К вопросу о применении препаратов кальция с целью оптимизации пищевых рационов населения, в том числе при различных заболеваниях

Резюме

В последние годы отмечается особый интерес к применению микронутриента кальция в целях оптимизации пищевых рационов населения. Известно, что кальций, опосредованно влияя на нервную возбудимость, сократительную способность мышц, секрецию гормонов и свертываемость крови, играет важную роль в организме человека. Однако существует мнение о рисках применения препаратов кальция при оптимизации рационов питания, все отчетливей звучат опасения по поводу возможных неблагоприятных последствий.

Цель настоящего исследования - обзор зарубежной научной литературы по вопросам применения препаратов кальция с позиций эффективности оптимизации пищевых рационов и возникновения сопутствующих рисков.

Результаты. Анализ многочисленных данных литературы позволяет сделать вывод, что из-за угрозы передозировки кальция и повышения риска сердечно-сосудистых осложнений в результате транзиторной гиперкальциемии потребление кальция за счет пищевых источников является приоритетным, а кальциевые добавки должны назначаться только пациентам с серьезным риском остеопоротических переломов и тем лицам, которые в силу социальных причин не могут удовлетворить свои ежедневные потребности в полноценном питании. При равных эффектах получение кальция именно за счет пищевых продуктов, содержащих достаточное количество этого микронутриента, по сравнению с добавками кальция обеспечивает организм и другими нутриентами (белками, аминокислотами и пр.), не вызывая риск побочных эффектов. Результаты оценок соотношения риска и пользы от приема добавок кальция в связи с описаниями рисков на сердечно-сосудистую, желудочно-кишечную, мочевыделительную системы не могут считаться окончательными и не позволяют прийти к однозначным выводам. Ввиду вышесказанного рекомендуется осторожное использование препаратов кальция, особенно при их возможном взаимодействии с различными медикаментозными средствами, включая гипотензивные препараты, блокаторы кальциевых каналов, синтетические гормоны щитовидной железы, бисфосфонаты и антибиотики и др.

Заключение. Учитывая растущую озабоченность медицинского сообщества по поводу роли потребления кальция и противоречивые результаты отдельных исследований, очевидна необходимость масштабных проспективных когортных исследований для выяснения соотношения пользы и рисков при приеме добавок кальция в различных популяциях, особенно у пожилых людей.

Ключевые слова:кальций, добавки кальция, препараты кальция, обогащение рациона питания, эффективность, риски, осложнения

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликтов интересов.

Для цитирования: Гуреев С.А., Мингазова Э.Н. К вопросу о применении препаратов кальция с целью оптимизации пищевых рационов населения, в том числе при различных заболеваниях // Вопросы питания. 2021. Т 90, № 2. С. 6-14. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2021-90-2-6-14

B последние годы отмечается особый интерес к применению микронутриента кальция в целях обогащения пищевых рационов населения. Известно, что кальций, опосредованно влияя на нервную возбудимость, сократительную способность мышц, секрецию гормонов и свертываемость крови, играет важную роль в организме человека. Однако существует мнение о рисках применения препаратов кальция при оптимизации пищевых рационов питания, все отчетливей звучат опасения по поводу возможных неблагоприятных последствий, прежде всего со стороны сердечно-сосудистой системы при потреблении кальция в дозах выше физиологических норм, особенно лицами пожилого возраста [1, 2]. Отмечается риск так называемой кальцификации артерий и вен, а также риск неблагоприятного влияния на систему свертываемости крови [3, 4]. Доказана тесная взаимосвязь количества потребляемого кальция с особенностями сокращения миокарда, нервной проводимости, нарушений со стороны гормональной системы и системы свертываемости крови. Указывается, что у пациентов с гиперкальциемией повышена смертность из-за сердечных и сосудистых осложнений [5, 6]. При этом отмечается особая значимость данных коронарного сканирования кальция в бляшках на стенках артерий сердца, что является лучшим предиктором риска сердечно-сосудистых заболеваний [7-9].

Исследования показали, что у женщин, в постменопаузе и в течение 5 лет получавших высокие дозы (1000 мг/сут) кальция в форме цитрата (без сопровождения витамина D) при среднем потреблении кальция с рационом, выше риск инфаркта миокарда и инсульта [10]. Реанализ с элементами метаанализа, включавший 7-летнее рандомизированное плацебо-контролируемое исследование потребления кальция и витамина D (1000 мг/сут кальция и 400 МЕ витамина D) с участием 36 282 женщин в постменопаузе, показал, что добавки кальция с витамином D или без него незначительно увеличивают риск сердечно-сосудистых событий, особенно инфаркта миокарда [11]. Однако результаты другого метаанализа, включающего 18 рандомизированных клинических исследований с участием 63 564 пожилых женщин, свидетельствуют о том, что прием кальция в сочетании с витамином D или без него не оказывает существенного влияния на развитие ишемической болезни сердца [12, 13]. Применение высоких доз кальция в сочетании с витамином D или без него является фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний, он способствует резкому повышению уровня кальция в сыворотке крови, увеличивая и риск развития ишемической болезни сердца [14, 15]. Это подтверждает вывод о неоднородности результатов исследований.

В ходе исследования женщин из Новой Зеландии, дополнительно получавших 1000 мг/сут кальция, выявлен рост заболеваний, сопровождающихся атеросклеротическими изменениями в сосудах. Отмечалась положительная корреляция применения добавок кальция с кальцификацией брюшной аорты у женщин в постменопаузе, что приводило к последующим осложнениям со стороны сердечно-сосудистой системы [11, 16].

