Минорные количества антибиотиков в пищевых продуктах: в чем риски для потребителей

Резюме

Проблема загрязнения пищевой продукции остатками антибиотиков не теряет актуальности повсеместно, причем наиболее широкое распространение имеют количества контаминантов на уровне регламентируемых значений. Это вызывает озабоченность специалистов в сфере производства и переработки животноводческой продукции и инициирует их обращения в научные организации гигиенического профиля за разъяснением о потенциальном вреде для здоровья, связанном с потреблением низких доз антибиотиков с пищей.

Материал и методы. Проведены анализ и обобщение данных научных источников и официальных документов в сфере оценки рисков для здоровья при потреблении антибиотиков с пищей, с акцентом на эффекты минорных количеств (на уровне субингибиторных значений, лежащих ниже минимальных ингибирующих концентраций).

Результаты и обсуждение. Освещены вопросы прямого и опосредованного воздействия на человека антибиотиков в низких дозах, в том числе формирования резистентности кишечных бактерий и ускорения эволюции микробов, кумуляции в организме, вероятности аллергических реакций, а также сохранности в пищевой продукции при термообработке. Показана роль малых доз антибиотиков как аналогов биологически активных бактериальных метаболитов, которые, не оказывая токсического действия на макроорганизм, служат триггерами изменений в микробных экосистемах человека, животных и объектов среды обитания через механизм регуляции транскрипции у микробов и активизации горизонтального трансфера генов, кодирующих резистентность и соединенные с ней признаки. Подчеркнута негативность непропорционально широкого применения тетрациклинов в сельском хозяйстве как причины глобализации резистентности трансмиссивного типа, что обосновано данными о способности их субингибиторных доз индуцировать экспрессию самого большого числа механизмов ее формирования и наиболее сильно провоцировать горизонтальный перенос сцепленных генов между микробами. Подтверждена необходимость сохранения действующего в Евразийском экономическом союзе максимально допустимого уровня тетрациклинов (≤0,01 мг/кг продукта), находящегося в зоне 0,05-0,1 минимальных ингибирующих концентраций для большинства чувствительных бактерий, безопасных в плане индукции резистентности.

Заключение. Адекватное нормирование антибиотиков в пищевой продукции признано мерой управления рисками и прямых, и опосредованных негативных последствий для здоровья человека, так как необходимость обеспечения максимально допустимого уровня требует от производителей строгого соблюдения доз, продолжительности применения и сроков отмены препаратов, снижая вероятность выработки резистентности в желудочно-кишечном тракте животных, а также нагрузку окружающей среды резистентными микробами и их передачу по пищевой цепи. Лежащее в основе нормирования установление микробиологической допустимой суточной дозы должно совершенствоваться путем включения в биологические конечные точки определения селекции корезистентности кишечных бактерий под влиянием нормируемого препарата как маркера индукции горизонтального трансфера генов резистентности.

Ключевые слова:антибиотикоустойчивость, тетрациклины, остаточные количества тетрациклинов, безопасность пищевых продуктов, микроорганизмы

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Для цитирования: Шевелева С.А., Хотимченко С.А., Минаева Л.П., Смотрина Ю.В. Минорные количества антибиотиков в пищевых продуктах: в чем риски для потребителей // Вопросы питания. 2021. Т 90, № 3. С. 50-57. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2021-90-3-50-57

Несмотря на строгий контроль использования в ветеринарии антимикробных лекарственных препаратов и принятые животноводческие практики, направленные на предупреждение накопления их остатков в получаемой животной продукции, повсеместно регистрируются систематические находки в ней тех или иных количеств таких препаратов, превышающих установленные нормативы. Наряду с этим широко распространено присутствие антибиотиков в пищевых продуктах в количествах больших, чем пределы обнаружения методов анализа, но не превышающих уровни допустимых значений, что создает своеобразный антимикробный фон. Учитывая способность антибиотиков проявлять биологическую активность в низких дозах, это требует внимания и дальнейшего изучения. Данная ситуация вызывает озабоченность не только специалистов в области гигиены питания, токсикологии, но и производителей и переработчиков животноводческой продукции, инициирует их обращения в научные и контролирующие организации за разъяснениями о возможных рисках для здоровья человека при потреблении с пищей антибиотиков в количествах, равных или незначительно превышающих значения установленных для них максимально допустимых уровней (МДУ), в том числе об особенностях их нормирования.

