Фактическое питание и компонентный состав тела у девушек с различными уровнями лептина и грелина

Резюме

Масса тела и ее компонентный состав зависят от энергетического равновесия, обусловленного потреблением энергоемких макронутриентов и расходом энергии под строгим нейроэндокринным контролем. Важнейшими регуляторами энергетического гомеостаза являются гормоны лептин и грелин, модулирующие процессы перераспределения субстратных потоков по метаболическим путям.

Цель работы - оценить состояние фактического питания во взаимосвязи с компонентным составом тела и основными гормональными регуляторами энергетического гомеостаза у девушек с различным значением индекса массы тела (ИМТ).

Материал и методы. Обследованы 88 девушек в возрасте 18-22 лет. На основании определения ИМТ были сформированы 3 группы: в 1-ю вошли девушки с ИМТ <18,5 кг/м2, что характеризуется как дефицит массы тела (ДМТ); во 2-ю - с 18,5 <ИМТ<24,9 кг/м2, т.е. с нормальной массой тела (НМТ); в 3-ю - с ИМТ >24,9 кг/м2, что соответствует избыточной массе тела (ИзбМТ). Компонентный состав тела определяли методом биоимпедансометрии. Фактическое питание оценивали методом 24-часового воспроизведения питания. Концентрацию лептина и грелина определяли методом иммуноферментного анализа.

Результаты. В ходе исследования фактического питания девушек с различным статусом энергетического гомеостаза были выявлены межгрупповые различия в количестве потребляемых макронутриентов и структуре энергетической ценности рациона. В группе студенток с ДМТ наблюдается недостаток поступления энергии (1267±114 ккал/сут) за счет всех видов макронутриентов. Для группы девушек, имеющих ИзбМТ и ожирение, характерен избыточный тип питания с повышенным среднесуточным потреблением белков (95,7±8,5 г) и жиров (129,5±12,2 г). Питание девушек с НМТ характеризуется избыточно поступающей энергией за счет жировой составляющей - 33,7±1,1% (как и в группе лиц с ИзбМТ - 39,3±2,4%), при этом относительный показатель углеводной и белковой компоненты находится ниже физиологической потребности. Избыток потребляемой с пищей энергии отражается на степени развития жировой ткани и состоянии энергетического баланса обследованных лиц. Концентрация лептина увеличивалась с ростом ИМТ и зависела от количества жировой ткани, составив соответственно 5,0 [4,2; 5,7], 14,2 [9,7; 14,7] и 20,3 [14,8; 21,3] пг/мл (p<0,009). Содержание грелина у девушек с ИзбМТ (2,09 [2,00; 2,27] нг/мл) было на 13,0-14,2% выше по сравнению с другими группами (p<0,003).

Заключение. В исследованной выборке студенток с различным ИМТ определены разнонаправленные связи между потреблением макронутриентов и показателями компонентного состава тела. Полученные результаты свидетельствуют о более существенном вкладе жирового компонента рациона питания в развитие жировой ткани у девушек, в то время как углеводная составляющая имеет менее значимую ассоциацию. Группа лиц с избыточной массой тела и ожирением характеризуется вовлеченностью дополнительных факторов регуляции на фоне напряжения регуляторного контура.

Ключевые слова:лептин, грелин, фактическое питание, компонентный состав тела, индекс массы тела

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы подтверждают отсутствие конфликта интересов.

Для цитирования: Мусихина Е.А., Смелышева Л.Н., Сидоров Р.В., Кузнецов ГА. Фактическое питание и компонентный состав тела у девушек с различными уровнями лептина и грелина // Вопросы питания. 2021. Т 90, № 6. С. 59-66. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2021-90-6-59-66

Физиологические процессы регулирования массы и компонентного состава тела непосредственно связаны с питанием и энергетическим обменом. Избыточная энергетическая ценность рациона депонируется в организме человека в виде жира, а недостаток калорийности приводит к запуску адаптивных механизмов и перераспределению субстратных потоков по метаболическим путям [1-3].

Физиологическая вариабельность состава тела проявляется не только фенотипически, она оказывает влияние на адаптационные возможности организма [4]. Современными исследователями обсуждаются информативные возможности использования отдельных компонентов состава тела в качестве предикторов социально значимых хронических неинфекционных заболеваний [5, 6].

