Предикторы тяжелого течения атопического дерматита

Резюме

Атопический дерматит (АтД) - распространенное воспалительное заболевание кожи, наиболее часто встречающееся среди детей. Заболевание характеризуется как хроническое, однако только 20% детей страдают тяжелой формой АтД, тогда как другие 80% к 8 годам достигают многолетней ремиссии.

Цель - анализ современных источников отечественной и зарубежной литературы, освещающий особенности течения тяжелых форм АтД.

Результаты. Мультифакторная природа патогенеза АтД, основанная на сложном взаимодействии генетических факторов, иммунной системы, микро-биома кожи и факторов внешней среды, вызывает определенные трудности для врача как в постановке диагноза и подборе терапии, так и в прогнозировании течения заболевания. У каждого пациента свое индивидуальное сочетание клинических симптомов, анамнестических данных и отягощающих факторов, которые следует рассматривать как предикторы тяжести течения заболевания.

Заключение. Особое внимание стоит уделять пациентам с ранним дебютом АтД, повышенной трансэпидермальной потерей воды, обширным поражением кожных покровов в дебюте заболевания и при динамическом наблюдении, сопутствующими аллергическими заболеваниями (пищевой аллергией и/или бронхиальной астмой).

Ключевые слова:атопический дерматит; предикторы; филаггрин; пищевая аллергия; бронхиальная астма

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Глухова Е.А., Мухортых В.А., Тамразова ОБ., Таганов А.В., Ревякина В.А. Предикторы тяжелого течения атопического дерматита // Вопросы питания. 2022. Т 91, № 1. С. 76-85. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2022-91-1-76-85

Атопический дерматит (АтД) - распространенное воспалительное заболевание кожи, наиболее часто встречающееся среди детей, характеризуется поражением кожи, ее сухостью, зудом, а также рецидивирующим течением. АтД средней и тяжелой степени рассматривается как системное заболевание, которое утяжеляет течение сопутствующих патологий, в том числе сердечно-сосудистых, нервно-психических и злокачественных заболеваний [1].

АтД влияет как на физическое и психическое здоровье, так и на материальное положение семьи. Важно отметить финансовые расходы здравоохранения в целом: например, в США национальные затраты на лечение детей с АтД оцениваются в 364 млн долларов в год -в эту сумму входит оплата профессиональных услуг, госпитализация, лабораторные исследования, лекарства, коррекция образа жизни и питания [2]. АтД может служить отправной точкой развития "атопического марша" - типичного последовательного прогрессирования аллергических заболеваний от АтД с сопутствующей в большинстве случаев пищевой аллергией до формирования в дальнейшем бронхиальной астмы (БА) и аллергического ринита [3]. Кроме того, заболевание оказывает неоспоримое влияние на социальную жизнь пациентов с АтД: нарушение сна в результате изнурительного зуда приводит к плохой успеваемости, низкой самооценке, хроническому стрессу пациента и всех членов семьи. У пациентов с АтД также повышен риск развития тяжелых инфекционных поражений кожи (Staphylococcus aureus, герпесвирусы) [4, 5].

В клинических рекомендациях АтД описывается как хроническое заболевание, что характеризуется длительным течением с периодами обострений и ремиссий. Данные статистики свидетельствуют о том, что во всем мире АтД страдают 20% детей, а среди взрослых этот показатель составляет 2-8% [6]. Результаты многолетних наблюдений показывают, что примерно 20% детей болеют АтД в тяжелой форме, тогда как остальные 80% детей к 8 годам и раньше достигают многолетней ремиссии [2, 7]. Возникают вопросы: как определить прогноз заболевания у каждого конкретного пациента; какие клинические проявления, лабораторные показатели и анамнестические данные укажут на тяжелое длительное течение заболевания?

В подавляющем большинстве случаев АтД может быть диагностирован сразу после осмотра пациента.

Несмотря на то что в последнее время предложено много диагностических критериев для верификации диагноза, на практике наиболее часто применяют критерии, предложенные J.M. Hanifin и G. Rajka в 1980 г., которые включают 4 основных и 23 второстепенных признака. Для постановки диагноза "АтД" требуется 3 основных и 3 второстепенных критерия [8]. Однако, по результатам исследования Е.Е. Brenninkmeijer и соавт., чувствительность критериев J.M. Hanifin и G. Rajka составила 87,9-96,0%, а специфичность - 77,6-93,8%, что оставляет возможность неправильной диагностики [9].

