Качество жизни детей дошкольного возраста с ожирением

Резюме

Распространение ожирения в детском и подростковом возрасте имеет тенденцию к увеличению, а его наличие сопряжено с изменением качества жизни (КЖ). Вопрос влияния ожирения на КЖ российских детей в дошкольные годы не изучен, тогда как этот возраст относится к периоду манифестации ожирения.

Цель - изучение КЖ детей дошкольного возраста во взаимосвязи с ожирением и последующее определение оптимальных подходов к профилактике данного заболевания.

Материал и методы. Выполнено ретроспективное одномоментное исследование по изучению КЖ детей дошкольного возраста. В группу наблюдения включены дети с первичным экзогенным (алиментарным) ожирением I степени, проходившие амбулаторное лечение в поликлинике (n=40, 43% девочек), в группу сравнения - дети I-II группы здоровья с индексом массы тела в диапазоне 25-85-го процентилей (n=40, 50% девочек). Верификацию диагноза проводили по значению индекса массы тела с учетом пола и возраста≥95-го процентиля и при Z-score в диапазоне от +2,0 до +2,5. КЖ оценивали по общему опроснику PedsQL 4.0, адаптированному для русскоязычных пользователей. Дана характеристика физического (ФФ), эмоционального (ЭФ), социального (СФ) и ролевого (РФ) функционирования при наличии заболевания и без него. При категорировании уровня КЖ использовали следующие интервалы: от 100 до 91 балла - высокий уровень КЖ, от 90 до 81 - средний, от 80 до 71 - низкий, <70 - очень низкий.

Результаты. Средняя величина обобщенного показателя КЖ по собственной субъективной оценке в группе детей с ожирением на 20,3% ниже (р<0,01), чем в группе здоровых детей, и не превышает 70 баллов, что соответствует очень низкому уровню КЖ. Абсолютная разница между группами превышает критерий клинической значимости. В ходе детализированного анализа наименьшие значения продемонстрировали показатели ЭФ (65,3±21,6 балла) с относительной разницей в группе сравнения до 21,6% (р<0,01). Эмоциональная составляющая тесно взаимосвязана с СФ (r=0,63, р<0,01), а также с ФФ (r=0,67, р<0,01) и РФ (r=0,61, р<0,01). Родители детей с ожирением оценили их КЖ как очень низкое (в среднем на 64,4±19,2 балла), что на 21,5% меньше (р<0,01), чем аналогичный показатель по оценкам родителей здоровых детей.

Заключение. Таким образом, дети дошкольного возраста с ожирением осознают ограничения, связанные с болезнью, и указывают на очень низкий уровень своего функционирования, прежде всего эмоционального. По сравнению со здоровыми сверстниками показатели их КЖ ниже на 19-22%. Мнение родителей согласуется с самооценкой детей. Учитывая стремительный рост распространенности ожирения среди детей, для профилактики целесообразны популяризация и системность обучения с использованием программ здорового питания, разработанных в рамках национального проекта.

Ключевые слова:качество жизни, ожирение, дошкольный возраст, обучающие программы, здоровое питание

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы подтверждают отсутствие конфликта интересов.

Для цитирования: Лир Д.Н., Перевалов А.Я., Мишукова ТА. Качество жизни детей дошкольного возраста с ожирением // Вопросы питания. 2021. Т. 90, № 5. С. 59-66. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2021-90-5-59-66

В стратегии национальной безопасности РФ (Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683) одним из приоритетных направлений обозначено повышение качества жизни (КЖ) граждан, которое зависит как от социально-экономических факторов страны (достойная оплата труда, уровень образования и здравоохранения, обеспечение продовольственной безопасности, повышение доступности комфортного жилья и т.д.), так и от индивидуального состояния здоровья. Оценка КЖ впервые появилась в связи с необходимостью анализа эффективности оказания медицинской помощи (оценка последствий операций после трансплантации органов). Сегодня все шире используются разные методики, которые позволяют оценить КЖ во взаимосвязи с тем или иным заболеванием, определить медико-социальные группы риска, а также оценить результаты применяемых лечебно-профилактических мероприятий, в том числе в педиатрической практике [1, 2]. Так, ряд исследований доказывает, что между показателями КЖ и индексом массы тела (ИМТ) существует обратно пропорциональная связь [3, 4]. Считается, что из-за изменений психосоциального статуса при ожирении КЖ ухудшается [4, 5].