В данной работе представлены ответы на наиболее актуальные вопросы по проблеме содержания и регламентации минорных количеств антибиотиков в пищевых продуктах.

О влиянии на организм минорных доз антибиотиков в пищевой продукции с позиций прямого воздействия

Эффекты антибиотиков на организм человека могут быть прямыми и непрямыми. Прямые заключаются в непосредственном влиянии этих веществ на органы-мишени или ассоциированную с макроорганизмом микробиоту, а непрямые происходят в результате воздействия факторов окружающей среды, которые изменяются при ее загрязнении антибиотиками. Как известно, остатки антибиотиков в продуктах животноводства составляют минорные (тысячные, сотые, десятые) доли мг/кг, которые не способны вызывать явные признаки отрицательных последствий для организма, наподобие тех, которые могут быть обусловлены введением терапевтических доз: аллергические и токсические реакции, нарушение баланса кишечной флоры и угнетение ее защитных представителей, формирование резистентности у симбионтных кишечных бактерий. Причем терапевтические дозы антибиотиков несопоставимо превышают устанавливаемые МДУ их остатков в пище - в десятки тысяч раз и более [1-3].

Рассматривая вопрос о прямых негативных последствиях употребления продуктов, в которых содержание антибиотиков превышает или находится на уровне МДУ, важно обратиться к сути процесса нормирования. Значения МДУ обосновываются в несколько этапов: в токсиколого-гигиенических исследованиях устанавливается максимальная недействующая на наиболее чувствительный орган, систему организма или ассоциированную с ним микробиоту доза антибиотика (NOAEL), далее с учетом коэффициента запаса (1-2 log-порядка от NOAEL) рассчитывается его допустимая суточная доза (ДСД), которая может поступать с пищей на протяжении всей жизни человека, не причиняя вреда [4]. Фактор запаса (безопасности) является обязательным, поскольку позволяет учитывать вероятность неявных, не регистрируемых современными методами анализа отрицательных эффектов малых доз антибиотиков на организм при хроническом воздействии. МДУ, в свою очередь, устанавливается при оценке нагрузки человека (экспозиции) данным загрязнителем со всеми видами потребляемой пищи (экспозиция не должна выходить за пределы ДСД даже в случае максимального потребления тех или иных продуктов). Для некоторых противомикробных препаратов (хлорамфеникол, нитрофураны, нитроимидазолы) расчет ДСД оказался невозможным из-за отсутствия четкой зависимости между размером дозы и характерным для них отрицательным эффектом (токсичность для кроветворения, мутагенность), в связи с чем их применение в животноводстве стран - членов Всемирной торговой организации запрещено. Эти подходы свидетельствуют о том, что количества антибиотиков на уровне установленных МДУ, и даже превышающие их в диапазоне коэффициента безопасности, не могут обусловить риск прямого негативного воздействия на организм, в том числе на его микробиоту.

В Российской Федерации и Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) порядок обоснования МДУ антибиотиков в пище гармонизирован с подходом Объединенного комитета экспертов Продовольственной и сельскохозяйственной организации/Всемирной организации здравоохранения (ФАО/ВОЗ) по пищевым добавкам и загрязнителям (JECFA) и включен в ряд методических документов, утвержденных на национальном и евразийском уровне: МУ 1.2.2961-11 "Научное обоснование допустимых уровней содержания контаминантов химической природы и пищевых добавок в пищевых продуктах", МУ 2.3.7.2519-09 "Определение экспозиции и оценка риска воздействия химических контаминантов пищевых продуктов на население", "Методология оценки рисков здоровью населения при воздействии химических, физических и биологических факторов для определения показателей безопасности продукции (товаров)", Евразийская экономическая комиссия (2014), "Методические указания по установлению и обоснованию гигиенических нормативов содержания химических примесей, биологических агентов в пищевой продукции по критериям риска для здоровья человека", Евразийская экономическая комиссия (2020). Внедрено в практику около 200 нормативов на остатки антимикробных препаратов в 6 группах животной продукции. Большая часть гармонизирована с МДУ Комиссии Кодекс Алиментариус и законодательства Европейского союза (ЕС). Но ряд величин обоснован на национальном уровне с учетом проведенной оценки рисков для здоровья (тетрациклины) или в связи с еще продолжающимся применением в отечественной ветеринарной практике средств, запрещенных ВТО у продуктивных животных (хлорамфеникол, нитрофураны, нитроимидазолы) [5]. В санитарном законодательстве РФ и ЕАЭС для таких препаратов МДУ установлены на уровнях чувствительности методов определения, что соответствует контролю соблюдения запрета в странах ВТО до введения аналогичного запрета в сельском хозяйстве РФ и ЕАЭС.