Разнонаправленные выводы получены при изучении потребления добавок кальция мужчинами: определена связь потребления кальция с повышенным систолическим артериальным давлением, выявлялись осложнения при приеме некоторых блокаторов кальциевых каналов, которые содержатся в гипотензивных препаратах. Вместе с тем 2-летние наблюдения за мужчинами, получавшими кальций или плацебо, не обнаружили статистически значимых различий в показателях артериального давления у обследованных из этих групп [17-19]. Кроме того, у людей с оптимальным потреблением кальция не наблюдалось снижения артериального давления [20-22]. Более высокие уровни кальция в сыворотке крови связаны с меньшими объемами церебрального инфаркта у пациентов с острым ишемическим инсультом, что позволяет предположить наличие клинически прогностического потенциала концентрации сывороточного кальция после инсульта. Также определенные уровни кальция могут быть потенциальной терапевтической целью для улучшения исхода инсульта [23]. Потребление кальция может оказывать регулирующее действие на артериальное давление путем изменения уровня внутриклеточного кальция в гладкомышечных клетках сосудов и путем воздействия на объем сосудов через ренин-ангиотензин-альдостероновую систему. Низкое потребление кальция вызывает повышение активности паращитовидных желез, гормон паращитовидной железы увеличивает содержание внутриклеточного кальция в гладких мышцах сосудов, что приводит к сужению сосудов. Низкое потребление кальция также увеличивает синтез кальцитриола напрямую или опосредованно через паратиреоидный гормон (ПТГ). Кальцитриол повышает содержание внутриклеточного кальция в гладкомышечных клетках сосудов. Как низкое потребление кальция, так и ПТГ могут стимулировать высвобождение ренина, а следовательно, синтез ангиотензина II и альдостерона [24].

Выявлено, что структура и источники поступления кальция могут значительно различаться при низком и высоком уровнях его потребления: люди с недостаточным потреблением кальция получают его с пищевыми продуктами с низким содержанием этого элемента, в то время как люди с высоким общим потреблением могут принимать дополнительные добавки кальция, и это увеличивает риск кальцификации артерий [25].

Анализ "случай-контроль" ассоциации потребления и уровня кальция в сыворотке крови с риском ишемического инсульта на материале 19 553 участников, у части из них, выбранных случайным образом, была измерена концентрация этого макроэлемента в сыворотке крови (n=3016), подтвердил опосредованную связь между общим потреблением кальция и ишемическим инсультом при сахарном диабете 2 типа и артериальной гипертензии. В среднем за 8,3 года наблюдения было зарегистрировано 808 случаев ишемического инсульта. При сравнении самого высокого квинтиля с самым низким была обнаружена статистически значимая обратная связь между общим потреблением кальция и риском ишемического инсульта, в основном опосредованным сахарным диабетом 2 типа, гипертензией и высоким уровнем холестерина. При анализе "случай-контроль" полученные данные свидетельствуют о том, что уровень кальция в сыворотке был обратно пропорционален риску ишемического инсульта. В целом было показано, что потребление кальция имеет пороговый эффект, нелинейную ассоциацию с риском ишемического инсульта [26].

С учетом вышесказанного можно считать, что роль дополнительного приема кальция как доказанного риска сердечно-сосудистых заболеваний неоднозначна [27-29] и не была прояснена метаанализами, которые дали противоречивые результаты, особенно в отношении оптимальных доз и режимов приема кальция и их общей эффективности [30-32].

Оценка влияния препаратов кальция на возникновение сердечно-сосудистых рисков противоречива, ввиду чего оправданы опасения медицинского сообщества по поводу безопасности приема кальция для сердечно-сосудистой системы без учета результатов коронарного сканирования стенок артерий сердца, оценки состояния артерий и вен в других частях тела, показателей свертываемости крови, доз приема витамина D и суточного потребления кальция с рационом [33-37].

Результаты большинства рандомизированных контролируемых исследований пациентов с терминальной стадией почечной недостаточности доказывают, что добавление кальция в рацион приводит к прогрессированию кальцификации сосудов. На основании учета потенциального риска от приема кальция у здоровых женщин в постменопаузе добавки кальция следует назначать с осторожностью [38].

Авторы указывают, что у пациентов, дополнительно принимающих кальций, повышается риск нефролитиаза, а у пациентов с отрицательным балансом кальция наблюдается секреция ПТГ, что, в свою очередь, увеличивает уровень кальция в моче, стимулирует резорбцию костной ткани и является дополнительным фактором, провоцирующим нефролитиаз [39, 40]. Уточняется, что камни в почках состоят в основном из кальция в сочетании с оксалатами или фосфатами [41-43].

Вопрос об эффективности применения изолированных добавок кальция для профилактики остеопоротических переломов и сегодня остается спорным. Метаанализ 19 исследований с участием 2859 детей показал, что добавки кальция не влияли на минеральную плотность костной ткани (МПКТ) шейки бедра или поясничного отдела позвоночника, при этом было отмечено небольшое влияние на общий минеральный состав костей тела (стандартизованная разница средних 0,14; 95% доверительный интервал 0,01-0,27) и МПКТ верхних конечностей (0,14; 0,04-0,24). Этот эффект сохранялся после окончания приема только по отношению к верхним конечностям (0,14; 0,01-0,28); не обнаружено доказательств того, что пол, исходное потребление кальция, стадия полового созревания, этническая принадлежность или уровень физической активности влияли на эффект [44]. Исследование на основе результатов обследования 1806 женщин, находящихся в периоде постменопаузы, с детальным анализом влияния приема кальция на общую МПКТ и риск переломов костей показало незначительный положительный эффект добавок кальция на увеличение общей МПКТ (снижение тенденции риска возникновения позвоночных переломов) на 2,05% после лечения в течение 2 лет и более по сравнению с исходным уровнем, а также отсутствие влияния на снижение риска переломов [45].