Вместе с тем ожирение - одна из важнейших проблем здравоохранения во всем мире. В Российской Федерации, по итогам выборочного наблюдения рационов питания, проведенного Росстатом в 2018 г., доля взрослого населения с избыточной массой тела и ожирением составила соответственно 40,1 и 21,6%; распространенность этих заболеваний среди детей и подростков (в возрасте 3-18 лет) - 46,5 и 19,2% [6]. При этом в 2010-2012 гг. результаты биоимпедансного анализа компонентного состава тела в центрах здоровья позволили диагностировать избыточную массу тела и ожирение у 41,2 и 12,2% детей в возрасте 5-17 лет [7], что свидетельствует о быстрых темпах роста распространенности ожирения. За 2014-2018 гг. общая заболеваемость ожирением среди детей и подростков увеличилась на 21,4%; первичная заболеваемость - на 8,7% [8].

В рамках федерального проекта "Формирование системы мотивации граждан к здоровому образу жизни, включая здоровое питание и отказ от вредных привычек" (или "Укрепление общественного здоровья"), являющегося составной частью национального проекта "Демография", поставлена задача по снижению темпов прироста первичной заболеваемости ожирением до 6,2% в 2024 г. Учитывая современные тенденции к стремительному росту распространенности среди населения избыточной массы тела и ожирения, необходимо использовать научно обоснованные и наиболее эффективные меры профилактики этих заболеваний. Именно стратегия профилактики, а не лечения, является ключевым аспектом в борьбе с распространенностью ожирения [9].

Цель исследования - изучение КЖ детей дошкольного возраста во взаимосвязи с ожирением и последующее определение оптимальных подходов к профилактике данного заболевания.

Материал и методы

Выполнено ретроспективное одномоментное исследование. Объектом исследования стали дети дошкольного возраста и их родители (или законные представители).

Критерии включения в исследование: посещение дошкольной образовательной организации с дневным 12-часовым пребыванием; возраст 5-7 лет (учитывали ближайшее целое число лет на день обследования); принадлежность к славянской национальности; проживание в городе не менее 3 лет; средний доход на 1 члена семьи не ниже прожиточного минимума; наличие добровольного информированного согласия родителей (или законных представителей) на участие в исследовании. Для формирования группы наблюдения выбраны дети с первичным экзогенным (алиментарным) ожирением I степени, проходившие амбулаторное лечение в поликлинике, при отсутствии острых и обострения хронических заболеваний (n=40, 43% девочек). В группу сравнения включены дети I-II группы здоровья с ИМТ в диапазоне 25-85-го процентилей (n=40, 50% девочек). Длина и масса тела измерены по унифицированной методике [10]. ИМТ рассчитан как масса тела (кг), деленная на квадрат длины тела (м2). Информация о группах здоровья получена из медицинских карт для образовательных учреждений (ф-026/у).

Верификацию диагноза проводили по значению показателя ИМТ с учетом пола и возраста >95-го процентиля [11, 12] и при SDS (standard deviation score, коэффициент стандартного отклонения, или Z-score) в диапазоне от +2,0 до +2,5, рассчитанного с помощью программы AnthroPlus [13].

КЖ оценивали с использованием общего опросника PedsQL 4.0, адаптированного для русскоязычных пользователей, в двух формах - для детей в возрасте 5-7 лет и их родителей (или законных представителей), что позволяет получить параллельные отчеты, соответственно, по данным самооценки и родительского прокси-отчета. Всего проинтервьюировано 160 человек (80 детей и 80 родителей) [14, 15]. Опросник предназначен для оценки КЖ как здоровых, так и больных детей, обладает хорошими психометрическими свойствами (валидностью, чувствительностью, надежностью), а также прост и удобен для заполнения. Определение КЖ включает оценку физического (ФФ) (8 пунктов), эмоционального (ЭФ) (5 пунктов), социального (СФ) (5 пунктов) и ролевого (РФ) (5 пунктов) функционирования. В ходе интервью выясняли, как часто вызывали трудности у ребенка некоторые ситуации за последний месяц. Для детского отчета использовали 3-уровневую шкалу (никогда - 0, иногда - 2, часто - 4) с демонстрацией иллюстрации (лица), отражающей эти варианты. Для родительского прокси-отчета - стандартную 5-уровневую шкалу (никогда - 0, почти никогда - 1, иногда - 2, часто - 3, почти всегда - 4). Далее процедура оценки предусматривала преобразование ответов в 100-балльную шкалу: 0 - 100, 1 - 75, 2 - 50, 3 - 25, 4 - 0, т.е. более высокие баллы соответствуют наилучшему показателю КЖ. При категорировании использовали следующие интервалы: от 100 до 91 балла - высокий уровень КЖ, от 90 до 81 - средний, от 80 до 71 - низкий, менее 70 - очень низкий [16]. Минимальной клинически значимой разницей является величина 6,92 для физического, 7,79 - для эмоционального, 8,98 - для социального, 9,67 - для ролевого функционирования и 4,5 балла - для обобщенного показателя КЖ [17].

