Обсуждение иммуноморфологической роли взаимодействий тучных клеток и Helicobacter pylori в слизистой оболочке желудка

Резюме

Индуцированный Helicobacter pylori гастрит составляет 70% от доли данной патологии другой этиологии. Особенности течения длительной воспалительной реакции слизистой оболочки напрямую связаны с механизмами патогенности бактерии, а также с особенностями иммуногенеза в ограниченных пределах специфического тканевого микроокружения структур органа. Одними из ключевых игроков (промоторов) в регуляции каскада воспалительных медиаторов и формировании индуцибельного типа экспрессии цитокинов являются тучные клетки. Обладая широким арсеналом биологически активных веществ, тучные клетки способны участвовать в формировании иммунного ответа и резистентности слизистой оболочки желудка, модулируя как про-, так и противовоспалительные эффекты. Антигенпредставляющие свойства тучных клеток вызывают интерес в аспекте взаимодействия с H. pylori и индукции колонизации бактерий в слизистой оболочке.

Цель работы - оценить триптазный профиль тучных клеток слизистой оболочки желудка в иммунопатогенезе H. pylori-ассоциированного гастрита.

Материал и методы. Исследовано 19 биоптатов слизистой оболочки желудка с неизвестным статусом инфицированности H. pylori. Для обзорной микроскопии микропрепараты окрашивали гематоксилином и эозином, а также красителем Гимза. Наличие инфицирования H. pylori слизистой оболочки желудка определяли с помощью иммуногистохимического метода. С использованием технологии двойного иммунофлюоресцентного маркирования детектировали локализацию триптаза-позитивных тучных клеток и штаммов H. pylori.

Результаты. У пациентов, инфицированных H. pylori (n=12), отмечалось статистически значимое увеличение количества триптаза-позитивных тучных клеток (177,99±30,55 против 88,58±11,49; р<0,05) с активизацией секреторных путей и высвобождением протеазы во внеклеточный матрикс слизистой оболочки желудка. Количественные показатели тучных клеток у группы пациентов с невыявленным патогеном (n=7), но имеющих признаки хронического воспалительного процесса слизистой оболочки желудка, были статистически значимо ниже по сравнению с группой инфицированных пациентов. В гастробиоптатах выявлена солокализация триптаза-позитивных тучных клеток и штаммов H. pylori (с формированием участков скопления крупных свободнолежащих гранул вокруг желез, имеющих выраженную степень обсемененности H. pylori), что свидетельствует о тесной вовлеченности в развитие воспалительных реакций слизистой оболочки желудка.

Заключение. Показаны особенности взаимодействия тучных клеток и H. pylori, раскрывающие неизвестные ранее аспекты патогенеза гастрита. Полученные данные могут служить ценным знанием для выбора стратегии лечения H. pylori-ассоциированного гастрита.

Ключевые слова:Helicobacter pylori; желудок; гастрит; тучные клетки; триптаза

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Для цитирования: Шишкина В.В., Клочкова С.В., Алексеева Н.Т., Самодурова Н.Ю., Никитюк Д.Б. Обсуждение иммуноморфологической роли взаимодействий тучных клеток и Helicobacter pylori в слизистой оболочке желудка // Вопросы питания. 2022. Т. 91, № 1. С. 98-108. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2022-91-1-98-108