Регуляция потребления пищи и энергетического обмена зависит от слаженной работы компонентов нейрогуморальной системы с каскадным действием и обратными связями [1]. К числу важнейших долгосрочных регуляторов относят гормоны лептин и грелин, оказывающие как антагонистическое, так и синергетическое влияние на гипоталамические центры голода и насыщения [7, 8]. Интерес представляла их динамика у девушек с разным значением индекса массы тела (ИМТ). Взаимосвязь компонентов состава тела и фактического питания позволит уточнить механизмы, лежащие в основе скоординированного взаимодействия всех систем организма.

Материал и методы

В исследовании приняли участие 88 девушек-студен-ток из числа основной медицинской группы ФГБОУ ВО "Курганский государственный университет" в возрасте 18-22 лет. По результатам расчета ИМТ были сформированы 3 группы обследуемых. К 1-й группе относились студенты с ИМТ <18,5 кг/м2, т.е. с дефицитом массы тела (ДМТ), ко 2-й - с ИМТ от 18,5 до 24,9 кг/м2 - с нормальной массой тела (НМТ), к 3-й - с ИМТ >25 кг/м2 - с избыточной массой тела (ИзбМТ).

Показатели компонентного состава тела, величину основного обмена и скорость протекания метаболических процессов определяли на биоимпедансном анализаторе состава тела марки "АВС-01 МЕДАСС" (ООО НТЦ "МЕДАСС", РФ). Исследование проводили в утренние часы натощак в отсутствие предшествующей физической нагрузки, приема гормональных и диуретических средств, физиотерапевтических процедур [9].

Фактическое питание оценивали методом 24-часового воспроизведения питания [10] с точки зрения соответствия его энергоценности и нутриентного состава рекомендуемым величинам физиологической потребности организма в пищевых веществах и энергии [11]. Расчет содержания макронутриентов проводили в соответствии с данными справочных таблиц содержания основных химических веществ в пищевых продуктах, производимых или продаваемых на территории России [12]. Энергетическую ценность рациона рассчитывали путем суммирования калорийности блюд, полученной умножением количества макронутриентов на их калорические коэффициенты: белки - на 4,1; жиры - на 9,3; углеводы - на 4,1 [13].

Энергетические траты студентов рассчитаны как произведение коэффициента физической активности для 1-й группы (очень низкая физическая активность: лица преимущественно умственного труда) [11] и величины основного обмена, полученного в ходе биоимпедансометрии. Занятия спортом в данной выборке послужили критерием исключения. Энергетический баланс определяли как разницу между энергетической ценностью рациона и энергетическими тратами организма [11].

Для характеристики статуса энергетического гомеостаза и сигнальной роли в плазме крови исследовали содержание гормона жировой ткани лептина и гормона, синтезируемого клетками слизистой оболочки фундального отдела желудка - грелина. Концентрацию гормонов определяли методом твердофазного иммуноферментного анализа с использованием наборов (DRG, Германия) на анализаторе CHEM-7 (Erba Lachema, Чехия) в условиях фоновой нагрузки - повседневной учебной деятельности вне экзаменационной сессии.

Статистический анализ проводили с помощью пакета программ Statistica 6. Числовые данные представлены в виде M±m, где М - среднее выборочное значение, m - стандартная ошибка среднего, Me [25; 75], где Ме - медиана, [25; 75] - 25-й и 75-й перцентиль. Нормальность распределения признаков проверяли с использованием теста Колмогорова-Смирнова. Для выявления величины и направленности связи между исследуемыми показателями проводили корреляционный анализ по Спирмену. На всех этапах исследования критический уровень значимости принимали равным 0,05 (вероятность не менее 95%).

Результаты и обсуждение

Результаты оценки фактического питания девушек с различным статусом энергетического гомеостаза приведены в табл. 1.

Таблица 1. Структура энергетической ценности и содержание макронутриентов и жидкости в рационе питания студенток с различным индексом массы тела (M±m, n=88)

Table 1. Caloric value and the content of macronutrients and liquids in the daily diet of students with various body mass index values (M±m, n=88)

П р и м е ч а н и е. Статистически значимое (p<0,05) отличие относительно группы: * - ДМТ; ** - НМТ. Здесь и в табл. 2-5: ДМТ -дефицит массы тела; НМТ - нормальная масса тела; ИзбМТ - избыточная масса тела.

N o t e. The differences are significant (p<0.05) relative to the group: * - UW; ** - NW. Here and in tables 2-5: UW - underweight; NW -normal weight; OW - overweight.