Статистическая обработка данных выполнена с использованием пакета прикладных программ Statistica

6.0 (StatSoft Inc., США). Оценка параметров на нормальность распределения проведена с помощью критерия Шапиро-Уилка. Для сравнения несвязных выборок по количественным признакам использован непараметрический критерий Манна-Уитни, по качественным признакам - критерий х2 с поправкой Йейтса; для оценки степени взаимосвязи - коэффициент корреляции Спир-мана. Различия считали статистически значимыми при уровне р<0,05. Описательные данные по количественным признакам представлены как среднее и стандартное отклонение (M±SD); указана разница средних значений и ее 95% доверительный интервал (ДИ).

Результаты

Исследование КЖ детей дошкольного возраста проведено для характеристики физического, эмоционального, социального и ролевого функционирования при наличии заболевания и без него. Средняя величина обобщенного показателя КЖ по собственной субъективной оценке в группе детей с ожирением оказалась на 20,3% ниже (р<0,01), чем в группе здоровых детей, и не превышала 70 баллов (см. таблицу), что соответствует очень низкому уровню КЖ. Такие значения наблюдались в 37,5% случаев против 5,0% в сравниваемой группе (х2=10,8, р=0,001) и свидетельствуют о более высокой распространенности снижения КЖ у детей при наличии ожирения. Абсолютная разница между группами превышает клинически значимый уровень.

Качество жизни (КЖ) детей дошкольного возраста с ожирением и здоровых детей по результатам самооценки и оценки родителей, в баллах

Quality of life of obese and healthy preschoolers according to the results of self-assessment and assessment of parents, points

П р и м е ч а н и е.* - статистически значимое отличие (р<0,01) от показателя лиц с ожирением; ДИ - доверительный интервал.

N o t e. * - statistically significant difference (p<0.01) from the indicator of obese persons; CI - confidence interval.

Детализированный анализ позволил установить, что наименьшие значения продемонстрировали показатели ЭФ с относительной разницей в группе сравнения до 21,6% (р<0,01). Снижение ЭФ <70 баллов отмечено у каждого 2-го ребенка (55,0% детей), тогда как у здоровых детей распространенность таких значений на 37,5% меньше (х2=10,6, р=0,001). Кроме этого, у каждого 3-го ребенка с ожирением (30,0% детей) выявлен уровень ЭФ <50 баллов.

Эмоциональная составляющая находится в тесной взаимосвязи с уровнем социализации (r=0,63, р<0,01), абсолютные значения которого также невелики и у каждого 3-го ребенка с ожирением <50 баллов. Уровень ЭФ в группе наблюдения коррелировал и с ФФ (r=0,67, р<0,01), и с РФ (r=0,61, р<0,01). ФФ <70 баллов отмечено у каждого 3-го ребенка, что на 15,0% превышает частоту таких ответов среди здоровых детей (х2=5,1, р=0,02). Уровень ФФ <50 баллов зафиксирован у каждого 4-го ребенка из группы наблюдения, тогда как среди здоровых детей таких случаев не было. Следует обратить внимание на разницу и абсолютных показателей ФФ в 2 группах, которая составила 19 баллов (при минимальной клинически значимой разнице 6,92) и сформирована за счет более высоких величин среди здоровых детей. По показателю РФ зафиксирована минимальная (но клинически значимая) разница в 16 баллов (или 18,9%), без значимых различий частоты ответов с уровнем <70 баллов.

Таким образом, при наличии ожирения у детей дошкольного возраста установлен очень низкий уровень КЖ: дети значительно чаще, чем их здоровые ровесники, испытывают страх, грусть, переживания, что может повлечь за собой изменение поведения детей, трансформацию личности, конфликтные ситуации и трудности контактов со сверстниками. Они невысоко оценивают свои физические возможности по причине затруднений не только при беге или спортивных играх, но и повседневной ходьбе, а также болезненных ощущениях разной локализации.