Серьезной проблемой мирового общественного здравоохранения остается онкологическая заболеваемость, в структуре которой рак желудка занимает 4-е место [1]. Данная патология является одной из ведущих причин смертности населения во всем мире [1, 2]. Значительная доля рака желудка возникает на фоне воспаления слизистой оболочки желудка, наиболее частой причиной которого является Helicobacter pylori - основной фактор риска развития не только гастрита, язвенной болезни, но и рака желудка [2, 3]. К настоящему времени инфицированность составляет не менее половины человеческой популяции [4], однако у большинства инфицированных людей нет клинических проявлений [5, 6]. Колонизация и длительное инфицирование H. pylori в желудке человека почти всегда приводит к хроническому гастриту, язвенной болезни или опухоли желудка [4]. Мужское население подвержено более высокому риску развития рака желудка, нежели женское [2]. Гендерное различие может быть обусловлено значительным увеличением количества рецепторов андрогенов в стромальных клетках на поздней стадии рака желудка у мужчин. Эпидемиологические исследования в сочетании с результатами, полученными в экспериментах на животных, подтверждают, что эрадикация H. pylori эффективно предотвращает канцерогенез желудка и гастрит без выраженной атрофии или кишечной метаплазии [7]. Таким образом, профилактика рака является одной из приоритетных задач здравоохранения, требующей комплексного многоаспектного подхода. Известно, что характер питания может влиять на течение различных патологических процессов, включая гастрит, в том числе ассоциированный с H. pylori, и рак желудка [8]. Многочисленные исследования типа "случай-контроль" отмечают значительную корреляцию между потреблением соли и смертностью от рака желудка среди мужчин и женщин во всем мире [8-10]. Наличие инфекции H. pylori еще больше усиливает канцерогенез, это подтверждают экспериментальные исследования на модели монгольской песчанки [10]. Ряд исследований отмечает, что инфицированность населения H. pylori часто связана с социально-экономическим статусом и условиями жизни в детском возрасте [1, 2, 11]. За последние десятилетия в развитых странах наряду с экономическим улучшением отмечается снижение распространенности инфекции H. pylori. Это может быть связано с улучшением санитарно-гигиенических условий, уменьшением потребления соленой и консервированной пищи, а также с увеличением частоты использования противомикробных препаратов. В то же время некоторые региональные особенности питания населения могут способствовать возникновению болезней желудка [7]. Описанная более 130 лет назад польским профессором Валерием Яворским бактерия H. pylori до сих пор остается не разгаданной в некоторых аспектах иммунопатогенеза заболеваний желудочно-кишечного тракта [9]. Особый тип воспалительной реакции при геликобактерной инфекции, характеризующийся одновременной смешанной острой и хронической формой с тесным вовлечением системы врожденного иммунитета, представляет высокий научный интерес на протяжении длительного времени [10, 12, 13]. Способность бактерии превращаться из спиральной в кокковую форму в зависимости от физиологической активности также является одним из уникальных механизмов, который бактерия использует для выживания в желудочно-кишечном тракте хозяина [9]. В патогенезе гастрита, ассоциированного с H. pylori, принимают активное участие различные виды иммунокомпетентных клеток: макрофаги, нейтрофилы, эозинофилы, дендритные клетки, Т- и В-лимфоциты, а также тучные клетки (ТК) [5, 6, 13]. Открытые более 140 лет назад выдающимся немецким ученым Паулем Эрлихом, эти клетки происходят из миелоидных клеток - предшественниц красного костного мозга и оказывают обширную палитру физиологических и патогенетических эффектов [14]. Локализация ТК различна и уникальна в специфическом тканевом микроокружении, распределение клеток в организме весьма вариабельно: они обнаруживаются практически во всех органах человека, особенно велико их количество в погранично расположенных структурах: коже, органах дыхательной и пищеварительной систем, включая желудок [13, 14]. Обладая широким функциональным спектром, ТК координируют взаимодействия иммунокомпетентных и клеток других систем в пределах ограниченного локуса ткани, выступая в роли "дирижеров" состояния специфического тканевого микроокружения [14]. Воспаление, ассоциированное с H. pylori, характеризуется повышенным количеством провоспалительных цитокинов и хемокинов, связанных с активацией хемотаксиса для многих воспалительных клеточных форм, стимуляцией процессов апоптоза и т.д. [5, 15, 16]. ТК являются уникальными клетками, способными хранить и быстро высвобождать ряд предварительно сформированных цитокинов, как, например, фактор некроза опухоли α (ФНОα) и хемокинов CXCL8, CCL2, CCL3, CCL4 [17-19]. Специфической протеазой ТК является триптаза - полифункциональный компонент, тесно вовлеченный в формирование как физиологических, так и патологических реакций организма [17]. Секретируя триптазу, ТК инициируют воспаление, приводят к возрастанию проницаемости капилляров, рекрутинга гранулоцитов, изменению межклеточного сигналинга, активности других клеток и неклеточных компонентов [15-17]. Известна роль триптазы в активации матриксных металлопротеиназ, способных вызывать деградацию практически всех волокнистых элементов соединительной ткани, тем самым ремоделируя ткань как в норме, так и патологии [17-19]. Триптаза ТК может способствовать как заживлению ран, так и развитию внутриорганного фиброза, регулируя миграцию и синтетическую способность фибробластов [18, 20-22]. Данный факт важно учитывать в аспекте патогенеза H. pylori-ассоциированного гастрита. В настоящее время выявление триптазы является одним из наиболее эффективных методов определения численности популяции ТК в органе [14, 23]. Точная диагностика инфекции, ассоциированной с H. pylori, является обязательным условием для эффективного лечения многих гастродуоденальных заболеваний [3, 4, 8]. Известна способность ТК, подобно нейтрофилам, формировать внеклеточные ловушки для развития антибактериальных эффектов [24].