Для диагностики АтД китайские ученые (P. Liu и соавт.) предложили 3 наиболее специфичных критерия:

1) длительность кожных высыпаний более 6 мес;

2) личный и/или семейный анамнез атопических заболеваний;

3) повышенный уровень общего иммуноглобулина Е (IgE) и/или аллерген-специфических IgE в сыворотке крови и/или эозинофилия [10].

Преимуществами данного подхода являются высокая специфичность и простота применения, что, несомненно, приведет к снижению гипердиагностики при постановке диагноза АтД.

Предикторы тяжести

Сложность патогенеза заболевания, основанная на взаимодействии генетических факторов, иммунной системы, микробиома кожи и факторов внешней среды, вызывает определенные трудности для врача в постановке диагноза, подборе терапии и прогнозировании течения заболевания [11-13]. Во-первых, сложно выделить какое-то одно проявление АтД, определяющее хроническое рецидивирующее течение АтД, а во-вторых, у каждого пациента будет свое индивидуальное сочетание клинических симптомов, анамнестических данных и отягощающих факторов, которые следует рассматривать как предикторы тяжести течения заболевания. В этой связи на сегодняшний день не существует единого алгоритма определения прогноза заболевания у каждого конкретного пациента, поэтому в оценке неблагоприятного течения АтД следует учитывать те факторы, которые могут служить предикторами тяжелого течения.

Дебют заболевания

F. Lauffer и соавт. провели ретроспективный анализ данных 124 детей с АтД, среди которых исследователи выделили 3 группы пациентов. В 1-й группе отмечалось наиболее тяжелое течение заболевания и отсутствие ремиссии к 7-летнему возрасту; 2-я группа характеризовалась течением средней степени тяжести с ремиссией заболевания к школьному возрасту, а 3-я - легким течением. В ходе анализа определили средний возраст дебюта АтД: в 1-й группе - 3,5 мес, тогда как во 2-й и 3-й группах с более легким течением - 8 и 9,3 мес жизни соответственно [14]. Подобные результаты были продемонстрированы в ретроспективном исследовании в Дании, в котором приняли участие 1343 ребенка с АтД в возрасте 8,9±4,5 года, среди них 304 пациента находились в стойкой ремиссии (1-я группа), 384 имели легкое течение АтД (2-я группа), 483 - АтД средней степени тяжести (3-я группа) и 130 пациентов - тяжелое течение АтД (4-я группа). В последней группе у 62% пациентов заболевание дебютировало в возрасте от 0 до 6 мес жизни. Однако доля пациентов с началом заболевания в первые полгода жизни была достаточно высокая и для других групп: 39,6; 52,9 и 56,9% соответственно для 1, 2 и 3-й групп соответственно [15]. Полученные данные говорят о необходимости внимательного отношения к пациентам с ранним дебютом заболевания, однако изучаемый признак изолированно от других симптомов, анамнестических данных и результатов лабораторных методов исследования не может прогнозировать характер течения АтД в будущем.

SCORAD - оценка степени тяжести заболевания

Оценка клинических проявлений (площадь и интенсивность поражения, зуд, нарушение сна) для практикующего врача - наиболее простой способ, позволяющий оценить тяжесть заболевания в момент наблюдения. Для этого во всем мире используют индекс SCORAD (Scoring Atopic Dermatitis). Несколько исследований продемонстрировали прямую корреляцию между показателем SCORAD в дебюте заболевания и риском персистенции тяжелой формы АтД в более позднем возрасте [15, 16]. Также есть мнение, что ориентироваться на клинические проявления в прогнозировании течения заболевания у детей необходимо не в младенчестве, а в возрасте 3 лет. Интересно, что в отличие от взрослых пациентов, у которых поражение головы и шеи ассоциировано с тяжелым течением АтД, у детей младшего возраста данная связь наиболее четко прослеживается при вовлечении в патологический процесс кожи сгибательных поверхностей верхних и нижних конечностей (рис. 1) [14].

Рис. 1. Поражение кожи разных областей тела у детей с тяжелым и легким течением атопического дерматита: в дебюте заболевания (А), в 3 года (Б) и в 7 лет (В)

Темно-серый цвет - высокий процент пациентов с поражением данной области, светло-серый - низкий процент пациентов с вовлечением указанной области [14].

Fig. 1. Skin lesions in different areas of the body in children with severe and mild atopic dermatitis: at the onset of the disease (А), at 3 years old (В) and at 7 years old (С)

Dark gray - a high percentage of patients with lesions in this area, light gray - a low percentage of patients with involvement of the specified area [14].