Анализ родительского прокси-отчета показал, что их мнение согласуется с данными самооценки детей (см. таблицу). Родители оценили КЖ своих детей с ожирением в среднем на 21,5% ниже (р<0,01) по отношению к аналогичному показателю по оценкам родителей здоровых детей. Менее 60 баллов указали 30,0% родителей, тогда как в группе здоровых детей только 2,5% (х2=9,18, р=0,002). Наиболее высокая распространенность низких значений КЖ выявлена по аспекту ЭФ (52,5 против 12,5% случаев, х2=12,82, р=0,0003).

Таким образом, родители детей с ожирением осознают проблемы, ассоциированные с имеющимся у них заболеванием, и характеризуют КЖ детей как очень низкое, особенно в части ЭФ. В виду того, что дети находились на амбулаторном лечении, это понятно и свидетельствует о беспокойстве родителей.

Обсуждение

В настоящем исследовании показано, что КЖ детей дошкольного возраста при наличии ожирения категорируется как очень низкое и на 19-22% отличается от mуровня КЖ здоровых детей того же возраста. Абсолютная разница между исследуемыми группами клинически значима. Другими авторами ранее было изучено КЖ детей, но преимущественно в когортах школьного возраста. В них отмечено, что КЖ детей с избыточной массой тела и ожирением характеризуется низкими показателями в сравнении как со здоровыми сверстниками, так и с детьми, имеющими другие хронические заболевания, и сопоставимо с КЖ онкологических больных [2, 3, 17-20]. Результаты данной работы определяют обобщенный показатель КЖ в дошкольном возрасте, равным 68 баллам. Описанные в литературе значения КЖ варьировали от 60 до 74 баллов (категории от очень низкого до низкого уровня), и только в одном исследовании на дошкольной выборке КЖ соответствовало 83 баллам (средний уровень) [15]. Различия в оценках могут быть связаны с проведением исследований на разновозрастных выборках и использованием альтернативных опросников оценки КЖ.

Вместе с тем о влиянии возраста на КЖ детей с ожирением однозначного мнения нет. Ряд исследований говорит о том, что уровень КЖ обратно пропорционален возрасту детей: в группе среднего и старшего школьного возраста интегральный показатель КЖ ниже, чем в младшем возрасте, и может составлять 60 баллов [19, 23]. При этом есть исследования, в том числе результаты настоящей работы, которые не подтверждают данного утверждения. В изучаемой нами выборке детей дошкольного возраста обобщенный показатель КЖ на 3 балла меньше, чем среди российских школьников 8-17 лет [18], и на 6-7 баллов меньше, чем в группе австралийских подростков 11-18 лет [21]. Целесообразно обратить внимание на возрастные особенности КЖ здоровых детей. Так, в обследуемой нами выборке КЖ составляет 85 баллов, что выше, чем в группах детей школьного возраста [18]. Вероятно, у здоровых детей с возрастом имеет место снижение КЖ, обусловленное другими, например социально-экономическими, факторами.

Значение КЖ определятся также половой принадлежностью. При этом гендерные различия не проявляются до подросткового возраста [24]. Начиная с 11 лет у полных девушек более низкие показатели КЖ, чем у юношей [21], преимущественно за счет эмоционального компонента [18]. Степень снижения КЖ зависит и от величины ИМТ: при ожирении разница с показателями здоровых детей составляет 5,5-6,5 балла, при избытке массы тела - 1,2-1,4 балла [20, 21]; а также от наличия осложнений ожирения [18]. Другими словами, при ожирении КЖ ниже, чем при избыточной массе тела (на 4-5 баллов), при осложненном ожирении КЖ ниже, чем при неосложненном ожирении (по отдельным аспектам на 7 баллов).

Среди наиболее уязвимых элементов КЖ школьников с ожирением в некоторых исследованиях указаны ФФ и СФ [3, 4, 20, 21], тогда как в других приоритетным названо ЭФ (с уровнем 64 балла [18]), именно которому дают самые низкие оценки все здоровые школьники, особенно в возрасте 13-18 лет [14]. В настоящем исследовании установлено, что в дошкольном возрасте при ожирении более выражено снижение ЭФ (до 65 баллов), затем СФ (до 67 баллов), РФ (до 69 баллов) и ФФ (до 70 баллов). При этом абсолютная разница ФФ по сравнению со здоровыми сверстниками (19 баллов) больше, чем по данным литературы, согласно которым в школьной выборке такие отличия составляют 8 и 11 баллов соответственно в младшем и старшем подростковом возрасте.