Цель работы - с использованием технологии двойного иммуномаркирования с одновременной детекцией триптазы ТК и H. pylori оценить триптазный профиль ТК и возможные биологические эффекты в иммунопатогенезе H. pylori-ассоциированного гастрита.

Материал и методы

Изучены гастробиоптаты 19 пациентов с неизвестным статусом инфицированности H. pylori: 2 биоптата из антрального отдела, 2 из тела и 1 из угла желудка (в соответствии с протоколом взятия материала международных классификаций хронического гастрита). Пробоподготовка биоптатов включала фиксацию нейтральным раствором 10% формалина в течение 24-48 ч, использование гистологического процессора МТР (SLEE, Германия), заливку в парафин в модульной системе Tissue-Tek® TEC™ 5 (Sakura Seiki Co., Ltd., Япония) и изготовление гистологических срезов на полуавтоматическом ротационном микротоме Accu-Cut® SRM™ 200 (Sakura Finetek Europe B.V., Нидерланды). Для обзорной микроскопии микропрепараты окрашивали гематоксилином и эозином, а также красителем Гимза. Наличие инфицирования H. pylori слизистой оболочки желудка определяли с помощью иммуногистохимического метода [12, 25]. Для идентификации H. pylori срезы депарафинировали и инкубировали с кроличьими моноклональными антителами (ab172611, разведение 1 : 500) в течение ночи. Затем наносили вторичные козьи антикроличьи антитела AmpliStain™ anti-Rabbit 1-Step HRP #AS-R1-HRP, которые выявляли реагентом ImmPACT™ DAB Peroxidase Substrate Kit (#SK-4105) согласно инструкции изготовителя. В результате при завершении окрашивания данной методикой на микропрепаратах желудка визуализировались различные формы H. pylori с вариабельной степенью обсемененности. Отдельно проводили иммуногистохимическую детекцию триптазы ТК мышиными моноклональными антителами (ab2378, разведение 1 : 2000) в течение ночи. Затем наносили вторичные антитела, конъюгированные с HRP (Goat anti-Mouse IgG H&L, #AS-M1-HRP), которые выявляли реагентом ImmPACT™ DAB Peroxidase Substrate Kit (#SK-4105). Окрашивание данной методикой на микропрепаратах желудка визуализировало триптаза-позитивные ТК, отдельно расположенные гранулы либо фрагменты цитоплазмы. Для оценки взаимодействия ТК и H. pylori в иммунопатогенезе воспаления применяли технологию множественного иммуномаркирования [25]. В качестве первичных антител использовали кроличьи моноклональные антитела к H. pylori (ab172611, разведение 1 : 500) и мышиные моноклональные антитела к триптазе (ab2378, разведение 1 : 2000) и инкубировали в течение ночи. Затем наносили вторичные антитела: Goat Anti-Rabbit IgG H&L (Cy3®) и Anti-Mouse IgG H&L (Alexa Fluor® 488), которые проявляли реагентом DAPI Staining Solution в течение 24 с и наносили флюоресцентную среду для заключения.

Для установления уровня выраженности атрофических изменений слизистой оболочки желудка определение стадии хронического гастрита осуществляли согласно современной классификации хронического гастрита OLGA - Operative Link for Gastritis Assessment, модифицированный вариант OLGA system [26].

Гастробиоптаты изучали на микроскопе ZEISS Axio Imager 2 с системой фотодокументирования изображений. Обрабатывали полученные снимки с помощью программы ZEN 2.3 (Carl Zeiss, ФРГ). Количество триптаза-позитивных ТК в биопсийном материале определяли с помощью планиметрического анализа на поле зрения с использованием объектива ×20. Для подсчетов при имеющейся возможности использовали 60 полей зрения на аппаратно-программном комплексе для биологических исследований с системой документирования исследовательского микроскопа ZEISS Axio Imager 2 (Carl Zeiss Microscopy, Германия). Изображения были документированы цветной камерой для светлопольной микроскопии Camera Axiocam 506 color. В дальнейшем полученные числовые значения пересчитывались для получения количественных данных, отражающих плотность распределения ТК на мм2 биопсийного материала.

Статистический анализ проводили с помощью пакета программного обеспечения SPSS (V. 13.0). Результаты представлены в виде среднего значения (М±т) (стандартная ошибка среднего). Для оценки достоверности различий между двумя группами использовали t-критерий Стьюдента или U-критерий Манна-Уитни в случае непараметрического распределения.

Результаты и обсуждение

Анализ слизистой оболочки биоптатов желудка у пациентов с неизвестным статусом инфицированности H. pylori проводили комплексно. На первом этапе с использованием иммуногистохимического подхода проводили идентификацию патогена в гастробиоптатах. В 12 из 19 образцах были обнаружены бактерии с различной степенью обсемененности (рис. 1).