Особое внимание следует уделять клинико-морфологическим характеристикам кожных высыпаний: наличие плотных пруригинозных папул или лихенификаций в раннем детском возрасте, даже при условии ограниченной локализации, предвещает длительный путь до достижения ремиссии и высокий риск частых обострений в будущем (рис. 2, 3).

Рис. 2. Пруригинозные элементы у ребенка с атопическим дерматитом в возрасте 3 лет

Fig. 2. Pruriginous elements in a child with atopic dermatitis at the age of 3 years

Рис. 3. Лихенификации кожи локтевых сгибов у девочки 5 лет

Fig. 3. Lichenification of the skin of the elbow bends in a 5-year-old girl

Кожный барьер

Дефект кожного барьера способствует проникновению аллергена, что приводит к активации врожденного иммунитета, миграции клеток Лангерганса в региональные лимфатические узлы, выработке Т-хелперов 2-го типа и стимулированию синтеза IgE-антител B-клетками, при этом Т-клетки рециркулируют обратно в кожу, чтобы инициировать развитие АтД. Филаггрин (ФЛГ) является основным структурным белком рогового слоя [17, 18]. Его продукты распада необходимы для гидратации кожи, поддержания оптимального уровня pH кожи и целостности эпидермального барьера [19]. Мутации гена ФЛГ, ведущие к нарушению его функции, обнаруживаются у 10-40% пациентов с АтД [18]. Это говорит о том, что существуют и другие причины дефектов кожного барьера при АтД, которые включают подавление синтеза белков (например, клаудина-1, инволюкрина, лорикрина) и липидов в результате Т2-воспаления, а также чрезмерную активность сериновых протеаз (например, при синдроме Нетертона) [20]. Однако, по некоторым данным, до 50% пациентов со среднетяжелой и тяжелой формой АтД являются гетерозиготными по одной из мутаций гена ФЛГ, что говорит о необходимости выявления таких пациентов еще в младенчестве или раннем детстве для определения группы риска [21]. С диагностическими целями пациентам можно проводить корнеометрию и определять трансэпидермальную потерю воды (ТЭПВ). K. Horimukai и соавт. продемонстрировали, что ТЭПВ, измеренная в течение первых дней жизни, может предсказать развитие АтД в младенчестве. В этом исследовании данный показатель был повышенным у детей с нулевыми мутациями ФЛГ даже без клинических проявлений, что позволило предположить, что нарушение кожного барьера может предшествовать манифестации АтД [22]. Поскольку не всегда у врача есть возможность использовать данную диагностическую процедуру, при осмотре имеет смысл ориентироваться на косвенный признак: "старческий" вид ладоней и подошв за счет подчеркнутого рисунка кожи и повышенной складчатости (рис. 4) [23].

Рис. 4. Фотография кисти девочки 3 лет в период ремиссии: ладонная (А) и тыльная (Б) поверхность

Fig. 4. Photo of the hand of the 3-year-old girl in remission: palmar surface (A) and back (B) surface

Лабораторные маркеры атопического дерматита

В диагностике АтД используют общеклинические (общий анализ крови) и иммунологические методы диагностики (уровни общего IgE и специфических IgE-антител в сыворотке крови). Данные анализы не являются патогномоничными для АтД, поскольку отклонения от референсных значений могут наблюдаться и при других аллергических заболеваниях. Повышение уровня общего IgE часто сопровождает течение АтД, однако данный показатель не всегда коррелирует со степенью тяжести заболевания. В исследовании таргетной терапии дупилумабом, единственным зарегистрированным в Российской Федерации генно-инженерным биологическим препаратом для лечения АтД, продемонстрировано отсутствие взаимосвязи между ответом на лечение и исходным уровнем данного показателя [24-26]. Трудности, связанные с выделением биомаркеров, универсальных для диагностики степени тяжести АтД всех пациентов, обусловлены мультифакторным характером заболевания.

Выдвинуто предположение, что, наряду с измерением ТЭПВ в первые дни жизни, повышение концентрации IgE и хемокина, регулируемого тимусом и активацией CCL17/TARC, в пуповинной крови новорожденного является прогностическим фактором развития АтД в будущем [27, 28]. Несколько исследований также подтвердили высокую корреляцию между тяжестью АтД и уровнем CCL17/TARC в сыворотке крови у детей [29].