Изучение содержания белков, жиров и углеводов в рационе питания позволило выявить значимые межгрупповые различия с увеличением в ряду ДМТ → НМТ → ИзбМТ. В группе студенток с ДМТ наблюдается дефицит поступления энергии за счет всех видов макронутриентов. Для группы девушек с ИзбМТ и ожирением характерен избыточный тип питания с повышенным среднесуточным потреблением белка и жиров.

Наибольший интерес вызывают результаты исследования фактического питания девушек с НМТ. Абсолютные величины содержания макронутриентов в рационе данной группы лиц соответствуют рекомендуемым величинам суточных потребностей в пищевых веществах, представленным в [11]. Вместе с тем исследование структуры энергетической ценности рациона показало, что питание девушек с НМТ характеризуется избыточно поступающей энергией за счет жировой составляющей (как и в группе лиц с ИзбМТ), при этом относительный показатель углеводной и белковой компоненты находится ниже рекомендуемой нормы [11].

Такой результат соотносится с данными, полученными в ходе поперечного исследования фактического питания населения России [14], в том, что развитие избыточной массы тела и ожирения сопряжено с жировой составляющей энергетической ценности рациона, тогда как энергия углеводов не имеет прямой ассоциации с массой тела.

Избыточно поступающие жиры в составе гиперэнергетического рациона запускают механизм с использованием альтернативного источника энергии: становясь основным энергетическим субстратом, они потенцируют глюконеогенез и снижают скорость окисления углеводов [15]. Такие метаболические изменения являются основой для дальнейшего увеличения массы тела за счет накопления жировой ткани при отсутствии коррекции рациона питания и образа жизни.

Недостаточное потребление углеводов девушками с ДМТ инициирует адаптивный энергетический процесс превращения жирового компонента в углеводы и откладывание их в виде гликогена в печени, что соотносится с результатами биоимпедансометрии (низкие значения абсолютного и относительного показателя жирового компонента) (табл. 2). В условиях энергодефицита выход жира из депо опосредуется через влияние симпатического отдела вегетативной нервной системы, а также включением гормональных факторов, активирующих распад гликогена и альтернативный переход на жировой субстрат энергии [16].

Таблица 2. Показатели компонентного состава тела у девушек с различным индексом массы тела (Me [25; 75], n=88)

Table 2. Body composition of young women with various body mass index values (Me [25; 75], n=88)

П р и м е ч а н и е. Статистически значимое (p<0,05) отличие относительно группы: * - ДМТ; ** - НМТ.

N o t e. The differences are significant (p<0.05) relative to the group: * - UW; ** - NW.

В ходе исследования было выявлено отсутствие достоверных межгрупповых различий в употребляемой в течение суток жидкости, в том числе находящейся в первых блюдах и иных продуктах питания. В целом уровень потребления жидкости является достаточным для поддержания водного баланса, что подтверждают результаты биоимпедансной оценки водного сектора, находящиеся в интервале референсных значений.

Избыток потребляемой с пищей энергии отражается на степени развития подкожной жировой клетчатки и висцерального жира, о чем свидетельствуют межгрупповые различия в состоянии энергетического баланса обследованных лиц (табл. 3). Результаты нашего исследования совпадают с данными литературы в том, что основным фактором развития избыточной массы тела и ожирения является положительный баланс энергии [1, 14].

Таблица 3. Состояние энергетического баланса у девушек с различным индексом массы тела (M±m, n=88)

Table 3. Energy balance in young women with various body mass index values (M±m, n=88)

П р и м е ч а н и е. Статистически значимое (p<0,05) отличие относительно группы: * - ДМТ; ** - НМТ. N o t e. The differences are significant (p<0.05) relative to the group: * - UW; ** - NW.

Суточный рацион девушек с НМТ характеризуется небольшим энергетическим избытком и вместе с тем является дефицитным по квоте белка в энергетической ценности рациона, что приводит к увеличению жирового компонента тела и уменьшению тощей массы. Это обусловливает высокий удельный вес лиц, имеющих избыточную массу тела или ожирение, выявляемых по проценту жировой массы, при нормальном значении ИМТ.