Из изложенного выше становится понятно, что дети с ожирением переживают из-за имеющегося заболевания. Недооценка тяжести состояния собственного здоровья может не позволить своевременно начать комплекс лечебно-профилактических мероприятий и значительно снизить приверженность к лечению [19].

Решение вопроса о выборе приоритетных мер профилактики ожирения должно учитывать этиологию и характер факторов риска этого заболевания в соответствующем возрастном периоде. Так, экзогенное ожирение в дошкольном возрасте, являющемся периодом манифестации заболевания [25], развивается по причине нездорового паттерна поведения [26]. В свою очередь, на формирование поведения значительное влияние оказывают микро- (семья, образовательные организации, социум) и макроокружение (пищевая промышленность, правительство) [26-28]. В то же время уровень дохода не влияет (или его влияние незначительно) на распространение ожирения [29]. В связи с этим профилактические меры должны быть комплексными и обязательно включать систематические программы обучения детей и их родителей для достижения долгосрочного эффекта, улучшения качества и продолжительности жизни [8, 26, 30]. Несмотря на то что в ряде федеральных законов РФ, а также нормативно-правовых и методических документах ("Доктрина продовольственной безопасности", "Стратегия повышения качества и безопасности пищевой продукции Российской Федерации до 2030 года" и др.) закреплена необходимость повышения уровня грамотности населения по вопросам здорового питания посредством реализации образовательных программ, существующие сегодня школы правильного питания не позволяют остановить эпидемический рост ожирения [26].

В этой связи предполагается перспективным направление по разработке и внедрению целевых научно обоснованных обучающих (просветительских) программ по рациональному и сбалансированному питанию (приказ Роспотребнадзора от 07.07.2020 № 379 "Об утверждении обучающих (просветительских) программ по вопросам здорового питания" с приложениями), которое реализуется в рамках федерального проекта "Укрепление общественного здоровья" и должно обеспечить популяризацию здорового питания [31, 32]. Оценка КЖ, в свою очередь, может быть рекомендована для анализа эффективности программ обучения при ожирении [4, 33]. Имеется потенциал включения оценки КЖ в систему социально-гигиенического мониторинга [34].

Заключение

Результаты проведенной работы позволили выявить, что дети дошкольного возраста с ожирением осознают ограничения, связанные с болезнью, и указывают на очень низкий уровень своего функционирования (67,7±20,8 балла), прежде всего эмоционального (65,3±21,6 балла). По сравнению со здоровыми сверстниками показатели их КЖ ниже на 19-22%, абсолютная разница превышает критерий клинически значимого уровня. Мнение родителей согласуется с самооценкой детей. Отношение к болезни определяет приверженность к лечебно-профилактическим мероприятиям. Учитывая стремительный рост распространенности ожирения среди детей, для задач профилактики целесообразны популяризация и системность обучения с использованием программ здорового питания, разработанных в рамках национального проекта.

Литература

1. Новик А.А., Ионова Т.И., Никитина Т.П. Концепция исследования качества жизни в педиатрии // Педиатрия. 2002. № 6. С. 83-88.

2. Баранов А.А., Альбицкий В.Ю., Винярская И.В., Валиуллина С.А. Итоги, задачи и перспективы изучения качества жизни в отечественной педиатрии // Вопросы современной педиатрии. 2007. Т. 6, № 3. С. 6-8.

3. Tsiros M., Olds T., Buckley J. et al. Health-related quality of life in obese children and adolescents // Int. J. Obes. (Lond.). 2009. Vol. 33, N 4. P. 387-400. DOI: https://doi.org/10.1038/ijo.2009.42

4. Мартынова И.Н., Винярская И.В., Терлецкая Р.Н. Изменения качества жизни при ожирении у детей // Российский педиатрический журнал. 2018. Т. 21, № 5. С. 285-289. DOI: https://doi.org/10.18821/1560-9561-2018-21-5-285-289

5. Карцева Т.В., Казанина О.Н. Состояние здоровья и качество жизни детей и подростков, страдающих ожирением // Паллиативная медицина и реабилитация. 2008. № 1. C. 5-10.