Рис. 1. Слизистая оболочка желудка пациентов, инфицированных H. pylori (А-В) и неинфицированных (Г)

Железы желудка с выраженной степенью обсемененности, 3 по шкале (А, В); Б - H. pylori в просвете желудочных желез слабой степени обсемененности, 1 по шкале. Г - патоген не выявлен. Иммуногистохимическое окрашивание с применением антител к H. pylori (ab172611, разведение 1 : 500). А-В - шкала 10 мкм; Г - шкала 50 мкм.

Fig. 1. The gastric mucosa of patients infected with H. pylori (A-C) and uninfected (D)

Glands of the stomach with a pronounced degree of contamination, 3 on a scale (А, C); B - H. pylori in the lumen of the gastric glands of a weak degree of contamination, 1 on a scale. D - pathogen is not deteted. Method: immunohistochemical staining using antibodies to H. pylori (ab172611, dilution 1 : 500). Scale bars: 10 μm (A-C), 50 μm (D).

У 7 пациентов методами морфологического анализа H. pylori не обнаружен, однако были выявлены признаки воспалительного процесса. В большинстве (57,1%) случаев отмечался хронический геликобактерный гастрит антральной локализации, морфологические изменения остальных соответствовали фундальному (28,6%) и диффузному типу (14,3%) распространенности. Степень обсемененности H. pylori оценивали по шкале от 0 до 3, где 0 - отсутствие H. pylori, 3 - выраженная степень [26]. Анализируя количественные и качественные характеристики экспрессии триптазы ТК у пациентов с положительным статусом инфицирования H. pylori, был выявлен ряд признаков, отсутствующих у группы пациентов с отрицательным статусом. Содержание триптаза-позитивных ТК было статистически значимо выше у пациентов, инфицированных H. pylori (табл. 1,2, рис. 2А).

Таблица 1. Численность триптаза-позитивных тучных клеток (ТК) в слизистой оболочке желудка пациентов с положительным статусом инфицирования H. pylori (на 1 мм2)

Table 1. The number of tryptase-positive mast cells (MCs) in the gastric mucosa of patients with a positive status of H. pylori infection (per 1 mm2)

Таблица 2. Численность триптаза-позитивных тучных клеток (ТК) в слизистой оболочке желудка пациентов с отрицательным статусом инфицирования H. pylori (на 1 мм2)

Table 2. The number of tryptase-positive mast cells (MCs) in the gastric mucosa of patients with a negative status of H. pylori infection (per 1 mm2)

Рис. 2. Слизистая оболочка желудка пациентов, инфицированных H. pylori

А, Б - иммуногистохимическое окрашивание с применением антител к триптазе тучных клеток. А - высокая плотность распределения триптаза-позитивных тучных клеток с признаками активной секреции протеазы во внеклеточный матрикс; Б - локус слизистой с автономно расположенными триптаза-позитивными гранулами; В - тучная клетка в тесной ассоциации с фибробластом перива- скулярной локализации. Окрашивание методом Гимза. А, В - шкала 20 мкм; Б - шкала 10 мкм.

Fig. 2. Gastric mucosa of patients infected with H. pylori

А, B - immunohistochemical staining using antibodies to mast cell tryptase. А - high density of distribution of tryptase-positive mast cells with signs of active secretion of protease into the extracellular matrix; В - locus in the mucosa with autonomously located tryptasepositive granules; C - MC in close association with fibroblast, perivascular localization. Method - Giemsas dye. Scale bars: 20 μm (A, C), 10 μm (B).

В данном аспекте высокая плотность ТК у пациентов с геликобактерной инфекцией может расцениваться как дополнительное морфологическое свидетельство активности гастрита по сравнению с группой пациентов с отрицательным статусом. Реакция ТК слизистой оболочки желудка при наличии H. pylori в большем числе случаев выражалась интенсивной дегрануляцией.

Также отмечалось более высокое содержание изолированно локализованных триптаза-позитивных гранул ТК в строме желудка и отдельно расположенных фрагментов ТК, что позволяет предположить активизацию формирования автономных триптаза-содержащих структур в условиях инфицирования, обеспечивающих расширение площади формирования селективных эффектов (рис. 2Б). Вероятнее всего, такой формат контролирования местного гомеостаза в условиях присутствия H. pylori имеет свои преимущества, поскольку в целом достигается одновременная аккумуляция триптазы в большем количестве локусов слизистой оболочки и, соответственно, повышается эффективность регуляции специфического тканевого микроокружения. Обращает на себя внимание возрастание частоты внутрипопуляционного контактирования ТК друг с другом в условиях присутствия H. pylori, что может отражать закономерности их функциональной активности при геликобактер-обусловленном гастрите. Клеточная ассоциация тучная клетка-фибробласт, осуществляющая контроль над процессами ангиогенеза, ремоделирования внеклеточного матрикса стромы слизистой оболочки желудка, статистически значимо чаще встречалась у пациентов с подтвержденным H. pylori-ассоциированным процессом (рис. 2В).