Девушки с ДМТ испытывают дефицит поступления с рационом макронутриентов и энергии, который в сочетании с низким содержанием жирового компонента в составе тела приводит к компенсаторному уменьшению массы тела преимущественно за счет тощей части (табл. 4). Такой пищевой статус свидетельствует о развитии алиментарной белково-энергетической недостаточности, инициирующей дефицит жировой ткани и лептина, следствием чего является метаболическая адаптация органов и тканей к обеспечению пластических процессов путем утилизации собственных запасов. Современные исследователи описывают модулирующее влияние белков на основной обмен за счет поддержания метаболически активной массы и усиления термогенного эффекта пищи, что также приводит к снижению общей массы тела [17].

Таблица 4. Коэффициенты корреляции между показателями состава тела и содержанием белков, жиров и углеводов в суточном рационе у девушек с различным индексом массы тела

Table 4. Correlations between body composition and content of proteins, fats, and carbohydrates in the daily diet of young women with various body mass index values

П р и м е ч а н и е. Б - белки; Ж - жиры; У - углеводы;"-" - отсутствие значимых корреляций. N o t e. P - proteins; F - fats; С - carbohydrates;"-" - no significant correlations.

В группе девушек с ИзбМТ определялась высокая энергетическая ценность суточного рациона, значительно превышающая потребности в энергии. При этом увеличение массы тела происходило за счет тощей и жировой массы с преимущественным влиянием последней (p<0,05). Статистически значимо наименьшая величина основного обмена характерна для девушек с ДМТ, что можно объяснить механизмом адаптации организма к дефицитному типу питания, выражавшемуся в стремлении к консервации энергии.

Наибольшее количество корреляционных связей между содержанием основных нутриентов пищи и компонентами состава тела наблюдается в группе девушек с ИзбМТ, что можно объяснить избыточностью их питания, вызывающей активацию синтетических процессов и накопление компонентов тела за счет перераспределения субстратных потоков по метаболическим путям. В этой же группе девушек определяется наибольшее общее количество корреляций, что свидетельствует о вовлеченности дополнительных факторов регуляции на фоне напряжения регуляторного контура.

Корреляционная связь между потреблением углеводов и жировой тканью у студенток с НМТ и ИзбМТ может указывать на насыщение глюкозой гликогеновых депо и откладывание ее избытка в адипоцитах. В этой связи любое переедание ввиду лептинорезистентности у лиц с ИзбМТ может приводить к отложению жира в организме и увеличению массы тела.

Степень развития активной клеточной массы напрямую ассоциирована с величиной потребления жиров, о чем свидетельствуют прямые корреляционные зависимости во всех группах обследуемых девушек. Такой результат можно объяснить очень низким уровнем физической активности обследованных [11], связанным с этим депонированием липидов покоящейся мускулатурой и использованием их в качестве основного источника энергии.

В группе девушек с ИзбМТ потребление жиров коррелирует с тощей массой в виде отрицательной связи средней силы (p<0,05). Такая ассоциация объяснима возможным участием пищевых жиров в процессах модуляции белкового обмена путем угнетающего воздействия избыточно окисляющихся липидов на метаболизацию белков [1].

В зависимости от значения ИМТ у обследованных девушек были определены разнонаправленные связи между содержанием макронутриентов и показателями водного сектора организма (p<0,05). Наибольшая величина связи между содержанием жидкости в организме и потреблением жиров определялась в группе студенток с ИзбМТ. При оценке роли белка в процессах регуляции водного баланса в группе девушек с НМТ наблюдалась обратная связь с содержанием внеклеточной жидкости, а в группе лиц с ИзбМТ, напротив, - прямая корреляция.

В ходе исследования выявлена взаимосвязь средней силы между величиной фазового угла и уровнем потребления белка в группе девушек с НМТ (r=0,47), что объясняется участием пептидов в каталитических реакциях, обеспечивающих оптимальную скорость протекания метаболических процессов. Среди всех макронутриентов наиболее тесная связь с величиной основного обмена прослеживалась у белков в группе девушек ИзбМТ (r=0,54). Такой результат можно объяснить избыточностью их потребления, высокой энергетической стоимостью процессов биосинтеза и распада, обусловливающих максимальную величину пищевого термогенеза [18].

В литературе описана взаимосвязь между ИМТ и содержанием гормонов, регулирующих энергетический гомеостаз [19-21]. Нами исследованы особенности секреции лептина и грелина у девушек с различным значением ИМТ (табл. 5).