Оценка эффективности приема кальция и витамина D у пожилых людей во вторичной профилактике низкоударных переломов показала отсутствие должной эффективности в снижении риска переломов [46]. Рандомизированное клиническое исследование с охватом 354 девушек пубертатного возраста с целью оценки эффекта долгосрочного (от детского до юношеского возраста) влияния приема кальция на общую МПКТ доказало ее увеличение в группе с добавлением данного макроэлемента в рационы питания на 4-м году жизни. Однако впоследствии этот результат исчез, подтвердив гипотезу о том, что эффекты добавок кальция изменяются с течением времени: прием кальция, по-видимому, влияет на срастание костей во время пубертатного скачка роста, с возрастом влияние кальциевых добавок на МПКТ постепенно снижается [47].

Системный обзор, включавший 19 исследований с участием 2859 детей, показал, что добавки кальция оказывают небольшое влияние на общее содержание минеральных веществ в костях, но этот эффект сохраняется после окончания приема только для МПКТ верхних конечностей [48]. Оценка эффективности неизбирательного применения кальция и витамина D не выявила преимуществ в отношении риска переломов, поскольку люди, включенные в эти исследования, демонстрировали очень низкий риск переломов и, следовательно, в целом не выявлено пользы от приема этих микронутриентов [49]. Отметим, что, несмотря на небольшое увеличение МПКТ у здоровых детей, дополнительный прием кальция не снизил риск переломов костей, что позволило авторам заявить о нецелесообразности рекомендаций добавок кальция для детей [50]. Метаанализ с участием 170 991 женщины и 68 606 мужчин также показал, что изолированное потребление кальция не связано со снижением риска переломов [51].

Результаты рандомизированных клинических испытаний с охватом сельских женщин Гамбии с очень низким потреблением кальция показали, что добавление во время беременности 1,5 г кальция в день приводило к значительно более низкой МПКТ бедра в течение 12 мес кормления грудью по сравнению с женщинами в группе плацебо. У этих женщин также происходило большее снижение МПКТ во время лактации в поясничном отделе позвоночника и в дистальном отделе лучевой кости, а также биохимические изменения, соответствующие большей мобилизации минеральных веществ из костной ткани, которая могла продолжаться в течение длительного времени. Авторы предположили возможность нарушения процессов усвоения кальция при приеме добавок кальция, ранее наблюдавшегося у женщин с очень низким содержанием кальция в рационе; отмена приема кальция может вызывать повышение секреции ПТГ, способствуя реабсорбции кальция почками, всасыванию кальция из кишечника и резорбции костной ткани [52, 53].

Анализ 59 рандомизированных контролируемых исследований (с участием лиц старше 50 лет) связи потребления пищевых источников кальция или добавок кальция (с витамином D или без него) с МПКТ поясничного отдела позвоночника, бедра, шейки бедра, всего тела или предплечья показал, что увеличение потребления кальция из пищевых источников или за счет приема добавок кальция приводит к небольшому непрогрессирующему увеличению МПКТ, что вряд ли приведет к клинически значимому снижению риска переломов [54]. А метаанализ 33 рандомизированных исследований с охватом 51 145 участников показал, что использование добавок, включающих кальций и витамин D или оба микронутриента по сравнению с плацебо или без лечения, не связано с более низким риском переломов среди пожилых людей [55]. Также в работе, оценивающей 6 рандомизированных контролируемых исследований по определению связи приема витамина D в сочетании с кальцием по сравнению с плацебо или без приема этих добавок, показано, что прием стандартных доз витамина D с перерывами и ежедневно не снижает риск переломов, при этом выявлено снижение риска перелома бедра на 16% только при сочетанном применении витамина D и кальция. Кроме того, отмечаются преимущества приема кальция лишь у детей и подростков с низким потреблением кальция с рационом питания [56, 57]. Авторы выступают за прием кальция и витамина D только при серьезных рисках множественных переломов, при этом ввиду риска побочных эффектов и отсутствия дополнительной пользы рекомендуется строго следить за тем, чтобы получение доз кальция не превышало рекомендованных норм с учетом других источников кальция [58]. Исследователи полагают, что пищевые источники кальция могут влиять на МПКТ и не связаны с неблагоприятными сердечно-сосудистыми эффектами, поэтому они предпочтительнее использования препаратов кальция [59].

Результаты крупных рандомизированных клинических исследований влияния приема комплексов кальция с витамином D или без него на переломы показали, что польза приема таких препаратов в предотвращении переломов в лучшем случае очень мала, если таковая вообще существует, и это несоизмеримо даже с небольшим риском серьезных нежелательных явлений. Авторы отмечают, что фактор риска усугубляется долгосрочностью приема препаратов кальция и проявляется распространенными желудочно-кишечными побочными эффектами. Ввиду этого авторы справедливо полагают, что рекомендация повышения потребления кальция за счет рациона питания наиболее безопасна, а лицам с высоким риском переломов должны быть предложены методы лечения, доказавшие свою эффективность для предотвращения переломов, с показанной сбалансированностью риска и пользы [60].

Ввиду риска осложнений при приеме добавок кальция исследователи обращают все больше внимания на пищевые продукты с высоким содержанием этого минерального вещества. Так, было показано, что потребление богатых пищевых источников кальция было нейтральным или, наоборот, имело защитное действие при развитии сахарного диабета [61], атеросклероза [62, 63], а также при рисках инфаркта, инсульта и смертности от сердечно-сосудистой патологии [64, 65].

Исследователи также отмечают, что пищевые продукты, являющиеся источником кальция, способствуют минимизации транзиторной гиперкальциемии, усиливающей риск сердечно-сосудистых осложнений [2].

