 22,8% относительно группы 1К (р=0,059) и на 15,4% относительно группы 2К (р=0,044); на 76-е сутки отмечены низкие значения Р у свиней группы 2К (на 35,7% ниже, чем в группе 3О).

Обсуждение

Исследования проводились на интенсивно растущих животных. Выявленная на 42-е сутки эксперимента тенденция к увеличению концентрации общего белка в сыворотке крови, преимущественно за счет повышения альбуминовой фракции, соотносится со значительными прибавками в массе тела на 32-е сутки, связанными с периодом активного роста животных всех групп. Данный процесс был связан с постепенным снижением доли глобулина к 76-м суткам. Подобные, но более выраженные результаты были продемонстрированы в работе [17].

Животных подвергали одному виду стресса, который можно отнести к психоэмоциональному и/или социальному [18-20]. По всей видимости, с повторением стрессовых нагрузок происходила соответствующая адаптация животных к данному фактору воздействия. Как известно, стресс стимулирует воспалительный ответ иммунной системы. Хронический стресс негативно влияет на функционирование живого организма, однако кратковременный стресс увеличивает адаптационные возможности организма. Стресс приводит к повышению уровня лейкоцитов и к возникновению стрессовой гиперкоагулемии [18]. В нашем исследовании у животных, получавших ДКВ, сохранялся сходный уровень содержания лейкоцитов при более высоком содержании эритроцитов, гемоглобина и гематокрита. Аналогичные результаты, но со значимым повышением содержания лейкоцитов были получены в экспериментах на служебных собаках [21], что свидетельствовало об улучшении морфофизиологического состояния организма животных. Повышение этих показателей (содержания эритроцитов, уровней гемоглобина, гематокрита) в пределах физиологической нормы свидетельствует об усилении окислительной функции крови и интенсивности метаболизма [22]. Таким образом, ДКВ улучшает защитно-приспособленческие реакции организма [21].

В клинических исследованиях [23], проведенных с участием пациентов с атеросклерозом и артериальной гипертензией, было установлено, что ежедневный прием ДКВ не влияет на показатели печеночной и почечной функции, что, по мнению авторов, свидетельствует о безопасности такого режима приема ДКВ [23]. Результаты нашего исследования показали, что у животных, получавших ДКВ (32 мг/кг корма), активность АЛТ была ниже, чем у животных, не получавших ДКВ. Стрессовые воздействия приводили к статистически значимому повышению активности ЛДГ у животных группы 2К, что не наблюдалось у животных, получавших ДКВ. Таким образом, ежедневный прием с кормом ДКВ позволял снизить негативное влияние стресса на организм животных.

В работе [24] был отмечен благоприятный эффект ДКВ на липидный и углеводный обмен у крыс. В нашем эксперименте на фоне стрессовых нагрузок, у животных, получавших ДКВ, уровни общего холестерина и глюкозы в сыворотке крови в течение опыта (0-76) снижались, при этом изменение концентрации глюкозы было меньшим относительно группы 2К, с выраженным стрессом, что подтверждало выводы, сделанные в работе [24].

В настоящее время считается, что профилактическое введение ДКВ в функциональные пищевые продукты даже в незначительных дозах оказывает выраженное противовоспалительное и противоаллергенное действие, укрепляет и восстанавливает соединительную ткань, способствует снижению уровня холестерина, укрепляет сосуды и капилляры, улучшает микроциркуляцию крови, препятствует образованию тромбов, снижает воспалительные явления в простате, стимулирует иммунитет, защищает от повреждающих воздействий желудок и печень, активирует процессы регенерации слизистой желудка [10, 25, 26]. Несомненно, ДКВ обладает важными биологически активными свойствами и представляет интерес в практике лечебного и профилактического питания, благодаря огромному спектру позитивных эффектов на системы живого организма. Тем не менее, анализируя результаты эксперимента по влиянию ДКВ на клинические и биохимические показатели крови у свиней в условиях стрессовых нагрузок, следует заметить, что наиболее выраженный положительный эффект наблюдался на 42-е сутки введения ДКВ в рацион. К концу эксперимента, на 76-е сутки, различия в исследуемых показателях крови были менее выраженные, что, очевидно, указывало на адаптацию животных к стрессовым воздействиям и, соответственно, на снижение эффекта от приема ДКВ.