Принимая во внимание принятые факторы запаса при нормировании и дискретный характер возможной контаминации пищевой продукции остаточными количествами антибиотиков, выявление остатков, эквивалентных или близких к значениям МДУ, свидетельствует не об опасности данной продукции как таковой для потребителя при однократном и при длительном потреблении, а о нарушениях правил применения противомикробных препаратов в процессе откорма и получения сырья от продуктивных животных, в том числе о неэффективном производственном контроле в первичном звене. Несоответствие нормативу служит основанием для принятия мер по устранению нарушений во всех звеньях продвижения сырья на переработку конкретным поставщиком.

Таким образом, потенциальные риски прямого вреда для здоровья потребителей, в том числе селекция резистентных кишечных бактерий, токсические и аллергические реакции, при употреблении пищевых продуктов, содержащих остаточные количества антибиотиков, эквивалентные установленным МДУ, маловероятны.

О непрямых последствиях для здоровья контаминации антибиотиками пищевой продукции

В отличие от других химических загрязнителей пищи антибиотики могут обусловливать отрицательные эффекты опосредованного характера, что напрямую связано с их природой. Являясь биологически активными метаболитами микроорганизмов, антибиотики в больших дозах угнетают или разрушают другие микроорганизмы, а в малых (субингибиторных), наоборот, стимулируют их генный аппарат. При этом в микробных клетках активизируется перенос генетической информации с ДНК на РНК, а также обмен генами, в первую очередь кодирующими антибиотикорезистентность. Данный процесс сопровождается структурными перестройками в геномах за счет привнесения факторов, сцепленных с резистентностью (в том числе патогенности, токсинообразования и др.) [6-8].

Биосинтетические противомикробные вещества, являясь аналогами природных соединений, также обусловливают выработку резистентности и изменчивости (эволюции) свойств у микроорганизмов в населенных ими объектах (кишечник человека и животных, сточные воды больниц, животноводческих ферм, навоз, биоотстойники, почва, ферментированные продукты). Массивный антропогенный вброс в природу этих веществ ускоряет процессы эволюции несоизмеримо с их естественным протеканием. В итоге возникающих рекомбинаций формируются штаммы с измененными свойствами, чей генотип наряду с резистентностью (часто множественной) содержит новые метаболические и вирулентные признаки. Именно так сформировался шигатоксинпродуцирующий серотип E. coli O157:H7 -возбудитель кишечной инфекции, обладающий сразу 6 факторами патогенности [6-8].

Общебиологические и социальные последствия резистентности носят глобальный характер. Это неэффективность антибиотиков для лечения инфекционных и воспалительных заболеваний, появление новых патогенов с повышенной вирулентностью ("супербактерий"), обусловливающих тяжелое течение и высокую смертность у пациентов. Данные риски не исчерпаны, они тем выше, чем чаще на микробы в разных биотопах воздействуют остатки антибиотиков и чем шире присутствие последних в окружающей среде. Сегодня основным сектором, формирующим эти риски, является сельское хозяйство, поскольку более половины всех выпускаемых фармпромышленностью антибиотиков в мире скармливается животным [6-8].

В современном интенсивном животноводстве противомикробные препараты преднамеренно применяются заведомо здоровым животным в качестве средств стимуляции роста и профилактики массовых инфекционных заболеваний, создавая серьезные вызовы здравоохранению. Наряду с ведущим вкладом в глобализацию антибиотикоустойчивости и формированием новых патогенов, это еще и широкая циркуляция в объектах окружающей среды на фермах, бойнях и перерабатывающих предприятиях представителей микрофлоры желудочно-кишечного тракта животных, приобретающих и передающих корезистентность - способность противостоять сразу нескольким антимикробным воздействиям, будь то антибиотики, дезинфектанты и другие биоциды. Это ведет к загрязнению животного сырья и продуктов, к перекрестной контаминации пищи иного происхождения устойчивыми зоонозными агентами, их длительному выживанию в ней, а при наличии подходящих условий - к размножению до опасных величин, что является серьезным фактором опосредованного риска пищевых отравлений и инфекций у потребителей [9].