Таблица 5. Концентрация лептина и грелина в плазме крови у девушек с различным индексом массы тела в условиях фоновой нагрузки (Me [25; 75], n=88)

Table 5. Blood plasma leptin and ghrelin levels in young women with various body mass index values at background stress (Me [25; 75], n=88)

П р и м е ч а н и е. p - достоверность межгрупповых различий при множественном сравнении (критерий Краскела-Уоллиса). N o t e. p - reliability of intergroup differences in multiple comparison (Kruskal-Wallis test).

В фоновых условиях концентрация лептина в крови статистически значимо увеличивалась с ростом ИМТ и зависела от количества жировой ткани, являющейся основным местом его секреции. Концентрация грелина у лиц с ИзбМТ была значимо выше по сравнению с показателем в других группах. У девушек с ДМТ и НМТ различий в содержании грелина практически не наблюдалось.

Заключение

В исследованной выборке студенток с различным значением ИМТ определены разнонаправленные связи между содержанием макронутриентов и показателями компонентного состава тела. Полученные результаты свидетельствуют о более существенном вкладе в развитие жировой ткани у девушек жирового компонента рациона питания, в то время как углеводная составляющая имеет менее значимую ассоциацию. Группа лиц с избыточной массой тела и ожирением характеризуется вовлеченностью дополнительных факторов регуляции на фоне напряжения регуляторного контура. Результаты оценки секреции лептина и грелина подтверждают их основную физиологическую роль в регулировании энергетического гомеостаза, которая выражается в первую очередь в модуляции процессов обеспечения пластическими и энергетическими ресурсами всех органов и систем организма.

Литература

1. Кроненберг Г.М., Мелмед Ш., Полонски К.С., Ларсен П.Р. Ожирение и нарушения липидного обмена. Серия: Эндокринология по Вильямсу / пер. с англ. ; под ред. И.И. Дедова, Г.А. Мельниченко. Москва : ГЭОТАР-Медиа, 2010. 264 с.

2. Turicchi J., O’Driscoll R., Finlayson G., Duarte C, Hopkins M, Martins N. et al. Show more Associations between the proportion of fat-free mass loss during weight loss, changes in appetite, and subsequent weight change: results from a randomized 2-stage dietary intervention trial // Am. J. Clin. Nutr. 2020. Vol. 111, N 3. P. 536-544. DOI: https://doi.org/10.1093/ajcn/nqz331

3. Фефелова В.В., Фефелова Ю.А., Казакова Т.В., Колоскова Т.П., Сергеева Е.Ю. Изменение активности ферментов основных метаболических путей лимфоцитов крови при пищевой нагрузке у девушек с разным компонентным составом тела (жировым, мышечным, костным) // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2015. Т. 159, № 3. С. 285-289.

4. Сарайкин Д.А., Хуснутдинова А.А., Павлова В.И., Камскова Ю.Г., Юшков Б.Г. Формирование адаптации спортсменов высокой квалификации к физическим нагрузкам разных видов спорта путем изменения соотношения компонентов тела // Человек. Спорт. Медицина. 2018. № 3. С. 47-59. DOI: https://doi.org/10.14529/hsm180305

5. Гирш Я.В., Герасимчик О.А. Роль и место биоимпедансного анализа в оценке состава тела детей и подростков с различной массой тела // Бюллетень сибирской медицины. 2018. № 2. С. 121-132. DOI: https://doi.org/10.20538/1682-0363-2018-2-121-132

6. Николаев В.Г., Медведева Н.Н., Синдеева Л.В., Деревцова С.Н. Биофизические маркеры и их роль в оценке физического статуса человека // Сибирское медицинское обозрение. 2013. № 6. С. 30-33.

7. Кайгородцев А.В., Смелышева Л.Н., Мусихина Е.А., Артенян Н.А. Стресс-индуцированные гормональные показатели репродуктивной функции у здоровых девушек с различным индексом массы тела // Человек. Спорт. Медицина. 2018. № 4. С. 35-41. DOI: https://doi.org/10.14529/hsm180405

8. Adamska-Patruno E., Ostrowska L., Goscik J., Pietraszewska B, Kretowski A, Gorska M. The relationship between the leptin/ghrelin ratio and meals with various macronutrient contents in men with different nutritional status: a randomized crossover study // Nutr. J. 2018. Vol. 17, N 1. P. 118. DOI: https://doi.org/10.1186/s12937-018-0427-x

9. Николаев Д.В., Смирнов А.В., Бобринская И.Г., Руднев С.Г. Биоимпедансный анализ состава тела человека. Москва : Наука, 2009. 392 c.