С помощью технологии двойного иммунофлюоресцентного маркирования триптазы ТК и H. pylori удалось выявить особенности в отношении гистотопографии триптазы, с формированием участков скопления крупных свободнолежащих гранул вокруг желез, имеющих выраженную степень обсемененности H. pylori (см. табл. 1, рис. 3). Обращала на себя внимание интенсивная инфильтрация эпителиоцитов слизистой оболочки желудка в области базальной мембраны триптаза-позитивными гранулами ТК у пациентов с H. pylori в отличие от неинфицированных пациентов. Атрофические явления были отмечены в 2 биоптатах желудка пациентов, инфицированных H. pylori, с максимально высоким количеством ТК (биоптаты № 2 и 9, см. табл. 1). Известно, что с нарастанием стадии атрофии увеличивается риск рака желудка кишечного типа, так как на стадии III-IV риск развития рака желудка кишечного типа возрастает в 6 раз [27, 28].

Рис. 3. Слизистая оболочка желудка. Множественное иммуномаркирование триптазы тучных клеток и H. pylori

А-В: отмечается аккумуляция протеазы вокруг желез, инфицированных H. pylori; Б - солокализация триптаза-позитивных тучных клеток с кокковыми формами H. pylori; В - железистый эпителий слизистой оболочки желудка с высокой степенью обсемененности H. pylori (3 по шкале). Ядра докрашены DAPI в синий цвет, триптаза (#ab2378, разведение 1 : 2000) визуализируется зеленым цветом (Alexa Fluor 488), H. pylori (#ab172611, разведение 1 : 500) - красным (Cy3). А - шкала 20 мкм, Б - шкала 5 мкм, В - шкала 10 мкм.

Fig. 3. Gastric mucosa. Multiple immunofluorescent labeling of mast cell tryptase and H. pylori

А-С - accumulation of protease around the glands infected with H. pylori is noted; В - colocalization of tryptase-positive mast cells with coccal forms of H. pylori; C - glandular epithelium of the gastric mucosa with a high degree of H. pylori contamination (3 on a scale). Nuclei counterstained with DAPI (blue channel), tryptase (#ab2378, dilution 1 : 2000, Alexa Fluor 488, green channel), H. pylori (#ab172611, dilution 1 : 500, Cy3, red channel). Scale bars: А, C - 20 μm, B - 10 μm.

Анализируя полученные данные, необходимо отметить активизацию экспрессии триптазы ТК, коррелирующей c увеличением степени выраженности воспалительного компонента слизистой оболочки желудка у пациентов с H. pylori в гораздо большей степени относительно неинфицированных пациентов. С одной стороны, не вызывает сомнения, что ТК имеют важное значение в формировании резистентности слизистой оболочки желудка и участвуют в восстановлении целостности поврежденных тканей [16, 17, 20]. Секреция триптазы ТК увеличивает муцинообразование железистыми эпителиоцитами и, как следствие, проявляет про-тективные свойства слизистой в ответ на воздействие геликобактериальной уреазы [28].

Клеточная ассоциация фибробластического дифферона и ТК направлена на эффективное регулирование обновления волокнистого компонента внеклеточного матрикса стромы слизистой оболочки желудка. Триптаза способна усиливать миграцию фибробластов, оказывать митогенное действие, стимулировать синтез коллагена [16, 17, 20, 29], что необходимо учитывать, с одной стороны, как инициирующий компонент в репаративных процессах слизистой, а с другой стороны, данные эффекты могут стать причиной фиброза [15, 19, 21, 30]. Тесная солокализация ТК с эпителиоцитами желудка в области базальной мембраны у инфицированных пациентов позволяет предполагать их участие в регуляции клеточного обновления [31]. Известно, что триптаза ТК в составе экзосом может попадать в ядра клеток и регулировать клеточную пролиферацию [17]. Показано, что тканевое микроокружение при H. pylori-ассоциированном гастрите с повышенным количеством триптаза-позитивных ТК может оказывать проонкогенные эффекты [31]. Однако секретом данных клеток может проявлять провоспалительные и онкогенные свойства во время инфицирования H. pylori за счет выработки ряда цитокинов, усиления адгезии между опухолевыми клетками и эндотелиоцитами сосудов, запуска апоптоза эпителия желудка [16, 30, 32]. ТК могут быть активированы провоспалительными цитокинами, одним из них является ИЛ-33, индуцированный H. pylori. Повышение продукции данного цитокина различными клетками слизистой оболочки желудка, в свою очередь, запускает высвобождение ТК провоспалительных медиаторов, таких как сериновые протеазы и ФНОа, участвующих в индукции апоптоза эпителиальных клеток желудка и подавлении клеточного обновления, что является триггерным фактором в развитии рака желудка вследствие длительно текущего хронического воспаления [15, 16, 30, 31]. Воспалительная реакция на инфицирование H. pylori в слизистой оболочке желудка обладает специфичностью и состоит в одновременно протекающих острых и хронических реакциях воспаления, отличающихся от классического течения благодаря способности бактерии длительное время ускользать от клеток иммунной системы организма за счет явления молекулярной мимикрии [5, 6].