Измерить скорость возникновения указанных негативных эффектов от применения антибиотиков нереально. Подобные риски констатируются в сравнительном хронологическом ключе, меры противодействия им подлежат стратегическому планированию и не являются предметом гигиенического нормирования конкретных препаратов. Но крайне необходимо всеми путями ограничивать нецелевое, т.е. не для лечения заболеваний, использование антибиотиков в сельском хозяйстве, чтобы предотвращать загрязнение пищи их остатками и антибиотикорезистентными микроорганизмами.

В этом аспекте нормирование антибиотиков в пищевой продукции имеет важнейшее значение как регулирующий фактор и мера управления рисками непрямых негативных последствий для человека, так как необходимость обеспечения МДУ требует жесткого соблюдения длительности применения и сроков отмены препаратов перед убоем, снижая вероятность выработки резистентности в желудочно-кишечном тракте животных, а также нагрузку антибиотиками и резистентными микроорганизмами на окружающую среду.

О роли в формировании рисков для здоровья и нормировании остаточных количеств тетрациклинов в пищевых продуктах

Ярким подтверждением связи чрезмерно широких объемов нецелевого применения антибиотиков и масштаба негативных последствий являются антибиотики группы тетрациклинов. По данным ВОЗ, их количество (в расчете на 1 кг биомассы продуктивных животных) только в странах ЕС составляет более 50% от всех реализованных антибиотиков для ветеринарии. Такая ситуация повсеместна, поскольку тетрациклины проявляют высокую профилактическую эффективность и имеют низкую стоимость.

Этой диспропорции, даже несмотря на способность тетрациклина быстро индуцировать резистентность за счет самого большого числа из известных механизмов и высокой скорости ее распространения, долго не придавали значения. Многолетнее интенсивное использование препаратов этой группы привело к формированию в окружающей среде огромной совокупности генов, кодирующих все механизмы устойчивости к ним, - тетрациклинового резистома. Сегодня это самый большой резистом в мире против антибиотиков индивидуального класса, который служит генофондом резистентности для всех существующих бактерий [10, 11].

С развитием геномики и транскриптомики в начале XXI в. стало ясно, что именно тетрациклин является наиболее сильным провокатором горизонтального переноса сцепленных генов между микробами. Широкое присутствие субингибиторных концентраций тетрациклинов признают причиной пандемического роста резистентности вообще и ее глобализации в природе. Есть мнения, что, обусловливая безудержный рост множественной устойчивости у бактерий, тетрациклины во многом способствуют появлению новых патогенов [3, 10, 12, 13].

Нормативы для тетрациклинов в пище устанавливались Комиссией Кодекс Алиментариус дважды: в 1996 и 1998 гг. В 1998 г. в соответствии с решением JECFA об увеличении ДСД в 10 раз жесткость МДУ была снижена в 2 раза, в том числе для мяса и мясопродуктов предложен диапазон 200-1200 мкг/кг [7, 14, 15].

Это решение подвергалось резкой критике на Кодекс-ном комитете по остаткам ветпрепаратов в пище из-за некачественной научной проработки и недостаточно мотивированного изменения ДСД путем отмены коэффициента запаса (х10), учитывающего вариабельность кишечной флоры у людей и иные факторы неопределенности. Поскольку до 2000 г. другие данные по установлению ДСД в JECFA не были представлены, решение вступило в силу. В результате этих разногласий страны Евросоюза не присоединились к пересмотренным МДУ и используют в практике контроля Регламент ЕС № 37/2010, в котором остатки тетрациклинов нормируются на уровнях 100 мкг/кг в мышечной ткани, 10 мкг/кг - в жировой, 300 мкг/кг - в печени, 600 мкг/кг - в почках [7, 16].

МДУ для тетрациклинов в пище в JECFA пока не переоценивались, несмотря на появление новых технологий исследования кишечной флоры и необходимость ответов на вопросы о факторах неопределенности, не принятых во внимание.