10. Методические рекомендации по оценке количества потребляемой пищи методом 24-часового (суточного) воспроизведения питания. Утв. Зам. Главного государственного санитарного врача Российской Федерации, № С1-19/14-17 от 26 февраля 1996 г.

11. Методические рекомендации МР 2.3.1.0253-21 "Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации", утверждены руководителем Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 22.07.2021.

12. Химический состав российских пищевых продуктов: справочник / под ред. И.М. Скурихина, В.А. Тутельяна. Москва : ДеЛипринт, 2002. 236 с.

13. Скурихин И.М., Нечаев А.П. Все о пище с точки зрения химика. Москва : Высшая школа, 1991. 288 с.

14. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Камбаров А.О. Анализ ассоциации структуры энергии рациона по макронутриентам и распространения избыточной массы тела и ожирения среди населения России // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 3. С. 40-53. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10028

15. Álvarez Hernández E., Kahl S., Seelig A., Begovatz P., Irmler M., Kupriyanova Y. et al. Acute dietary fat intake initiates alterations in energy metabolism and insulin resistance // J. Clin. Invest. 2017. Vol. 127, N 2. P. 695-708. DOI: https://doi.org/10.1172/JCI89444

16. Рабаданова А.И. Возрастные особенности изменения физиологических и биохимических показателей у людей с различной степенью активности вегетативной нервной системы // Современные проблемы науки и образования. 2015 № 5. С. 634. DOI: https://doi.org/10.17513/spno.128-21613

17. Eisenstein J., Roberts S.B., Dallal G., Saltzman E. High-protein weight-loss diets: are they safe and do they work? A review of the experimental and epidemiologic data // Nutr. Rev. 2002. Vol. 60, N 7. P. 189-200. DOI: https://doi.org/10.1301/00296640260184264

18. Astrup A., Ryan L., Grunwald G., Storgaard M., Saris W., Melanson E. et al. The role of dietary fat in body fatness: evidence from a preliminary meta-analysis of ad libitum low-fat dietary intervention studies // Br. J. Nutr. 2000. Vol. 83, suppl. 1. P. 25-32. DOI: https://doi.org/10.1017/S0007114500000921

19. Корнеева Е.В. Роль грелина и лептина в регуляции массы тела у пациентов с метаболическим синдромом // Вестник новых медицинских технологий. 2014. № 1. С. 36-39. DOI: https://doi.org/10.12737/3309

20. Чабанова Н.Б., Василькова Т.Н., Полякова В.А., Матаев С.И. Влияние массы и характера распределения жировой ткани на содержание лeптина у беременных в различные сроки гестации // Ожирение и метаболизм. 2019. Т. 16, № 1. С. 55-61. DOI: https://doi.org/10.14341/omet9505

21. Бабенко А.Ю., Матвеев Г.А., Алексеенко Т.И., Деревицкий И.В., Кокина М.А., Шляхто Е.В. Взаимосвязи компонентов метаболического синдрома с уровнем гормонов, вовлеченных в регуляцию метаболизма жировой ткани // Артериальная гипертензия. 2019. № 6. С. 639-652. DOI: https://doi.org/10.18705/1607-419X-2019-25-6-639-652

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии.

28-29 апреля 2022 г. в Екатеринбурге состоится IX Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии (ЕАКО). Свое название конференция получила неслучайно, ведь именно в городе, расположенном на границе Европы и Азии, раз в два года встречаются офтальмологи из разных регионов...

Актуальные вопросы нейроофтальмологии,

Уважаемые коллеги! 28 января 2022 года состоится XXI научно-практическая нейроофтальмологическая конференция " Актуальные вопросы нейроофтальмологии. Поражение зрительного нерва: взгляд офтальмолога, невролога, вирусолога-ифекциониста, нейрохирурга " Конференция посвящается...

Конгресс, посвященный Всемирному дню борьбы с ожирением.

В Москве пройдет Конгресс, посвященный Всемирному дню борьбы с ожирением, с международным участием С 28 февраля по 2 марта 2022 года пройдет научно-образовательное мероприятие для врачей - Конгресс, посвященный Всемирному дню борьбы с ожирением. Ожирение представляет одну из...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»