Кроме того, данный показатель надежен для оценки субклинического воспаления, обусловленного АтД. Его значительное повышение в период ремиссии может указывать на риск развития частых рецидивов и тяжелого течения. Однако высокий уровень CCL17/TARC в сыворотке крови не является специфическим для АтД, он также может быть обнаружен при буллезном пемфигоиде, чесотке, кожной Т-клеточной лимфоме, пустулезном дерматозе и других кожных заболеваниях [30-32]. Кроме того, у некоторых пациентов с тяжелой формой АтД (пруригинозной или лихенифицированной) иногда отмечаются нормальные или даже низкие уровни CCL17/ TARC. Такие случаи можно объяснить гетерогенным патогенезом заболевания. Интересно, что, несмотря на то что повышение CCL17/TARC может наблюдаться и при других атопических заболеваниях (БА и аллергический ринит), корреляция с клинической тяжестью была установлена только у пациентов с АтД [26].

В уже упомянутой публикации F. Lauffer и соавт. исследователи измеряли 33 цитокина, хемокина и факторов роста в сыворотке крови. У группы пациентов с наиболее тяжелым течением было зарегистрировано стойкое повышение концентрации общего и специфических IgE, интерлейкина-17 (ИЛ-17) и макрофагального белка воспаления 1β (MIP-1β). Повышенный уровень фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) в сыворотке крови коррелировал с высоким шансом ремиссии заболевания к 7-летнему возрасту, и, наоборот, низкие значения прогнозировали длительную персистенцию АтД [14].

Биомаркеры АтД требуют дальнейшего детального изучения, что расширит возможности более точного прогнозирования течения АтД и поможет в оценке эффективности проводимой терапии. Потенциально имеет смысл обратить внимание на легочный хемокин, регулируемый активацией (CCL18), макрофагальный хемокин CCL22/MDC, хемокин эозинофилов (CCL26/эотаксин-3), хемокин CCL27/CTACK и ключевые цитокины T-хелперов 2-го и 22-го типа, т.е. ИЛ-13 и ИЛ-22 [26].

Сопутствующие аллергические заболевания

Пищевая аллергия, обусловленная транскутанной сенсибилизацией в результате нарушения барьерной функции кожи, является одним из наиболее ранних этапов формирования аллергических заболеваний у детей с АтД. Длительная сенсибилизация к пищевым аллергенам с высокими показателями IgE, во-первых, закладывает направленность иммунной системы на последующую множественную сенсибилизацию к аллергенам окружающей среды, а во-вторых, повышает риск развития "атопического марша" - возникновения сопутствующих аллергических заболеваний дыхательных путей (аллергического ринита и БА). Эти данные особенно важно оценить при наличии отягощенного наследственного анамнеза по атопическим заболеваниям [33-36].

В исследовании, посвященном изучению аллергии на арахис (Learning Early About Peanut Allergy, LEAP), у детей со среднетяжелым и тяжелым АтД уже к 4-месячному возрасту были выявлены специфические IgE к яичному белку в 50% случаев, к белку коровьего молока - в 28% и к арахису - в 21% [37]. Частота сенсибилизации к аллергенам у детей с разной тяжестью АтД была продемонстрирована в исследовании T. Gerner и соавт. (рис. 5 и 6). Несмотря на то что по представленным данным частота встречаемости сенсибилизации у детей с тяжелой формой АтД оказалась ниже, чем в исследовании LEAP, данная работа продемонстрировала разницу между риском развития поливалентной сенсибилизации при различных вариантах течения заболевания и в разные возрастные промежутки [15].

Рис. 5. Относительное количество детей с сенсибилизацией к аллергену в разные возрастные периоды [15]

Fig. 5. The relative number of children with sensitization to the allergen at different age periods [15]

Рис. 6. Относительное количество детей с сенсибилизацией к аллергену в зависимости от степени тяжести атопического дерматита (АтД) [15]

Fig. 6. The relative number of children with sensitization to the allergen, depending on the severity of atopic dermatitis [15]

Исходя из вышесказанного пациентов с ранней стойкой поливалентной сенсибилизацией необходимо рассматривать как больных с потенциальным риском развития "атопического марша" и тяжелой формы АтД.

Диагностика аллергических заболеваний основана на изучении результатов клинических и лабораторных методов исследования. К клиническим методам относят сбор общего и аллергологического анамнеза, анализ истории болезни, оценку симптомов болезни, кожные (скарификационные или Prik-тест) и провокационные (по строгим показаниям) тесты, пробную элиминационную диету сроком 7-10 дней, а к лабораторным - определение уровней специфических IgE-антител к пищевым аллергенам с помощью тест-систем Immulite или ImmunoCAP Такой подход позволяет разработать и рекомендовать наиболее безопасную и рациональную элиминационную диету с учетом клинических проявлений пищевой аллергии, спектра сенсибилизации, возраста, пищевого статуса ребенка, функционального состояния органов пищеварения и предшествующего рациона питания.