В Российской Федерации и ЕАЭС МДУ для антибиотиков тетрациклиновой группы не превышает 10 мкг/кг в мясе и мясопродуктах всех видов. Этот уровень обоснован по критериям риска для здоровья населения согласно установленной ФАО/ВОЗ методологии, основанной на моделировании причинно-следственных связей с учетом объективных факторов неопределенности, среднего суточного потребления населением пищевых продуктов животного происхождения, данных о заболеваемости взрослых и детей различными патологиями, сопровождающимися нарушением баланса микрофлоры кишечника, значений максимальных остаточных уровней тетрациклина в различных видах животных тканей, эквивалентных значениям МДУ, принятым в ФАО/ВОЗ, Евросоюзе, США, Российской Федерации.

В ходе обоснования показано, что при воздействии остаточных количеств тетрациклина, поступающих с пищевыми продуктами в концентрациях, превышающих 10 мкг/кг (в том числе 100 мкг/л в молоке, 100 мкг/кг в мясе, 200 мкг/кг в яйцах, 300 мкг/кг в печени, 600 мкг/ кг в почках), у наиболее чувствительных групп населения Российской Федерации (дети) увеличивается риск болезней органов пищеварения, анемии, дерматитов, аллергии и иммунодефицитных состояний. На фоне существующей заболеваемости детского населения болезнями системы пищеварения будет формироваться риск дополнительных случаев таких заболеваний в размере 4% случаев, болезней крови - в 8% случаев, болезней кожи - в 0,9% случаев, а также пищевой аллергии - в 0,1% случаев, что квалифицируется как неприемлемый уровень [5].

Поэтому существующие нормы МДУ антибиотиков тетрациклиновой группы в РФ в пищевых продуктах на уровне 10 мкг/кг (0,01 мг/кг), не более, признаны оправданными и расценены как безопасные, не приводящие к увеличению риска для здоровья населения и развитию заболеваний, ассоциированных с дисбалансом кишечной флоры, в том числе из-за наличия в пище остаточных количеств этих антибиотиков, и в том числе среди наиболее чувствительных популяций [17].

Оценка рисков присутствия тетрациклинов в пище проведена также Республикой Казахстан [18]. В ЕАЭС позиция РФ и Республики Казахстан была поддержана, и вышеуказанное значение норматива для остаточного содержания антибиотиков тетрациклиновой группы в продуктах животного происхождения всех видов включено в ТР ТС 021/2011 "О безопасности пищевой продукции".

Об устойчивости антибиотиков в мясных полуфабрикатах и мясном сырье при проведении термической обработки

В целенаправленных исследованиях с использованием отечественного животного сырья было показано, что при длительной варке (кускового мяса в течение 3 ч, тушек птицы - 1 ч) 69-78% антибиотиков (левомицетина, тетрациклиновой группы и бацитрацина) переходило в бульон, при этом 7,3-12% обнаруживалось в мясе, таким образом, разрушение антибиотиков было незначительным. При приготовлении колбасных изделий содержание исследованных антибиотиков (левомицетина, тетрациклиновой группы, бензилпенициллина, стрептомицина) составляло 89-93% от исходного содержания в фарше. Кипячение и стерилизация практически не влияли на содержание антибиотиков в молоке: после кипячения в молоке оставалось от 90 до 95% исходного количества антибиотиков; после стерилизации - от 92 до 100% [19]. Особую важность представляют данные о высокой устойчивости к технологической обработке даже малых остаточных количеств тетрациклинов, поскольку контаминанты этого вида очень часто обнаруживаются в мясном сырье [20].

О накопительном эффекте антибиотиков в организме человека

Исследований, посвященных кумуляции (накоплению) в организме человека при употреблении пищевой, в том числе мясной, продукции, содержащей антибиотики в количестве, превышающем МДУ, не проводилось.

Эффекты кумуляции описаны для лекарственных препаратов антибиотиков, а именно они зафиксированы для тетрациклинов, которые являются остеотропными по своей природе, способны к прочному соединению с кальцием и могут накапливаться в костной ткани при длительном применении у людей в терапевтических дозах [21].

Возможно ли развитие анафилактического шока при однократном употреблении мясных полуфабрикатов?