6. Федеральная служба государственной статистики. Выборочное наблюдение рациона питания населения в 2018 году. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/food18/index.html (date of access June 22, 2021)

7. Соболева Н.П., Руднев С.Г., Николаев Д.В. и др. Биоимпедансный скрининг населения России в центрах здоровья: распространенность избыточной массы тела и ожирения // Российский медицинский журнал. 2014. № 4. С. 4-13.

8. Огрызко Е.В., Шелепова Е.А., Тюрина Е.М. Статистика ожирения у детей в Российской Федерации за 2014-2018 годы // Менеджер здравоохранения. 2020. № 4. С. 37-42.

9. Pandita A., Sharma D., Pandita D. et al. Childhood obesity: prevention is better than cure // Diabetes Metab. Syndr. Obes. 2016. Vol. 9. P. 83-89. DOI: https://doi.org/10.2147/DMSO.S90783

10. Баранов А.А., Кучма В.Р., Скоблина Н.А. Физическое развитие детей и подростков на рубеже тысячелетий. Москва : Научный центр здоровья детей РАМН, 2008. 216 с.

11. Barlow S. Expert committee recommendations regarding the prevention, assessment, and treatment of child and adolescent overweight and obesity: summary report // Pediatrics. 2007. Vol. 120. Р. 164-192. DOI: https://doi.org/10.1542/peds.2007-2329C

12. Дедов И.И., Петеркова В.А. Федеральные клинические рекомендации (протоколы) по ведению детей с эндокринными заболеваниями. Москва : Практика, 2014. 442 с.

13. WHO.int [Electronic resource]. WHO AnthroPlus for personal computers Manual: software for assessing growth of the world’s children and adolescents. Geneva : WHO, 2009. URL: http://www.who.int/growthref/tools/en/ (date of access June 22, 2012)

14. Баранов А.А., Альбицкий В.Ю., Валиуллина С.А., Винярская И.В. Изучение качества жизни детей - важнейшая задача современной педиатрии // Российский педиатрический журнал. 2005. № 5. С. 30-34.

15. Varni J., Burwinkle T., Seid M., Skarr D. The PedsQL 4.0 as a pediatric population health measure: feasibility, reliability, and validity // Ambul. Pediatr. 2003. Vol. 3. Р. 329-341. DOI: 10.1367/1539-4409(2003)003<0329:tpaapp>2.0.co;2

16. Волгина С.Я., Курмаева Е.А. Качество жизни детей дошкольного возраста из бедных семей // Казанский медицинский журнал. 2010. Т. 91, № 1. С. 91-94.

17. Kuhl E., Rausch J., Varni J., Stark L. Impaired health-related quality of life in preschoolers with obesity // J. Pediatr. Psychol. 2012. Vol. 37, N 10. P. 1148-1156. DOI: https://doi.org/10.1093/jpepsy/jss090

18. Ахмедова Р.М., Софронова Л.В. Ожирение у детей: оценка качества жизни // Медицинский альманах. 2012. № 5 (24). С. 122-124.

19. Бокова Т.А. Качество жизни подростков с метаболическим синдромом как фактор приверженности к терапии // Вопросы детской диетологии. 2017. Т. 15, № 2. С. 33-36.DOI: https://doi.org/10.20953/1727-5784-2017-2-33-36

20. Williams J., Wake M., Hesketh C., Maher E., Waters E. Health-related quality of life of overweight and obese children // JAMA. 2005. Vol. 293, N 1. P. 70-76. DOI: https://doi.org/10.1001/jama.293.1.70

21. Keating K., Moody M., Swinburne B. The health-related quality of life of overweight and obese adolescents is a study measuring body mass index and adolescent-reported perceptions // Int. J. Pediatr. Obes. 2011. Vol. 6, N 5-6. Р. 434-441. DOI: https://doi.org/10.3109/17477166.2011.590197

22. Buttitta M., Iliescu C., Rousseau A., Guerrien A. Quality of life in overweight and obese children and adolescents: a literature review // Qual. Life Res. 2014. Vol. 23, N 4. P. 1117-1139. DOI: https://doi.org/10.1007 / s11136-013-0568-5

23. Rendon M., Roses V., Villasis K. Children’s perceptions of obesity and quality of life: a Mexican survey // BMC Pediatr. 2014. Vol. 14. P. 131. DOI: https://doi.org/10.1186/1471-2431-14-131

24. Hughes A, Farewell K, Harris D, Reilly J. Quality of life in a clinical sample of obese children // Int. J. Obes. (Lond.). 2007. Vol. 31, N 1. P. 39-44. DOI: https://doi.org/10.1038/sj.ijo.0803410

25. Щербакова М.Ю., Порядина Г.И., Ковалева Е.А. Проблема ожирения и метаболического синдрома у детей // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2010. Т. 55, № 5. С. 52-54.