Условно принято разделять 3 этапа подбора диеты при пищевой аллергии:

1. Диагностическая элиминационная диета (до 1 мес): исключение из рациона подозреваемого продукта с дальнейшей оценкой клинической симптоматики.

2. Лечебная элиминационная диета (от 6 мес и более): исключаются все доказанные клинически значимые пищевые аллергены.

3. Расширение рациона в период ремиссии.

На данный момент в основе разработки персонализированной диеты лежит элиминация конкретного пищевого аллергена и его высокоаллергенного компонента, также учитываются возможные перекрестные реакции к разным группам пищевых продуктов и группам аллергенов. Необоснованная элиминация многих пищевых продуктов с неправильным рационом питания повышает риски развития дефицитных состояний, особенно белково-энергетической недостаточности. Устранение какого-либо пищевого продукта должно сопровождаться замещением другим продуктом той же калорийности и с таким же содержанием белка. Важное внимание стоит уделить обучению пациента и членов его семьи таким навыкам, как распознавание и интерпретация аллергической реакции, анализ состава комплексных продуктов, приготовление пищи с учетом перекрестных реакций [38].

Бронхиальная астма

По статистическим данным, у 20% детей с легким течением АтД и у 60% с тяжелым течением развивается БА [39]. При этом нередко симптомы АтД стихают, а БА прогрессируют. В то же время результаты некоторых исследований продемонстрировали высокий риск тяжелого течения заболевания с частыми периодами обострений АтД у детей с плохо контролируемой БА. Так, пациенты с АтД и БА при наличии сухих хрипов, выявляемых при аускультации легких, на 50-79% больше подвержены обострению кожного заболевания [40, 41].

Другие предикторы

Безусловно, наличие семейного анамнеза атопических заболеваний среди родственников первой линии (родители, сибсы) сильно повышает риск развития АтД у ребенка. Однако по одному этому фактору не всегда можно сказать, как долго и насколько тяжело будет протекать заболевание у пациента. Так, в исследовании L. Paternoster и соавт. были выделены 2 группы пациентов: 1-я - с ранним началом и персистирующим тяжелым течением; 2-я - с ранним началом и поздним наступлением длительной ремиссии (в возрасте после 3 лет). У пациентов обеих групп выявлена высокая прямая корреляция с семейным анамнезом [42].

Нельзя отрицать тот факт, что существуют и другие многочисленные факторы риска, которые часто приводят к тяжелому непрерывно рецидивирующему течению АтД. Например, низкие влажность и температура окружающей среды повышают ТЭПВ и без того сухой кожи [14]. Очень важным триггером развития, особенно для детей школьного и подросткового возраста, являются стрессовые ситуации [5]. Также нередко недооценивают риски, связанные с неадекватным соблюдением рекомендаций по лечению и профилактике АтД в раннем детском периоде, обусловленные невозможностью обучения матери ребенка, например, вследствие низкой образованности, при этом уровень образованности отца, по некоторым данным, не имеет значения [15].

Заключение

На данный момент не существует единого алгоритма определения прогноза заболевания. Это обусловлено гетерогенным характером патогенеза АтД, основанным на взаимодействии генетических факторов, иммунной системы, микробиома кожи и факторов внешней среды. В результате многочисленных исследований выявлена корреляция между обширным поражением кожных покровов, сопровождающимся выраженным зудом в дебюте заболевания и при динамическом наблюдении, наличием сопутствующих аллергических заболеваний и БА, высоким уровнем ТЭПВ и цитокина CCL17/TARC в сыворотке крови и тяжелым непрерывно рецидивирующим течением АтД. Такие анамнестические данные, как возраст ребенка в дебюте заболевания и семейный анамнез атопических заболеваний среди родственников первой линии изолированно от вышеупомянутых факторов имеют слабую прогностическую значимость.

Литература

1. Silverwood R.J., Forbes H.J., Abuabara K., Ascott A., Schmidt M., Schmidt S.A.J. et al. Severe and predominantly active atopic eczema in adulthood and long term risk of cardiovascular disease: population based cohort study // BMJ. 2018. Vol. 23, N 361. P. 1786. DOI: https://doi.org/10.1136/bmj.k1786

2. Mancini A.J., Kaulback K., Chamlin S.L. The socioeconomic impact of atopic dermatitis in the United States: a systematic review // Pediatr. Dermatol. 2008. Vol. 25, N 1. P. 1-6. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1525-1470.2007.00572.x