Метаанализ исследования с участием 264 268 участников и 11 225 зарегистрированных случаев сахарного диабета не выявил корреляции между потреблением кальция с пищевыми продуктами и диабетом [61]. Подчеркнем, что результаты исследований свидетельствуют об увеличении сердечно-сосудистых событий при увеличении дополнительного потребления кальция, но не при увеличении потребления кальция с пищевыми продуктами [66]. Потребление кальция с пищевыми продуктами с его высоким содержанием приводит к минимизации риска развития нефролитиаза, который, как известно, повышается c применением добавок кальция [49, 67]. Именно пищевые продукты, в том числе богатые белком, полезны для поддержания костной массы у пожилых и могут минимизировать риски недоедания и саркопении, которые косвенно связаны с качеством костей и риском переломов [68-70].

Долгосрочное (5 лет) соблюдение диет с нормальным уровнем кальция, низким содержанием белка и низким содержанием соли может уменьшить количество рецидивов камней, снизить оксалурию и индексы относительного перенасыщения оксалатом кальция у пациентов с идиопатической гиперкальциурией, у которых наблюдаются рецидивы образования камней в почках. Соблюдение диеты с низким содержанием соли и нормальным уровнем кальция в течение нескольких месяцев может уменьшить кальциурию и оксалурию. Однако другие исследованные диетические вмешательства не продемонстрировали значительных положительных эффектов, также не обнаружено исследований, изучающих влияние диетических рекомендаций на другие клинические осложнения или бессимптомную идиопатическую гиперкальциурию [67].

Потребление пищи с низким содержанием кальция повышает риск развития нефролитиаза, поскольку способствует всасыванию оксалата из кишечника и, следовательно, увеличивает его почечный клиренс [40]. Напротив, кальций, оставшийся в кишечнике, может препятствовать всасыванию продуктов, связанных с риском образования камней в почках, таких как оксалаты, а прием добавок кальция во время еды уменьшит всасывание оксалатов и, следовательно, образование камней [71]. Неблагоприятные желудочно-кишечные эффекты (газообразование, запор, вздутие живота и др.), связанные с приемом больших доз кальция, менее распространены при поступлении кальция с пищевыми продуктами [72-75].

Использование в питании обогащенных кальцием пищевых продуктов, аналогичных традиционным, может повысить потребление этого макроэлемента. На сегодняшний момент Великобритания - единственная страна, в которой обязательным является обогащение пшеничной муки кальцием. По оценкам, за счет этого обогащенного продукта обеспечивается 13-14% от общего потребления кальция британским населением. В существующих программах обогащения пищевых продуктов кальцием отмечается отсутствие четких инструкций по внедрению, регулированию, мониторингу/ оценке, а также функциональных индикаторов. С учетом высокой стоимости кальцийсодержащего премикса и трудностей охвата целевых групп для оценки роли программ обогащения кальцием требуются дальнейшие исследования [76, 77].

Заключение

Таким образом, из-за угрозы передозировки кальция и повышения риска сердечно-сосудистых осложнений в результате транзиторной гиперкальциемии потребление кальция из пищевых источников является приоритетным, а кальциевые добавки следует назначать только пациентам с серьезным риском остеопоротических переломов и тем лицам, которые в силу социальных причин не могут удовлетворить свои ежедневные потребности в полноценном питании.

При равных эффектах поступление кальция именно с пищевыми продуктами, содержащими достаточное количество этого микронутриента, по сравнению с добавками кальция обеспечивает организм и другими пищевыми веществами (белками, жирами, аминокислотами и пр.), имеет минимальные риски таких побочных эффектов, как нефролитиаз и желудочно-кишечная непереносимость. Оценки сердечно-сосудистых рисков, связанных с потреблением богатых кальцием продуктов, доказали безопасность этого подхода.

Можно считать, что результаты оценок соотношения риска и пользы от приема кальциевых добавок и связи препаратов кальция с увеличением сердечно-сосудистого риска не окончательны и не позволяют прийти к однозначным выводам. Ввиду вышесказанного рекомендуется осторожное использование препаратов кальция, особенно при их возможном взаимодействии с различными медикаментозными средствами, включая гипотензивные препараты, блокаторы кальциевых каналов, синтетические гормоны щитовидной железы, бисфосфонаты и антибиотики и др. Следует отметить: хотя сбалансированное диетическое потребление кальция и витамина D имеет решающее значение для организма современного человека, роль добавок кальция совместно с витамином D у взрослых и у пожилых людей изучена не до конца.

Учитывая растущую озабоченность медицинского сообщества по поводу роли потребления кальция и противоречивые результаты отдельных исследований, необходимость масштабных проспективных когортных исследований для выяснения соотношения пользы и рисков приема добавок кальция среди различных социальных групп населения, особенно у пожилых людей, представляется очевидной.

Литература/References

1. Morelli M., Santulli G., Gambardella G. Calcium supplements: good for the bone, bad for the heart? A systematic updated appraisal. Editorial. Atherosclerosis. 2020; 296: 68-73. DOI: https://doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2020.01.008

2. Reid I.R., Bolland M.J., Avenell A., Grey A. Cardiovascular effects of calcium supplementation. Osteoporos Int. 2011; 22 (6): 1649-58. DOI: https://doi.org/10.1007/s00198-011-1599-9

3. Slinin Y., Blackwell T., Ishani A., Cummings S.R., Ensrud K.E. MORE Investigators. Serum calcium, phosphorus and cardiovascular events in post-menopausal women. Int J Cardiol. 2011; 149 (3): 335-40. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ijcard.2010.02.013

4. Grandi N.C., Brenner H., Hahmann H., Wüsten B., März W., Rothenbacher D., et al. Calcium, phosphate and the risk of cardiovascular events and all-cause mortality in a population with stable coronary heart disease. Heart. 2012; 98 (12): 926-33. DOI: https://doi.org/10.1136/heartjnl-2011-300806