26. Дадаева В.А., Александров А.А., Драпкина О.М. Профилактика ожирения у детей и подростков // Профилактическая медицина. 2020. Т. 23, № 1. С. 142-147. DOI: https://doi.org/10.17116/profmed202023011142

27. Lipek T., Igel U., Gausche R., Kiess W., Grande G. Obesogenic environments: environmental approaches to obesity prevention // J. Pediatr. Endocrinol. Metab. 2015. Vol. 28, N 5-6. P. 485-495. DOI: https://doi.org/10.1515/jpem-2015-0127

28. Ziauddeen N., Page P., Penney T.L., Nicholson S., Kirk S.F., Almiron-Roig E. Eating at food outlets and leisure places and "on the go" is associated with less-healthy food choices than eating at home and in school in children: cross-sectional data from the UK National Diet and Nutrition Survey Rolling Program (2008-2014) // Am. J. Clin. Nutr. 2018. Vol. 107, N 6. Р. 992-1003. DOI: https://doi.org/10.1093/ajcn/nqy057

29. Лир Д.Н., Новоселов В.Г., Мишукова Т.А. Питание детей дошкольного возраста с ожирением: ретроспективное одномоментное исследование // Вопросы современной педиатрии. 2018. Т. 17, № 3. С. 229-235. DOI: https://doi.org/10.15690/vsp.v17i3.1892

30. Шарафетдинов Х.Х., Плотникова О.А. Ожирение как глобальный вызов XXI века: лечебное питание, профилактика и терапия // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 4. С. 161-171. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10050

31. Алексеев В.Б., Лир Д.Н., Лужецкий К.П., Шур П.З. Обучающая программа по вопросам здорового питания для групп населения, проживающих на территориях с особенностями в части воздействия факторов окружающей среды: разработка и внедрение в рамках национального проекта "Демография" // Гигиена и санитария. 2020. Т. 99, № 12. С. 1412-1417. DOI: https://doi.org/10.47470/0016-9900-2020-99-12-1412-1417

32. Погожева А.В., Смирнова Е.А. Роль образовательных программ в области здорового питания как основы профилактики неинфекционных заболеваний (обзор литературы) // Гигиена и санитария. 2020. Т. 99, № 12. С. 1426-1430. DOI: https://doi.org/10.47470/0016-9900-2020-99-12-1426-1430

33. Андреева О.В., Одинцова В.В., Фесюн А.Д., Гуревич К.Г., Горчакова Н.М. Информированность о школах здоровья и эмоциональное благополучие пациентов поликлиники // Проблемы стандартизации в здравоохранении. 2015. № 3-4. С. 8-15.

34. Попова А.Ю., Зайцева Н.В., Май И.В. К вопросу об имплементации оценки качества жизни населения в систему социально-гигиенического мониторинга // Анализ риска здоровью. 2018. № 3. С. 4-12. DOI: https://doi.org/10.21668/health.risk/2018.3.01

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
Пост-релиз "Молекулярная диагностика"

Молекулярная диагностика на страже "биопорядка": как современные технологии позволяют выжить в век эпидемий Новые технологии молекулярной диагностики в эпоху COVID-19/пандемий Обеспечение массового экспресс-тестирования населения - приоритетная задача, которая поможет...

"Муковисцидоз: из детства во взрослую жизнь"

Всероссийская школа по Муковисцидозу с международным участием "Муковисцидоз: из детства во взрослую жизнь" С 24 по 25 ноября 2021 года профессионалы в области педиатрии, терапии, пульмонологии, гастроэнтерологии, эндокринологии, генетики, диетологии, микробиологии,...

Амбулаторный прием 24 ноября.

Коморбидность - бич современного общества и головная боль для каждого терапевта. Как минимизировать комбинации препаратов и, как следствие, побочных эффектов у больных с сочетанной патологией? Именно этот злободневный вопрос мы задали ведущим экспертам российского...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»