Заключение

Рак желудка остается важной глобальной проблемой мирового здравоохранения. Длительно протекающий воспалительный процесс при H. pylori-ассоциированном гастрите многокомпонентен и зависит от множества факторов. Диета играет важную роль в профилактике и лечении заболеваний желудка. Организм человека, тонко реагируя на малейшие гомеостатические сдвиги в результате питания, особенно при его нарушении, способен запускать ряд процессов, приводящих к развитию заболеваний. Всемирная организация здравоохранения определила непосредственную взаимосвязь пищевых рационов с возникновением ряда заболеваний, в том числе пищеварительной системы, и злокачественных образований [33]. Особенности и характер питания пациента оказывают влияние на риск развития рака желудка, течение уже имеющегося заболевания и эффективность лечения. Все больше данных эпидемиологических исследований указывают на то, что некоторые продукты обладают противоопухолевой активностью в отношении рака желудка и способны ингибировать клеточную пролиферацию, индуцировать апоптоз и аутофагию, подавлять ангиогенез и метастазирование, уменьшать инфицированность H. pylori [34]. Очевидно, что роль ТК в данном процессе неоднозначна, обусловливается особенностями клеточного микроокружения, зависит от степени повреждения слизистой оболочки, бактериальной обсемененности и длительности течения воспалительного процесса. Полифункциональность трип-тазы позволяет при проведении молекулярно-морфологического анализа более полно раскрывать значение ТК в развитии как адаптивных, так и патологических реакций, рассматривая специфичную протеазу не только в качестве информативного диагностического и прогностического биомаркера H. pylori-ассоциированного гастрита, но и как перспективную фармакологическую мишень терапии данного заболевания, в том числе с учетом коррекции характера питания.

Литература

1. WHO report on cancer: setting priorities, investing wisely and providing care for all. Geneva: World Health Organization; 2020.

2. Bray F., Ferlay J., Soerjomataram I., Siegel R.L., Torre L.A., Jemal A. Global cancer statistics 2018: GLOBOCAN estimates of incidence and mortality worldwide for 36 cancers in 185 countries // CA Cancer J. Clin. 2018. Vol. 68, N 6. P. 394-424. DOI: https://doi.org/10.3322/caac.21492

3. Tsukamoto T., Nakagawa M., Kiriyama Y., Toyoda T., Cao X. Prevention of gastric cancer: eradication of Helicobacter pylori and beyond // Int. J. Mol. Sci. 2017. Vol. 18, N 8. P. 1699. DOI: https://doi.org/10.3390/ijms18081699

4. Santos M.L.C., de Brito B.B., da Silva F.A.F., Sampaio M.M., Marques H.S., Oliveira E. Silva N. et al. Helicobacter pylori infection: beyond gastric manifestations // World J. Gastroenterol. 2020. Vol. 26, N 28. P. 4076-4093. DOI: https://doi.org/10.3748/wjg.v26.i28.4076 PMID: 32821071

5. Baj J., Forma A., Sitarz M., Portincasa P., Garruti G., Krasowska D. et al. Helicobacter pylori virulence factors-mechanisms of bacterial pathogenicity in the gastric microenvironment // Cells. 2021. Vol. 10, N 1. P. 27. DOI: https://doi.org/10.3390/cells10010027 PMID: 33375694

6. Sharndama H.C., Mba I.E. Helicobacter pylori: an up-to-date overview on the virulence and pathogenesis mechanisms // Braz. J. Microbiol. 2022. DOI: https://doi.org/10.1007/s42770-021-00675-0

7. Самодурова Н.Ю., Мамчик Н.П., Истомин А.В., Клепиков О.В., Соколенко Г.Г. Определение территорий риска по уровню алиментарно-зависимых заболеваний с учетом региональных особенностей структуры питания населения // Вестник Российского государственного медицинского университета. 2018. № 5. С. 42-47.