5. Van Hemelrijck M., Michaelsson K., Linseisen J., Rohrmann S. Calcium intake and serum concentration in relation to risk of cardiovascular death in NHANES III. PLoS One. 2013; 8 (4): e61037. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0061037

6. Li K., Kaaks R., Linseisen J., Rohrmann S. Associations of dietary calcium intake and calcium supplementation with myocardial infarction and stroke risk and overall cardiovascular mortality in the Heidelberg cohort of the European Prospective Investigation into Cancer and Nutrition study (EPIC-Heidelberg). Heart. 2012; 98 (12): 920-5. DOI: https://doi.org/10.1136/heartjnl-2011-301345

7. Meng Q., Huang L., Tao K., Liu Y., Jing J., Wang W., et al. Integrated genetics and micronutrient data to inform the causal association between serum calcium levels and ischemic stroke. Front Cell Dev Biol. 2020; 8. DOI: https://doi.org/10.3389/fcell.2020.634957

8. Xiao Q., Murphy R.A., Houston D.K., Harris T.B., Chow W.H., Park Y. Dietary and supplemental calcium intake and cardiovascular disease mortality. JAMA Intern Med. 2013; 173 (8): 639-46. DOI: https://doi.org/10.1001/jamainternmed.2013.3283

9. Otton J.M., Lonborg J.T., Boshell D., et al. A method for coronary artery calcium scoring using contrast-enhanced computed tomography. J Cardiovasc Comput Tomogr. 2012; 6: 37-46. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jcct.2011.11.004

10. Bolland M.J., Barber P.A., Doughty R.N., Mason B., Horne A., Ames R., et al. Vascular events in healthy older women receiving calcium supplementation: randomised controlled trial. BMJ. 2008; 336 (7638): 262-6. DOI: https://doi.org/10.1136/bmj.39440.525752.BE

11. Bolland M.J., Grey A., Avenell A., Gamble G.D., Reid I.R. Calcium supplements with or without vitamin D and risk of cardiovascular events: reanalysis of the Women´s Health Initiative limited access dataset and meta-analysis. BMJ. 2011; 342: d2040. DOI: https://doi.org/10.1136/bmj.d2040

12. Lewis J.R., Zhu K., Prince R.L. Adverse events from calcium supplementation: Relationship to errors in myocardial infarction self-reporting in randomized controlled trials of calcium supplementation. J Bone Miner Res. 2012; 27: 719-22. DOI: https://doi.org/10.1002/jbmr.1484

13. Lewis J.R., Radavelli-Bagatini S., Rejnmark L., Chen J.S., Simpson J.M., Lappe J.M., et al. The effects of calcium supplementation on verified coronary heart disease hospitalization and death in postmenopausal women: a collaborative meta-analysis of randomized controlled trials. J Bone Miner Res. 2015; 30 (1): 165-75. DOI: https://doi.org/10.1002/jbmr.2311

14. Reid I.R., Bolland M.J., Grey A. Does calcium supplementation increase cardiovascular risk? Clin Endocrinol. 2010; 73: 689-95. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1365-2265.2010.03792.x

15. Wang M., Yan S., Peng Y., Shi Y., Tsauo J.Y., Chen M. Serum calcium levels correlates with coronary artery disease outcomes. Open Med (Wars). 2020; 15 (1): 1128-36. DOI: https://doi.org/10.1515/med-2020-0154

16. Hulbert M., Turner M.E., Hopman W.M. Changes in vascular calcification and bone mineral density in calcium supplement users from the Canadian multi-center osteoporosis study (CaMOS). Atherosclerosis. 2020; 296: 83-90. DOI: https://doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2019.12.003

17. Reid I.R., Ames R., Mason B., Bolland M.J., Bacon C.J., Reid H.E., et al. Effects of calcium supplementation on lipids, blood pressure and body composition in healthy older men: a randomized controlled trial. Am J Clin Nutr. 2010; 91 (1): 131-9.

18. Chai W., Cooney R.V., Franke A.A., Bostick R.M. Effects of calcium and vitamin D supplementation on blood pressure and serum lipids and carotenoids: a randomized, double-blind, placebo-controlled clinical trial. Ann Epidemiol. 2013; 23 (9): 564-70. DOI: https://doi.org/10.1016/j.annepidem.2013.07.003

19. RX List. Calcium. 2019. URL: https://www.rxlist.com/calcium/supplements.htm (date of access November 19, 2020)

20. Cormick G., Ciapponi A., Caerata M.L., Belizán J.M. Calcium supplementation for prevention of primary hypertension. Cochrane Database Syst Rev. 2015; 6: CD010037. DOI: https://doi.org/10.1002/14651858.CD010037.pub2

21. Hofmeyr G.J., Lawrie T.A., Atallah Á.N., Duley L., Torloni M.R. Calcium supplementation during pregnancy for preventing hypertensive disorders and related problems. Cochrane Database Syst Rev. 2014; 6: CD001059. DOI: https://doi.org/10.1002/14651858.CD001059.pub5

22. Belizan J.M., Villar J., Bergel E., del Pino A., Di Fulvio S., Galliano S.V., et al. Long term effect of calcium supplementation during pregnancy on the blood pressure of offspring: follow up of a randomized controlled trial. BMJ. 2011; 315: 281-5. DOI: https://doi.org/10.1136/bmj.315.7103.281

23. Buck B.H., Liebeskind D.S., Saver J.L., Bang O.Y., Starkman S., Ali L.K., et al. Association of higher serum calcium levels with smaller infarct volumes in acute ischemic stroke. Arch Neurol. 2007; 64: 1287-91. DOI: https://doi.org/10.1001/archneur.64.9.1287