Заключение

Проведенные исследования позволили дополнить знания о влиянии ДКВ на клинические и биохимические показатели крови. Подтверждена безопасность длительного приема ДКВ с пищей, показан положительный эффект на содержание эритроцитов и гематокрита, повышение этих показателей свидетельствовало об усилении окислительной функции крови, интенсивности метаболизма, большей выносливости животных в условиях стрессовых нагрузок. Результаты исследований показали, что длительный прием ДКВ (до 72 сут включительно) на фоне стресса способствовал сохранению значений показателей крови на уровне контроля (без стресса), в пределах физиологической нормы.

При использовании ДКВ в качестве биологически активной добавки к пище, принимаемой на фоне постоянных стрессовых нагрузок, очевидно, следует учитывать длительность и степень воздействия стресс-фактора, продолжительность и дозировку ДКВ при приеме. В зависимости от уровня воздействия стресс-фактора курс приема и доза ДКВ может быть скорректирована.

Литература

1. Фомичев Ю.П., Никанова Л.А., Дорожкин В.И., Торшков А.А., Романенко А.А., Еськов Е.К. и др. Дигидрокверцетин и арабиногалактан - природные биорегуляторы в жизнедеятельности человека и животных, применение в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Москва : Научная библиотека, 2017. 702 с.

2. Asmi K.S., Lakshmi T., Balusamy S.R., Parameswari R. Therapeutic aspects of taxifolin - an update // J. Adv. Pharm. Educ. Res. 2017. Vol. 7, N 3. P. 187-189.

3. Sunil C., Xu B. An insight into the health-promoting effects of taxifolin (dihydroquercetin) // Phytochemistry. 2019. Vol. 166. Article ID 112066. DOI: https://doi.org/10.1016/j.phytochem.2019.112066

4. Олифирова О.С., Козка А.А. Современный комплексный подход к лечению обширных длительно незаживающих ран // Сибирское медицинское обозрение. 2017. № 3 (105). С. 21-25.

5. Харченко Ю.А., Дмитриев В.Н. Перспективная биологически активная добавка с антиоксидантным действием // Рациональное питание, пищевые добавки и биостимуляторы. 2016. № 3. С. 61-65.

6. Гусева Т.Б., Караньян О.М., Куликовская Т.С., Рассоха С.Н., Радаева И.А. Применение природного антиокислителя дигидрокверцетина для увеличения срока годности молочных консервов // Пищевая промышленность. 2017. № 8. С. 54-56.

7. Насонова В.В. Изучение возможности использования биофлавоноидов при производстве мясной продукции, устойчивой к окислительной порче // Вопросы питания. 2016. Т. 85, № S2. С. 207.

8. Гусева Т.Б., Караньян О.М., Куликовская Т.С. Применение природного антиоксиданта дигидрокверцетина для увеличения срока годности и улучшения биологической ценности товаров номенклатуры росрезерва // Инновационные технологии производства и хранения материальных ценностей для государственных нужд. 2017. № 7 (7). С. 121-130.

9. Фомичев Ю.П., Никанова Л.А., Клейменов Р.В., Нетеча З.А. Применение дигидрокверцетина и арабиногалактана при выращивании поросят // Ветеринарная медицина. 2010. № 5-6. С. 30-32.

10. Бизюк Л.А, Королевич М.П. Антиоксидант дигидрокверцетин: клинико-фармакологическая эффективность и пути синтеза // Лечебное дело. 2013. № 1 (29). С. 13-19.

11. Zhanataev A.K., Kulakova A.V., Nasonova V.V., Durnev A.D. In vivo study of dihydroquercetin genotoxicity // Bull. Exp. Biol. Med. 2008. Vol. 145, N 3. Р. 338-340.

12. Жигулина В.В. Биохимический ответ организма на стресс // Верхневолжский медицинский журнал. 2014. Т. 12, № 4. С. 25-30.

13. Roux F., Saï, P., Deschamps, J.-Y. Xenotransfusion, past and present // Xenotransplantation. 2007. Vol. 14. P. 208-216. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1399-3089.2007.00404.x

14. Каркищенко Н.Н. Основы биомоделирования. Москва : Изд-во ВПК, 2005. 608 с.

15. Bassols A., Costa C., Eckersall P.D., Osada J., Sabrià J., Tibau J. The pig as an animal model for human pathologies: a proteomics perspective // Proteomics Clin. Appl. 2014. Vol. 8, N 9-10. P. 715-731. DOI: https://doi.org/10.1002/prca.201300099

16. Некрасов Р.В., Головин А.В., Махаев Е.А. и др. Нормы потребностей молочного скота и свиней в питательных веществах / Федеральный научный центр животноводства - ВИЖ имени академика Л.К. Эрнста. Москва, 2018. 290 с.