3. Spergel J.M. From atopic dermatitis to asthma: the atopic march // Ann. Allergy Asthma Immunol. 2010. Vol. 105, N 2. P. 99-106. DOI: https://doi.org/10.1016/j.anai.2009.10.002

4. Sun D., Ong P.Y. Infectious complications in atopic dermatitis // Immunol. Allergy Clin. North Am. 2017. Vol. 37, N 1. P. 75-93. DOI: https://doi.org/10.1016/j.iac.2016.08.015

5. Klinnert M.D., Booster G., Copeland M., Darr J.M., Meltzer L.J., Miller M. et al. Role of behavioral health in management of pediatric atopic dermatitis // Ann. Allergy Asthma Immunol. 2018. Vol. 120, N 1. P. 42-48. DOI: https://doi.org/10.1016/j.anai.2017.10.023

6. Consensus based European guidelines for treatment of atopic eczema (atopic dermatitis) in adults and children. Part I. EDF-Guidelines. 2018. Available from: URL: http://www.turkderm.org.tr/turkdermData/Uploads/files/EDF-guideline-Atopic-Eczema-update%202018.pdf

7. Kim J.P., Chao L.X., Simpson E.L., Silverberg J.I. Persistence of atopic dermatitis (AD): a systematic review and meta-analysis // J. Am. Acad. Dermatol. 2016. Vol. 75, N 4. P. 681-687. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaad.2016.05.028

8. Hanifin J.M., Rajka G. Diagnositic features of atopic dermatitis // Acta Derm. Venereol. (Stockh). 1980. Vol. 92. P. 44-47. DOI: https://doi.org/10.2340/00015555924447

9. Brenninkmeijer E.E., Schram M.E., Leeflang M.M., Bos J.D., Spuls P.I. Diagnostic criteria for atopic dermatitis: a systematic review // Br. J. Dermatol. 2008 Vol. 158, N 4. P. 754-765. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1365-2133.2007.08412.x

10. Liu P., Zhao Y., Mu Z.L., Lu Q.J., Zhang L., Yao X. et al. Clinical features of adult/adolescent atopic dermatitis and Chinese criteria for atopic dermatitis // Chin. Med. J. (Engl). 2016. Vol 129, N 7. P. 757-762. DOI: https://doi.org/10.4103/0366-6999

11. Kim J., Kim B.E., Leung D.Y.M. Pathophysiology of atopic dermatitis: Clinical implications // Allergy Asthma Proc. 2019. Vol. 40, N 2. P. 84-92. DOI: https://doi.org/10.2500/aap.2019.40.4202

12. Kim Y., Blomberg M., Rifas-Shiman S.L., Camargo C.A. Jr., Gold D.R., Thyssen J.P. et al. Racial/ethnic differences in incidence and persistence of childhood atopic dermatitis // J. Invest. Dermatol. 2019. Vol. 139, N 4. P. 827-834. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jid.2018.10.029

13. Levin M.E., Botha M., Basera W., Facey-Thomas H.E., Gaunt B., Gray C.L. et al. Environmental factors associated with allergy in urban and rural children from the South African Food Allergy (SAFFA) cohort // J. Allergy Clin. Immunol. 2020. Vol. 145, N 1. P. 415-426. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2019.07.048

14. Lauffer F., Baghin V., Standl M., Stark S.P., Jargosch M., Wehrle J. et al. Predicting persistence of atopic dermatitis in children using clinical attributes and serum proteins // Allergy. 2021. Vol. 76, N 4. P. 1158-1172. DOI: https://doi.org/10.1111/all.14557

15. Gerner T., Haugaard J.H., Vestergaard C., Deleuran M., Jemec G.B., Mortz C.G. et al. Disease severity and trigger factors in Danish children with atopic dermatitis: a nationwide study // J. Eur. Acad Dermatol. Venereol. 2021 Vol. 35, N 4. P. 948-957. DOI: https://doi.org/10.1111/jdv.17007

16. Thorsteinsdottir S., Stokholm J., Thyssen J.P., Nørgaard S., Thorsen J., Chawes B.L. et al. Genetic, clinical, and environmental factors associated with persistent atopic dermatitis in childhood // JAMA Dermatol. 2019. Vol. 155, N 1. P. 50-57. DOI: https://doi.org/10.1001/jamadermatol.2018.4061

17. Kim B.E., Leung D.Y.M. Significance of skin barrier dysfunction in atopic dermatitis // Allergy Asthma Immunol. Res. 2018. Vol. 10, N 3. P. 207-215. DOI: https://doi.org/10.4168/aair.2018.10.3.207