24. Villa-Etchegoyen C., Lombarte M., Matamoros N., Belizán J.M., Cormick G. Mechanisms involved in the relationship between low calcium intake and high blood pressure. Nutrients. 2019; 11 (5). DOI: https://doi.org/10.3390/nu11051112

25. Koton S., Tashlykov V., Schwammenthal Y., Molshatzki N., Merzeliak O., Tsabari R., et al. Cerebral artery calcification in patients with acute cerebrovascular diseases: determinants and long-term clinical outcome. Eur J Neurol. 2012; 19: 739-45. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1468-1331.2011.03620.x

26. Dibaba D.T., Xun P., Fly A.D., Bidulescu A., Tsinovoi C.L., Judd S.E., et al. Calcium Intake and serum calcium level in relation to the risk of ischemic stroke: findings from the REGARDS study. J Stroke. 2019; 21 (3): 312-23. DOI: https://doi.org/10.5853/jos.2019.00542

27. Bolland M.J., Avenell A., Baron J.A., et al. Effect of calcium supplements on risk of myocardial infarction and cardiovascular events: meta-analysis. BMJ. 2010; 341: c3691. DOI: https://doi.org/10.1136/bmj.c3691

28. Rejnmark L., Avenell A., Masud T., et al. Vitamin D with calcium reduces mortality: patient level pooled analysis of 70,528 patients from eight major vitamin D trials. J Clin Endocrinol Metab. 2012; 97: 2670-81. DOI: https://doi.org/10.1210/jc.2011-3328

29. Wang X., Chen H., Ouyang Y., et al. Dietary calcium intake and mortality risk from cardiovascular disease and all causes: a meta-analysis of prospective cohort studies. BMC Med. 2014; 12 (158). DOI: https://doi.org/10.1186/s12916-014-0158-6

30. Asemi Z., Saneei P., Sabihi S.S., et al. Total, dietary, and supplemental calcium intake and mortality from all-causes, cardiovascular disease, and cancer: a metaanalysis of observational studies. Nutr Metab Cardiovasc Dis. 2015; 25: 623-34. DOI: https://doi.org/10.1016/j.numecd.2015.03.008

31. Chung M., Tang A.M., Fu Z., et al. Calcium intake and cardiovascular disease risk: an updated systematic review and meta-analysis. Ann Intern Med. 2016; 165: 856-66. DOI: https://doi.org/10.7326/M16-1165

32. Yang C., Shi X., Xia H., et al. The evidence and controversy between dietary calcium intake and calcium supplementation and the risk of cardiovascular disease: a systematic review and meta-analysis of cohort studies and randomized controlled trials. J Am Coll Nutr. 2020; 39 (4): 352-70. DOI: https://doi.org/10.1080/07315724.2019.1649219

33. Verbrugge F.H., Gielen E., Milisen K., Boonen S. Who should receive calcium and vitamin supplementation? Age Ageing. 2012; 41 (5): 576-80. DOI: https://doi.org/10.1093/ageing/afs094

34. Larsson S.C., Orsini N., Wolk A. Dietary calcium intake and risk of stroke: a dose-response meta-analysis. Am J Clin Nutr. 2013; 97 (5): 951-7. DOI: https://doi.org/10.3945/ajcn.112.052449

35. Levitan E.B., Shikany J.M., Ahmed A., Snetselaar L.G., Martin L.W., Curb J.D., et al. Calcium, magnesium and potassium intake and mortality in women with heart failure: the Women’s Health Initiative. Br J Nutr. 2013; 110 (1): 179-85. DOI: https://doi.org/10.1017/S0007114512004667

36. Paik J.M., Curhan G.C., Sun Q., Rexrode K.M., Manson J.E., Rimm E.B., et al. Calcium supplement intake and risk of cardiovascular disease in women. Osteoporos Int. 2014; 25 (8): 2047-56. DOI: https://doi.org/10.1007/s00198-014-2732-3

37. Khan B., Nowson C.A., Daly R.M., English D.R., Hodge A.M., Giles G.G., et al. Higher dietary calcium intakes are associated with reduced risks of fractures, cardiovascular events, and mortality: a prospective cohort study of older men and women. J Bone Miner Res. 2015; 30 (10): 1758-66. DOI: https://doi.org/10.1002/jbmr.2515

38. West S.L., Swan V.J.D., Jamal S.A. Effects of calcium on cardiovascular events in patients with kidney disease and in a healthy population. Clin J Am Soc Nephrol. 2010; 5: S41-47. DOI: https://doi.org/10.2215/CJN.05860809

39. Pfeifer M., Begerow B., Minne H.W., Suppan K., Fahrleitner-Pammer A., Dobnig H. Effects of a long-term vitamin D and calcium supplementation on falls and parameters of muscle function in community-dwelling older individuals. Osteoporos Int. 2009; 20 (2): 315-22. DOI: https://doi.org/10.1007/s00198-008-0662-7

40. Bihl G., Meyers A. Recurrent renal stones disease-advances in pathogenesis and clinical management. Lancet. 2001; 358 (9282): 651-6. DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(01)05782-8

41. Curhan G.C., Willett W.C., Spiezer F.E., Stampfer M.J. Twenty-four hour urine chemistries and the risk of kidney stones among women and men. Kidney Int. 2001; 59 (6): 2290-8. DOI: https://doi.org/10.1046/j.1523-1755.2001.00746.x

42. Heilberg I.P., Goldfarb D.S. Optimal nutrition for kidney stone disease. Adv Chronic Kidney Dis. 2013; 20 (2): 165-74. DOI: https://doi.org/10.1053/j.ackd.2012.12.001

43. Sorensen M.D. Calcium intake and urinary stone disease. Trans Androl Urol. 2014; 3: 235-40. DOI: https://doi.org/10.3978/j.issn.2223-4683.2014.06.05