В доступной литературе сведений о развитии анафилактического шока в результате употребления мясных полуфабрикатов, контаминированных остатками антибиотиков, в том числе тетрациклинов, нет. Подобные реакции могут развиваться у сенсибилизированных лиц, страдающих пищевой аллергией к животным белкам, в первую очередь к белку куриного мяса, а также в результате употребления недоброкачественных мясных полуфабрикатов, в которых возможно накопление продуктов разложения белка, так называемых биогенных аминов.

О скорости формирования антибиотикоустойчивых штаммов микроорганизмов при употреблении мясной продукции, содержащей остатки антибиотиков

Научные исследования, посвященные скорости формирования устойчивости микроорганизмов к воздействующим на них антимикробным средствам, в основном проводятся в фармацевтической микробиологии при изучении фармакокинетики и фармакологической активности препаратов, применяемых в терапии инфекционных и воспалительных заболеваний. При этом оцениваются, как правило, уровни терапевтических и субтерапевтических доз. Исследования на стыке субтерапевтических и субингибиторных доз чистых препаратов, но не их остатков в животных продуктах, освещены лишь в единичных работах, например в [22], и на настоящий момент этих данных недостаточно для однозначных выводов.

Но роль минорных концентраций в развитии антибиотикоустойчивости к противомикробным препаратам стала активно изучаться. В ряде работ показано подобное влияние уровней противомикробных препаратов, в несколько сотен раз более низких, чем минимальная ингибирующая концентрация (МИК), для чувствительных бактерий в естественных условиях их обитания. Например, у Escherichia coli и Salmonella enterica увеличивался темп роста резистентности и ускорялось развитие резистентности de novo [23]. В другой работе представлены данные о том, что ципрофлоксацин в концентрации ниже в 230 раз, чем МИК, способен экспрессировать ген gyrA ДНК-гиразы в уже существующем мутанте [24]. В работе [25] отмечено, что воздействие доз противомикробных препаратов значительно ниже МИК провоцирует развитие резистентности к ним у чувствительного исходно штамма E. coli до клинических пограничных значений, характерных для высокой устойчивости. Эти данные демонстрируют, что субингибиторные концентрации противомикробных препаратов, уровни которых находятся в диапазоне, достаточно близком к МДУ в пище, могут провоцировать развитие и эволюцию устойчивости.

В 2020 г EFSA представлена новая концепция нормирования МДУ для антибиотиков в кормах для животных, в которой впервые было использовано определение минимальной селекционирующей концентрации (МСК) - самой низкой действующей концентрации противомикробного препарата, которая способна развивать коре-зистентность у микроорганизмов в ответ на воздействие этих препаратов. Важно, что такой тип резистентности формируется только за счет индуцирования горизонтального генного трансфера, и значит, может служить его маркером [25].

Заключение

Систематизация вопросов, возникающих у специалистов в сфере производства и переработки животноводческой продукции, показывает их уклон в одностороннее понимание вреда для здоровья потребителей от ее контаминации антибиотиками. Как правило, оно связывается только с вероятностью прямых негативных эффектов, параллели с опосредованными рисками и необходимостью их регламентации не проводятся.

В этой связи акцентировано, что жесткие требования к присутствию антибиотиков в пище диктуются их природой, как биологически активных веществ, которые в минорных дозах не оказывают токсического действия на макроорганизм, но служат триггерами изменений в генном аппарате представителей любых микробных экосистем, как у человека и животных, так и в объектах среды обитания. В том числе обусловливают формирование и распространение в пищевой цепи возбудителей с измененными свойствами, которые, в свою очередь, становятся факторами риска заболеваний. На этом основании опосредованные факторы вреда здоровью от антибиотиков в пище признаются не менее серьезными, чем непосредственные.

Подтверждена неоправданность переоценки и ослабления российского МДУ для тетрациклинов (<0,01 мг/кг продукта) в связи с доказанной безопасностью этой величины по критериям риска для здоровья населения в плане заболеваний, ассоциированных с дисбиозом. Подчеркнуто, что данный МДУ находится в диапазоне 0,05-0,1 МИК, при котором, согласно имеющимся научным данным, риск индукции резистентности энтеробактерий и симбионтов кишечной флоры человека теоретически не формируется [7, 17].