17. Ventrella D., Dondi F., Barone F., Serafini F., Elmi A., Giunti M. et al. The biomedical piglet: establishing reference intervals for haematology and clinical chemistry parameters of two age groups with and without iron supplementation // BMC Vet. Res. 2017. Vol. 13, N 1. P. 23. DOI: https://doi.org/10.1186/s12917-017-0946-2

18. Ложкин А.П., Чернохвостов Ю.В., Двоеносов В.Г., Панасюк М.В., Жданов Р.И. Влияние психоэмоционального стресса на содержание лейкоцитов и тромбодинамику у здоровых добровольцев // Казанский медицинский журнал. 2013. Т. 94, № 5. С. 718-722.

19. Martinez-Miro S., Tecles F., Ramon M., Escribano D., Hernandez F., Madrid J. et al. Causes, consequences and biomarkers of stress in swine: an update // BMC Vet. Res. 2016. Vol. 12, N 1. DOI: https://doi.org/10.1186/s12917-016-0791-8

20. Bogolyubova N.V., Chabaev M.G., Fomichev Y.P., Tsis E.Y., Semenova A.A., Nekrasov R. Ways to reduce adverse effects of stress in pigs using nutritional factors // Ukrainian J. Ecol. 2019. Vol. 9. P. 239-245.

21. Полищук С.А., Молянова Г.В. Динамика морфологических показателей крови собак при добавлении дигидрокверцетина // Известия Самарской государственной сельскохозяйственной академии. 2016. № 2. С. 60-63. DOI: https://doi.org/10.12737/19061

22. Чернуха И.М., Котенкова Е.А., Василевская Е.Р., Иванкин А.Н., Лисицын А.Б., Федулова Л.В. Изучение биологических эффектов ягод годжи различного географического происхождения на крысах с моделью алиментарной гиперлипидемии // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 1. С. 37-45. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10004

23. Бритов А.Н., Апарина Т.В. Роль "Капилара" (дигидрокверцетина) в коррекции гемодинамических и метаболических нарушений у больных с атеросклерозом и артериальной гипертонией // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. 2006. № 2. С. 46-53.

24. Peng J., Li Q., Li K., Zhu L., Lin X., Lin X. et al. Quercetin improves glucose and lipid metabolism of diabetic rats: involvement of Akt signaling and SIRT1 // J. Diabetes Res. 2017. Vol. 2017. Article ID 3417306. DOI: https://doi.org/10.1155/2017/3417306

25. Li Y., Yao J., Han C., Yang J., Chaudhry M., Wang S. et al. Quercetin, inflammation and immunity // Nutrients. 2016. Vol. 8. P. 167. DOI: https://doi.org/10.3390/nu8030167

26. Martinez, G., Mijares T., Michael R., De Sanctis, J. Effects of flavonoids and its derivatives on immune cell responses // Recent Pat. Inflamm. Allergy Drug Discov. 2019. Vol. 13, N 2. P. 84-104. DOI: https://doi.org/10.2174/1872213X13666190426164124

SCImago Journal & Country Rank
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Медицина сегодня
II Конференция онкологов Московской области Москва, 4 июня 2021 года

II Конференция онкологов Московской области Москва, 4 июня 2021 года Подмосковье в настоящее время - это регион, переживающий бурный прирост населения и активную урбанизацию. Эти процессы требуют изменений в организации оказания медицинской помощи, в первую очередь,...

Конференция "Актуальные аспекты экстракорпорального очищения крови в интенсивной терапии".

Приглашаем вас принять активное участие в работе XII Международной конференции "Актуальные аспекты экстракорпорального очищения крови в интенсивной терапии". Мероприятие пройдет 28-29 мая 2021 года в онлайн-формате. Конференция организована при поддержке Министерства...

"Репродуктивное здоровье и эпидемия COVID-19: год спустя" 8 июня 2021 г., онлайн

Конференция РАРЧ "Репродуктивное здоровье и эпидемия COVID-19: год спустя" 8 июня 2021 г., онлайн Коронавирусная инфекция внесла существенные коррективы в работу специалистов в области репродуктивного здоровья. За прошедший год мы преодолели множество совершенно необычных...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»