18. Czarnowicki T., He H., Krueger J.G., Guttman-Yassky E. Atopic dermatitis endotypes and implications for targeted therapeutics // J. Allergy Clin. Immunol. 2019. Vol. 143, N 1. P. 1-11. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2018.10.032

19. Riethmuller C., McAleer M.A., Koppes S.A., Abdayem R., Franz J., Haftek M. et al. Filaggrin breakdown products determine corneocyte conformation in patients with atopic dermatitis // J. Allergy Clin. Immunol. 2015. Vol. 136, N 6. P. 1573-1580. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2015.04.042

20. Berdyshev E., Goleva E., Bronova I., Dyjack N., Rios C., Jung J. et al. Lipid abnormalities in atopic skin are driven by type 2 cytokines // JCI Insight. 2018. Vol. 3, N 4. DOI: https://doi.org/10.1172/jci.insight.98006

21. Alexander H., Brown S., Danby S., Flohr C. Research techniques made simple: transepidermal water loss measurement as a research tool // J. Invest. Dermatol. 2018. Vol. 138, N 11. P. 2295-2300. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jid.2018.09.001

22. Horimukai K., Morita K., Narita M., Kondo M., Kabashima S., Inoue E. et al. Transepidermal water loss measurement during infancy can predict the subsequent development of atopic dermatitis regardless of filaggrin mutations // Allergol. Int. 2016. Vol. 65, N 1. P. 103-108. DOI: https://doi.org/10.1016/j.alit.2015.09.004

23. Федеральные клинические рекомендации по ведению больных ихтиозом. 2015.

24. Thijs J.L., Knipping K., Bruijnzeel-Koomen C.A., Garssen J., de Bruin-Weller M.S., Hijnen D.J. Immunoglobulin free light chains in adult atopic dermatitis patients do not correlate with disease severity // Clin. Transl. Allergy. 2016. Vol. 6, N 44. DOI: https://doi.org/10.1186/s13601-016-0132-9

25. Hamilton J.D., Ungar B., Guttman-Yassky E. Drug evaluation review: dupilumab in atopic dermatitis // Immunotherapy. 2015. Vol. 7, N 10. P. 1043-1058. DOI: https://doi.org/10.2217/imt.15.69

26. Renert-Yuval Y., Thyssen J.P., Bissonnette R., Bieber T., Kabashima K., Hijnen D. et al. Biomarkers in atopic dermatitis-a review on behalf of the International Eczema Council // J. Allergy Clin. Immunol. 2021. Vol. 147, N 4. P. 1174-1190. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2021.01.013

27. Miyahara H., Okazaki N., Nagakura T., Korematsu S., Izumi T. Elevated umbilical cord serum TARC/CCL17 levels predict the development of atopic dermatitis in infancy // Clin. Exp. Allergy. 2011. Vol. 41, N 2. P. 186-191. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1365-2222.2010.03634.x

28. Wen H.J., Wang Y.J., Lin Y.C., Chang C.C., Shieh C.C., Lung F.W. et al. Prediction of atopic dermatitis in 2-yr-old children by cord blood IgE, genetic polymorphisms in cytokine genes, and maternal mentality during pregnancy // Pediatr. Allergy Immunol. 2011. Vol. 22, N 7. P. 695-703. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1399-3038.2011.01177.x

29. Ahrens B., Schulz G., Bellach J., Niggemann B., Beyer K. Chemokine levels in serum of children with atopic dermatitis with regard to severity and sensitization status // Pediatr. Allergy Immunol. 2015. Vol. 26, N 7. P. 634-640. DOI: https://doi.org/10.1111/pai.12431

30. Murayama T., Nakamura K., Tsuchida T. Eosinophilic pustular folliculitis with extensive distribution: correlation of serum TARC levels and peripheral blood eosinophil numbers // Int. J. Dermatol. 2015. Vol. 54, N 9. P. 1071-1074. DOI: https://doi.org/10.1111/ijd.12281

31. Motegi S., Hattori M., Shimizu A., Abe M., Ishikawa O. Elevated serum levels of TARC/CCL17, Eotaxin-3/CCL26 and VEGF in a patient with Kimura's disease and prurigo-like eruption // Acta Derm. Venereol. 2014. Vol. 94, N 1. P. 112-113. DOI: https://doi.org/10.2340/00015555-1623

32. Cuccaro A., Annunziata S., Cupelli E., Martini M., Calcagni M.L., Rufini V. et al. CD68+ cell count, early evaluation with PET and plasma TARC levels predict response in Hodgkin lymphoma // Cancer Med. 2016. Vol. 5, N 3. P. 398-406. DOI: https://doi.org/10.1002/cam4.585