8. Konturek J.W. Discovery by Jaworski of Helicobacter pylori and its pathogenetic role in peptic ulcer, gastritis and gastric cancer // J. Physiol. Pharmacol. 2003. Vol. 54, N 3. P. 23-41.

9. Molnar B., Galamb O., Sipos F., Leiszter K., Tulassay Z. Molecular pathogenesis of Helicobacter pylori infection: the role of bacterial virulence factors // Dig. Dis. 2010. Vol. 28, N 4-5. P. 604-608. DOI: https://doi.org/10.1159/000320060

10. Nozaki K., Shimizu N., Inada K., Tsukamoto T., Inoue M., Kumagai T. et al. Synergistic promoting effects of Helicobacter pylori infection and high-salt diet on gastric carcinogenesis in Mongolian gerbils // Jpn. J. Cancer Res. 2002. Vol. 93, N 10. P.1083-1089. DOI: https://doi.org/10.1111/j.1349-7006.2002.tb01209.x

11. Sabbagh P., Javanian M., Koppolu V., Vasigala V.R., Ebrahimpour S. Helicobacter pylori infection in children: an overview of diagnostic methods // Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. 2019. Vol. 38. P. 1035-1045. DOI: https://doi.org/10.1007/s10096-019-03502-5

12. Velin D., Michetti P. Immunology of Helicobacter pylori infection // Digestion. 2006. Vol. 73, N 2-3. P. 116-123.

13. Ieni A., Barresi V., Rigoli L., Fedele F., Tuccari G., Caruso R. Morphological and cellular features of innate immune reaction in Helicobacter pylori gastritis: a brief review// Int. J. Mol. Sci. 2016. Vol. 17, N 1. P. 109. DOI: https://doi.org/10.3390/ijms17010109

14. Atiakshin D., Samoilova V., Buchwalow I., Boecker W., Tiemann M. Characterization of mast cell populations using different methods for their identification // Histochem. Cell Biol. 2017. Vol. 147, N 6. P. 683-694. DOI: https://doi.org/10.1007/s00418-017-1547-7

15. Mukai K., Tsai M., Saito H., Galli S. Mast cells as sources of cytokines, chemokines, and growth factors // Immunol. Rev. 2018. Vol. 282, N 1. P. 121-150. DOI: https://doi.org/10.1111/imr.12634

16. Zhang Z., Kurashima Y. Two sides of the coin: mast cells as a key regulator of allergy and acute/chronic inflammation // Cells. 2021. Vol. 10, N 7. P. 1615. DOI: https://doi.org/10.3390/cells10071615

17. Atiakshin D., Buchwalow I., Samoilova V., Tiemann M. Tryptase as a polyfunctional component of mast cells // Histochem. Cell Biol. 2018. Vol. 149, N 5. P. 461-477. DOI: https://doi.org/10.1007/s00418-018-1659-8

18. Overed-Sayer C., Rapley L., Mustelin T., Clarke D. Are mast cells instrumental for fibrotic diseases? // Front. Pharmacol. 2014. Vol. 4. P. 174. DOI: https://doi.org/10.3389/fphar.2013.00174

19. Tan R.J., Sun H.Q., Zhang W., Yuan H., Li B., Yan H. et al. A 21-35 kDa mixed protein component from Helicobacter pylori activates mast cells effectively in chronic spontaneous urticaria // Helicobacter. 2016. Vol. 21, N 6. P. 565-574.

20. Алексеева Н.Т. Участие клеточного компонента в регенерации раны // Журнал анатомии и гистопатологии. 2014. № 3. С. 9-15.

21. Levi-Schaffer F., Piliponsky A.M. Tryptase, a novel link between allergic inflammation and fibrosis // Trends Immunol. 2003. V.24. P. 158-161. DOI: https://doi.org/10.1016/S1471-4906(03)00058-9

22. Atiakshin D., Buchwalow I., Tiemann M. Mast cells and collagen fibrillogenesis // Histochem. Cell Biol. 2020. Vol. 154, N 1. P. 21-40. DOI: https://doi.org/10.1007/s00418-020-01875-9

23. Atiakshin D.A., Shishkina V.V., Gerasimova O.A., Meshkova V.Y., Samodurova N.Y., Samoilenko T.V. et al. Combined histochemical approach in assessing tryptase expression in the mast cell population // Acta Histochem. 2021. Vol. 123, N 4. P. 151711. DOI: https://doi.org/10.1016/j.acthis.2021.15171