Указано на целесообразность усовершенствования подходов к оценке безопасности остатков антибиотиков при их нормировании в пище и внедрения в установление их микробиологической ДСД показателей, характеризующих влияние на горизонтальный трансфер генов резистентности и сцепленных с ней признаков, что и предлагалось нами ранее [7]. Одним из вариантов сегодня может быть определение минимальной селекционирующей концентрации, основанной на оценке индукции нормируемым препаратом корезистентности у микроорганизмов, как это обсуждается для кормов [25].

Литература

1. Beyene T. Veterinary drug residues in food-animal products: its risk factors and potential effects on public health // J. Vet. Sci. Technol. 2016. Vol. 7, N 1. P. 1-7. DOI: http://doi.org/10.4172/2157-7579.1000285

2. Dos Santos L.D.R., Furlan J.P.R., Ramos M.S., Gallo I.F.L., de Freitas L.V.P., Stehling E.G. Co-occurrence of mcr-1, mcr-3, mcr-7 and clinically relevant antimicrobial resistance genes in environmental and fecal samples // Arch. Microbiol. 2020. Vol. 202. P. 1795-1800. DOI: http://doi.org/10.1007/s00203-020-01890-3

3. Шевелёва С.А. Антибиотикоустойчивые микроорганизмы в пище как гигиеническая проблема (обзорная статья) // Гигиена и санитария. 2018. Т. 97, № 4. DOI: http://doi.org/10.18821/0016-9900-2018-97-4-342-354

4. World Health Organization. Evaluation of certain veterinary drug residues in food: eighty-first report of the Joint FAO/WHO Expert Committee on Food Additives // World Health Organ. Tech. Rep. Ser. 2016. Vol. 997. P. 1-110.

5. Зайцева Н.В., Тутельян В.А., Шур П.З., Хотимченко С.А., Шевелева С.А. Опыт обоснования гигиенических нормативов безопасности пищевых продуктов с использованием критериев риска здоровью населения // Гигиена и санитария. 2014. Т. 93, № 5. C. 70-74.

6. Bengtsson-Palme J., Kristiansson E., Larsson D.G.J. Environmental factors influencing the development and spread of antibiotic resistance // FEMS Microbiol. Rev. 2018. Vol. 42, N 1. Article ID fux053. DOI: http://doi.org/10.1093/femsre/fux053

7. Онищенко Г.Г., Шевелева С.А., Хотимченко С.А. Гигиеническое обоснование допустимых уровней антибиотиков тетрациклиновой группы в пищевой продукции // Гигиена и санитария. 2012. Т. 91, № 6. C. 4-14.

8. Онищенко Г.Г., Шевелева С.А., Хотимченко С.А. Новые аспекты оценки безопасности и контаминации пищи антибиотиками тетрациклинового ряда в свете гармонизации гигиенических нормативов санитарного законодательства России и Таможенного союза с международными стандартами // Вопросы питания. 2012. Т. 81, № 5. С. 4-12.

9. Roberts M. C., Schwarz S. Tetracycline and phenicol resistance genes and mechanisms: importance for agriculture, the environment, and humans // J. Environ. Qual. 2016. Vol. 45, N 2. P. 576-592. DOI: https://doi.org/10.2134/jeq2015.04.0207

10. Gibson M.K., Forsberg K.J., Dantas G. Improved annotation of antibiotic resistance determinants reveals microbial resistomes cluster by ecology // ISME J. 2015. Vol. 9, N 1. P. 207-216. DOI: https://doi.org/10.1038/ismej.2014.106

11. Thaker M., Spanogiannopoulos P., Wright G.D. The tetracycline resistome // Cell. Mol. Life Sci. 2010. Vol. 67, N 3. P. 419-431. DOI: https://doi.org/10.1007/s00018-009-0172-6

12. Capita R., Alonso-Calleja C. Antibiotic-resistant bacteria: a challenge for the food industry // Crit. Rev. Food Sci. Nutr. 2013. Vol. 53, N 1. P. 11-48. DOI: https://doi.org/10.1080/10408398.2010.519837

13. He T., Wang R., Liu D., Walsh T.R., Zhang R., Lv Y. et al. Emergence of plasmid-mediated high-level tigecycline resistance genes in animals and humans // Nat. Microbiol. 2019. Vol. 4, N 9. P. 1450-1456. DOI: https://doi.org/10.1038/s41564-019-0445-2

14. Evaluation of certain veterinary drug residues in food. Thirty-sixth report of the Joint FAO/WHO Expert Committee on Food Additives // World Health Organ. Tech. Rep. Ser. 1990. Vol. 799. P. 1-68.