44. Winzenberg T., Shaw K., Fryer J., Jones G. Effects of calcium supplementation on bone density in healthy children: meta-analysis of randomised controlled trials. BMJ. 2006; 333 (7572): 775. DOI: https://doi.org/10.1136/bmj.38950.561400.55

45. Shea B., Wells G., Cranney A., et al. Meta-analyses of therapies for postmenopausal osteoporosis. VII. Meta-analysis of calcium supplementation for the prevention of postmenopausal osteoporosis. Endocr Rev. 2002; 23 (4): 552-9. DOI: https://doi.org/10.1210/er.2001-7002

46. Grant A.M., Avenell A., Campbell M.K., McDonald A.M., MacLennan G.S., McPherson G.C., et al. Oral vitamin D3 and calcium for secondary prevention of low-trauma fractures in elderly people (Randomised Evaluation of Calcium Or vitamin D, RECORD): a randomised placebo-controlled trial. Lancet. 2005; 365 (9471): 1621-8. DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(05)63013-9

47. Matkovic V., Goel P.K., Badenhop-Stevens N.E., et al. Calcium supplementation and bone mineral density in females from childhood to young adulthood: a randomized controlled trial. Am J Clin Nutr. 2005; 81: 175-88. DOI: https://doi.org/10.1093/ajcn/81.1.175

48. Winzenberg T., Shaw K., Fryer J., Jones G. Effects of calcium supplementation on bone density in healthy children: meta-analysis of randomised controlled trials. BMJ. 2006; 333: 775.

49. Jackson R.D., LaCroix A.Z., Gass M., Wallace R.B., Robbins J., Lewis C.E., et al.; Women’s Health Initiative Investigators. Calcium plus vitamin D supplementation and the risk of fractures. N Engl J Med. 2006; 354 (7): 669-83. DOI: https://doi.org/10.1136/bmj.38950.561400.55

50. Winzenberg T.M., Shaw K.A., Fryer J., Jones G. Calcium supplementation for improving bone mineral density in children. Cochrane Database Syst Rev. 2006; 2: CD005119. DOI: https://doi.org/10.1002/14651858.CD005119.pub2

51. Bischoff-Ferrari H.A., Dawson-Hughes B., Baron J.A., Burckhardt P., Li R., Spiegelman D., et al. Calcium intake and hip fracture risk in men and women: a meta-analysis of prospective cohort studies and randomized controlled trials. Am J Clin Nutr. 2007; 86 (6): 1780-90. DOI: https://doi.org/10.1093/ajcn/86.5.1780

52. Jarjou L.M.A., Laskey M.A., SawoY., Goldberg G.R., Cole T.J., Prentice A. Effect of calcium supplementation in pregnancy on maternal bone outcomes in women with a low calcium intake. Am J Clin Nutr. 2010; 92: 450-7. DOI: https://doi.org/10.3945/ajcn.2010.29217

53. Jarjou L.M.A., Sawo Y., Goldberg G.R., Laskey A.M., Cole T.J., et al. Unexpected long-term effects of calcium supplementation in pregnancy on maternal bone outcomes in women with a low calcium intake: a follow-up study. Am J Clin Nutr. 2013; 98: 723-30. DOI: https://doi.org/10.3945/ajcn.113.061630

54. Tai V., Leung W., Grey A., et al. Calcium intake and bone mineral density: systematic review and meta-analysis. BMJ. 2015; 351: h4183. DOI: https://doi.org/10.1136/bmj.h4183

55. Zhao J.G., Zeng X.T., Wang J., et al., Association between calcium or vitamin D supplementation and fracture incidence in community-dwelling older adults: a systematic review and meta-analysis. JAMA. 2017; 318: 2466-82. DOI: https://doi.org/10.1001/jama.2017.19344

56. Yao P., Bennett D., Mafham M., et al. Vitamin D and calcium for the prevention of fracture: a systematic review and meta-analysis. JAMA Netw Open. 2019; 2: e1917789. DOI: https://doi.org/10.1001/jamanetworkopen.2019.17789

57. Weaver C.M., Gordon C.M., Janz K.F., Kalkwarf H.J., Lappe J.M., Lewis. R., et al. The National Osteoporosis Foundation’s position statement on peak bone mass development and lifestyle factors: a systematic review and implementation recommendations. Osteoporos Int. 2016; 27: 1281-386. DOI: https://doi.org/10.1007/s00198-015-3440-3

58. Verbrugge F.H., Gielen E., Milisen K., Boonen S. Who should receive calcium and vitamin supplementation? Age Ageing. 2012; 41 (5): 576-80. DOI: https://doi.org/10.1093/ageing/afs094

59. Persy V., D’Haese P. Vascular calcification and bone disease: the calcification paradox. Trends Mol Med. 2009; 15: 405-16.

60. Chiodini I., Bolland M.J. Calcium supplementation in osteoporosis: useful or harmful? Eur J Endocrinol. 2018; 178: D13-25. DOI: https://doi.org/10.1016/j.molmed.2009.07.001

61. Dong J.Y., Qin L.Q. Dietary calcium intake and risk of type 2 diabetes: possible confounding by magnesium. Eur J Clin Nutr. 2012; 66 (3): 408-10. DOI: 10.1038/ejcn.2012.5

62. Raffield L.M., Agarwal S., Cox A.J., Hsu F.C., Carr J.J., Freedman B.I., et al. Cross-sectional analysis of calcium intake for associations with vascular calcification and mortality in individuals with type 2 diabetes from the Diabetes Heart Study. Am J Clin Nutr. 2014; 100 (4): 1029-35. DOI: https://doi.org/10.3945/ajcn.114.090365

63. Tanaka S., Uenishi K., Yamazaki Y., Kuroda T., Shiraki M. Low calcium intake is associated with high plasma homocysteine levels in postmenopausal women. J Bone Miner Metab. 2014; 32 (3): 317-23. DOI: https://doi.org/10.1007/s00774-013-0499-9