33. Zheng T., Yu J., Oh M.H., Zhu Z. The atopic march: progression from atopic dermatitis to allergic rhinitis and asthma // Allergy Asthma Immunol. Res. 2011. Vol. 3, N 2. P. 67-73. DOI: https://doi.org/10.4168/aair.2011.3.2.67

34. Davidson W.F., Leung D.Y.M., Beck L.A., Berin C.M., Boguniewicz M., Busse W.W. et al. Report from the National Institute of Allergy and Infectious Diseases Workshop on “Atopic Dermatitis and the Atopic March: Mechanisms and Interventions” // J. Allergy Clin. Immunol. 2019. Vol. 143, N 3. P. 894-913. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2019.01.003

35. Wisniewski J.A., Agrawal R., Minnicozzi S., Xin W., Patrie J., Heymann P.W. et al. Sensitization to food and inhalant allergens in relation to age and wheeze among children with atopic dermatitis // Clin. Exp. Allergy. 2013. Vol. 43, N 10. P. 1160-1170. DOI: https://doi.org/10.1111/cea.12169

36. Kulig M., Bergmann R., Tacke U., Wahn U., Guggenmoos-Holzmann I. Long-lasting sensitization to food during the first two years precedes allergic airway disease. The MAS Study Group, Germany // Pediatr. Allergy Immunol. 1998. Vol. 9, N 2. P. 61-67. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1399-3038.1998.tb00305.x

37. Du Toit G., Roberts G., Sayre P.H., Plaut M., Bahnson H.T., Mitchell H. et al. Identifying infants at high risk of peanut allergy: the Learning Early About Peanut Allergy (LEAP) screening study // J. Allergy Clin. Immunol. 2013. Vol. 131, N 1. P. 135-143. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2012.09.015

38. Ревякина В.А., Ларькова И.А., Кувшинова Е.Д., Шавкина М.И., Мухортых В.А. Фенотипы пищевой аллергии у детей // Вопросы питания. 2016. Т. 85. № 1. С. 75-80.

39. Han H., Roan F., Ziegler S.F. The atopic march: current insights into skin barrier dysfunction and epithelial cell-derived cytokines // Immunol. Rev. 2017. Vol. 278, N 1. P. 116-130. DOI: https://doi.org/10.1111/imr.12546

40. Garrett J.P., Apter A.J., Hoffstad O., Spergel J.M., Margolis D.J. Asthma and frequency of wheeze: risk factors for the persistence of atopic dermatitis in children // Ann. Allergy Asthma Immunol. 2013. Vol. 110, N 3. P. 146-149. DOI: https://doi.org/10.1016/j.anai.2012.12.013

41. Peters A.S., Kellberger J., Vogelberg C., Dressel H., Windstetter D., Weinmayr G. et al. Prediction of the incidence, recurrence, and persistence of atopic dermatitis in adolescence: a prospective cohort study // J. Allergy Clin. Immunol. 2010. Vol. 126, N 3. P. 590-595. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2010.06.020

42. Paternoster L., Savenije O.E.M., Heron J., Evans D.M., Vonk J.M., Brunekreef B. et al. Identification of atopic dermatitis subgroups in children from 2 longitudinal birth cohorts // J. Allergy Clin. Immunol. 2018 Vol. 141, N 3. P. 964-971. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaci.2017.09.044

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Индустрия и медицина 2022
Оргздрав-2022. Эффективное управление в здравоохранении
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
Летний конгресс по пластической хирургии.

Уважаемые коллеги, запланируйте свою поездку в Санкт-Петербург на Летний конгресс - 2022 с 1 по 3 июня Бронируйте размещение и планируйте поездку к началу Летнего конгресса - 2022. Площадка мероприятия - Таврический дворец (Шпалерная ул., 47) - Начало регистрации на...

X Юбилейный международный междисциплинарный конгресс по заболеваниям органов головы и шеи.

25-28 мая 2022 года состоится X Юбилейный международный междисциплинарный конгресс по заболеваниям органов головы и шеи. Мероприятие пройдет в очном формате . Участников Конгресса ожидает насыщенная программа: 60 секций, посвященных диагностике и лечению различных...

VIII Научно-практическая онлайн-конференция педиатров "Трудный диагноз: разбор клинических случаев"

VII I Научно-практическая онлайн-конференция педиатров "Трудный диагноз: разбор клинических случаев" Приглашаем педиатров, детских эндокринологов, реаниматологов, гинекологов, неонатологов, кардиологов, хирургов, урологов, психологов, специалистов по лучевой диагностике,...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»