15. Evaluation of certain veterinary drug residues in food: fiftieth report of the Joint FAO/WHO Expert Committee on Food Additives // World Health Organ. Tech. Rep. Ser. 1999. Vol. 888. P. i-vii, 1-95.

16. WHO Food additives series (FAS). Toxicological evaluation of certain veterinary drug residues in food. 1996. URL: http://www.who.int/foodsafety/publications/monographs/en/

17. Зайцева Н.В., Шур П.З., Кирьянов Д.А., Аминова А.И., Камалтдинов М.Р., Атискова Н.Г. Материалы к оценке риска здоровью населения при поступлении остаточного содержания антибиотиков тетрациклиновой группы в пищевой продукции. Москва, 2012. 38 с. URL: http://fcrisk.ru/node/652

18. Материалы к оценке риска здоровья населения при поступлении тетрациклина с пищевой продукцией. Алматы, 2013. URL: https://cow-leech.ru/docs/index-1346.html (дата обращения: 28.01.2021)

19. Кальницкая О.И. Ветеринарно-санитарный контроль остаточных количеств антибиотиков в сырье и продуктах животного происхождения : автореф. дис. - д-ра вет. наук. Москва, 2008. 41 с.

20. Salama N.A., Abou-Raya S.H., Shalaby A.R., Emam W.H., Mehaya F.M. Incidence of tetracycline residues in chicken meat and liver retailed to consumers // Food Addit. Contam. Part B. 2011. Vol. 4, N 2. P. 88-93. DOI: https://doi.org/10.1080/19393210.2011.585245

21. Стариченко В.И., Любашевский Н.М., Попов Б.В. Индивидуальная изменчивость метаболизма остеотропных токсических веществ. Екатеринбург : Наука, 1993. 168 с.

22. Perrin-Guyomard A., Cottin S., Corpet D.E., Boisseau J., Poul J.M. Evaluation of residual and therapeutic doses of tetracycline in the human-flora-associated (HFA) mice model // Regul. Toxicol. Pharmacol. 2001. Vol. 34, N 2. P. 125-136. DOI: https://doi.org/10.1006/rtph.2001.1495

23.Wistrand-Yuen E., Knopp M., Hjort K., Koskiniemi S., Berg O.G., Andersson D.I. Evolution of high-level resistance during low-level antibiotic exposure // Nat. Commun. 2018. Vol. 9, N 1. P. 1-12. DOI: https://doi.org/10.1038/s41467-018-04059-1

24. Gullberg E., Cao S., Berg O.G., Ilbäck C., Sandegren L., Hughes D., Andersson D.I. Selection of resistant bacteria at very low antibiotic concentrations // PLoS Pathog. 2011. Vol. 7, N 7. Article ID e1002158. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1002158

25. Scientific Opinion as regards "Maximum levels of cross contamination for 24 antimicrobial active substances in non-target feed". EFSA, 22 Sep 2020. 21 p. URL: https://www.efsa.europa.eu/ (date of access January 28, 2021)

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Медицина сегодня
Конгресс "Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии"

21-й Всероссийский научно-практический конгресс "Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии" Этой осенью российские и зарубежные офтальмологи специалисты соберутся в Москве на одном из самых значимых и масштабных профессиональных мероприятий в...

Пост-релиз 17-й Международный Междисциплинарный Конгресс по Аллергологии и Иммунологии.

3 дня, 45 симпозиумов и рекордная явка в онлайне: как прошел 17-й Международный Междисциплинарный Конгресс по Аллергологии и Иммунологии С 23 по 25 июня в Москве на площадке конгресс-зала Radisson Slavyanskaya проходил 17-й Международный Междисциплинарный Конгресс по...

XIV Региональный научно-образовательный форум "Мать и Дитя"

XIV Региональный научно-образовательный форум "Мать и Дитя" и Пленум Правления Российского общества акушеров-гинекологов 28-30 июня 2021 года состоится в очном формате XIV Региональный научно-образовательный форум "Мать и Дитя" и Пленум Правления Российского общества...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»