64. Wang L., Manson J.E., Buring J.E., Lee I.M., Sesso H.D. Dietary intake of dairy products, calcium, and vitamin D and the risk of hypertension in middle-aged and older women. Hypertension. 2008; 51 (4): 1073-9. DOI: https://doi.org/10.1161/HYPERTENSIONAHA.107.107821

65. Shahar D.R., Schwarzfuchs D., Fraser D., Vardi H., Thiery J., Fiedler G.M., et al. Dairy calcium intake, serum vitamin D, and successful weight loss. Am J Clin Nutr. 2010; 92 (5): 1017-22. DOI: https://doi.org/10.3945/ajcn.2010.29355

66. Anderson J.J., Kruszka B., Delaney J.A., He K., Burke G.L., Alonso A., et al. Calcium intake from diet and supplements and the risk of coronary artery calcification and its progression among older adults: 10-year follow-up of the Multi-Ethnic Study of Atherosclerosis (MESA). J Am Heart Assoc. 2016; 5: e003815. DOI: https://doi.org/10.1161/JAHA.116.003815

67. Escribano J., Balaguer A., Roqué i Figuls M., Feliu A., Ferre N. Dietary interventions for preventing complications in idiopathic hypercalciuria. Cochrane Database Syst Rev. 2014; 2: CD006022. DOI: https://doi.org/10.1002/14651858.CD006022

68. Sanders K.M., Nowson C.A., Kotowicz M.A., Briffa K., Devine A., Reid I.R. Calcium and bone health: position statement for the Australian and New Zealand Bone and Mineral Society, Osteoporosis Australia and the Endocrine Society of Australia. Med J Aust. 2009; 190 (6): 316-20. DOI: https://doi.org/10.5694/j.1326-5377.2009.tb02421.x

69. Devine A., Dick I.M., Islam A.F., Dhaliwal S.S., Prince R.L. Protein consumption is an important predictor of lower limb bone mass in elderly women. Am J Clin Nutr. 2005; 81 (6): 1423-8. DOI: https://doi.org/10.1093/ajcn/81.6.1423

70. Binkley N., Krueger D., Buehring B. What’s in a name revisited: should osteoporosis and sarcopenia be considered components of "dysmobility syndrome"? Osteoporos Int. 2013; 24 (12): 2955-9. DOI: https://doi.org/10.1007/s00198-013-2427-1

71. Heaney R.P. Calcium supplementation and incident kidney stone risk: a systematic review. J Am Coll Nutr. 2008; 27: 519-27. DOI: https://doi.org/10.1080/07315724.2008.10719734

72. Prentice R.L., Pettinger M.B., Jackson R.D., Wactawski-Wende J., Lacroix A.Z., Anderson G.L., et al. Health risks and benefits from calcium and vitamin D supplementation: Women’s Health Initiative clinical trial and cohort study. Osteoporos Int. 2013; 24 (2): 567-80. DOI: https://doi.org/10.1007/s00198-012-2224-2

73. Tang B.M.P., Eslick G.D., Nowson C., Smith C., Bensoussan A. Use of calcium or calcium in combination with vitamin D supplementation to prevent fractures and bone loss in people aged 50 years and older: a meta-analysis. Lancet. 2007; 370 (9588): 657-66. DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(07)61342-7

74. Prince R.L., Devine A., Dhaliwal S.S., Dick I.M. Effects of calcium supplementation on clinical fracture and bone structure: results of a 5-year, double-blind, placebo-controlled trial in elderly women. Arch Intern Med. 2006; 166 (8): 869-75. DOI: https://doi.org/10.1001/archinte.166.8.869

75. Palacios C., Cormick G., Hofmeyr G.J., Garcia-Casal M.N., et al. Calcium-fortified foods in public health programs: considerations for implementation. Ann N Y Acad Sci. 2021; 1485 (1): 3-21. DOI: https://doi.org/10.1111/nyas.14495

76. Cormick G., Betrán A. P., Metz F., et al. Regulatory and policy-related aspects of calcium fortification of foods. Implications for implementing national strategies of calcium fortification. Nutrients. 2020; 12 (4). DOI: https://doi.org/10.3390/nu12041022

77. Palacios C., Hofmeyr G.J., Cormick G., Garcia-Casal M.N., Peña-Rosas J.P., Betrán A.P. Current calcium fortification experiences: a review. Ann N Y Acad Sci. 2021; 1484 (1): 55-73. DOI: https://doi.org/10.1111/nyas.14481

SCImago Journal & Country Rank
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Медицина сегодня
Конгресс по аллергологии и иммунологии

23 - 25 июня в Москве состоится 17-й Международный междисциплинарный конгресс по аллергологии и иммунологии Одной из ключевых тем станет обсуждение результатов испытания первого в мире ингаляционного препарата против коронавируса - МИР 19, разработанного ФМБА. Мероприятие...

III клинико-лабораторный Форум специалистов лабораторной медицины.

ФЛМ приглашает к информационному сотрудничеству в рамках Третьего клиниколабораторного Форума специалистов лабораторной медицины. 24-25 июня 2021 года в г. Санкт-Петербург состоится Третий клинико-лабораторный Форум специалистов лабораторной медицины. Место проведения: ФГБУ...

IX Международный междисциплинарный конгресс по заболеваниям органов головы и шеи

Уважаемые коллеги! Рады сообщить, что 24-26 мая 2021 года состоится IX Международный междисциплинарный конгресс по заболеваниям органов головы и шеи в очно-заочном формате! ➤ Адрес мероприятия: Москва, Трубецкая, д.8 ➤ Трансляция мероприятия: Образовательный...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»