24. Elieh Ali Komi D., Kuebler W.M. Significance of mast cell formed extracellular traps in microbial defense // Clin. Rev. Allergy Immunol. 2022. Vol. 62, N 1. P. 160-179. DOI: https://doi.org/10.1007/s12016-021-08861-6

25. Buchwalow I.B., Boecker W. Immunohistochemistry: Basics and Methods. 1st ed. Springer; Berlin/Heidelberg, 2010. 153 p. ISBN 978-3-642-42502-8. DOI: https://doi.org/10.1007/978-3-642-04609-4

26. Кононов А.В. Роль патологоанатомического заключения "Хронический гастрит" в системе персонифицированной канцерпревенции // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2018. Т. 28, № 4. С. 91-101. DOI: https://doi.org/10.22416/1382-4376-2018-28-4-91-101

27. Shigeto K., Kawaguchi T., Koya S., Hirota K., Tanaka T., Nagasu S. et al. Profiles combining muscle atrophy and neutrophil-to-lymphocyte ratio are associated with prognosis of patients with stage IV gastric cancer // Nutrients. 2020; Vol. 12, N 6. P. 1884. DOI: https://doi.org/10.3390/nu12061884

28. Zaib S., Tayyab Younas M., Zaraei S.O., Khan I., Anbar H., El-Gamal M. Discovery of urease inhibitory effect of sulfamate derivatives: Biological and computational studies // Bioorg. Chem. 2021. Vol. 119. P. 105545.

29. Шишкина В.В., Атякшин Д.А. Тучные клетки и фибриллогенез коллагена в условиях невесомости // Журнал анатомии и гистопатологии. 2019. Т. 8, № 3. С. 79-88. DOI: https://doi.org/10.18499/2225-7357-2019-8-3-79-88

30. Lv Y.P., Teng Y.S., Mao F.Y., Peng L.S., Zhang J.Y., Cheng P. et al. Helicobacter pylori-induced IL-33 modulates mast cell responses, benefits bacterial growth, and contributes to gastritis // Cell Death Dis. 2018. Vol. 9, N 5. P. 457. DOI: https://doi.org/10.1038/s41419-018-0493-1

31. Micu G., Stăniceanu F., Sticlaru L., Popp C., Bastian A., Gramadă E. et al. Density of tryptase-positive mast cells correlated with the presence of H. pylori in gastric neoplasia // Rom. J. Intern. Med. 2015. Vol. 53, N 3. P. 227-236. DOI: https://doi.org/10.1515/rjim-2015-0030

32. Caruso R.A., Parisi A., Crisafulli C., Bonanno A., Lucian R., Branca G. et al. Intraepithelial infiltration by mast cells in human Helicobacter pylori active gastritis // Ultrastruct. Pathol. 2011. Vol. 35, N 6. P. 251-255. DOI: https://doi.org/10.1080/21505594.2015.1043505

33. Грабарь В.Ф. Оценка связи питания и здоровья спецконтингента // Гигиена и санитария. 2008. № 4. C. 49-52.

34. Mao Q.Q., Xu X.Y., Shang A., Gan R.Y., Wu D.T., Atanasov A.G. et al. Phytochemicals for the prevention and treatment of gastric cancer: effects and mechanisms // Int. J. Mol. Sci. 2020. Vol. 21, N 2. P. 570. DOI: https://doi.org/10.3390/ijms21020570

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Индустрия и медицина 2022
Оргздрав-2022. Эффективное управление в здравоохранении
РОСМЕДОБР 2021
Вскрытие
Медицина сегодня
Летний конгресс по пластической хирургии.

Уважаемые коллеги, запланируйте свою поездку в Санкт-Петербург на Летний конгресс - 2022 с 1 по 3 июня Бронируйте размещение и планируйте поездку к началу Летнего конгресса - 2022. Площадка мероприятия - Таврический дворец (Шпалерная ул., 47) - Начало регистрации на...

X Юбилейный международный междисциплинарный конгресс по заболеваниям органов головы и шеи.

25-28 мая 2022 года состоится X Юбилейный международный междисциплинарный конгресс по заболеваниям органов головы и шеи. Мероприятие пройдет в очном формате . Участников Конгресса ожидает насыщенная программа: 60 секций, посвященных диагностике и лечению различных...

VIII Научно-практическая онлайн-конференция педиатров "Трудный диагноз: разбор клинических случаев"

VII I Научно-практическая онлайн-конференция педиатров "Трудный диагноз: разбор клинических случаев" Приглашаем педиатров, детских эндокринологов, реаниматологов, гинекологов, неонатологов, кардиологов, хирургов, урологов, психологов, специалистов по лучевой диагностике,...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»