Эффективность элиминационной диеты при псориазе: клинический случай

Резюме

Псориаз является многофакторным заболеванием с доминирующей ролью генетической предрасположенности, однако вопросы его этиологии и патогенеза до сих пор остаются открытыми. Развитию псориаза могут способствовать факторы окружающей среды, а также нарушение кожного барьера и иммунный дисбаланс. В литературе последних лет все чаще сообщается об ассоциации в клинической практике псориаза и атопических заболеваний (атопический дерматит, бронхиальная астма, аллергический ринит). В результате увеличения распространенности аллергических заболеваний в мире особая роль отводится исследованию вопросов питания, в частности пищевой аллергии, в развитии псориаза. Элиминационная диета при пищевой аллергии - основной вид этиотропной терапии, препятствующий запуску иммунопатологических воспалительных реакций. Однако в литературе не представлены данные о положительном влиянии эффекта элиминации при пищевой аллергии у больных псориазом.

Цель настоящей работы - представление клинического случая эффективности элиминационной диеты при пищевой аллергии у больного псориазом.

Материал и методы. Проведено специфическое аллергологическое обследование пациента 65 лет с распространенным псориазом (страдающего с 25 лет): определение концентрации общего иммуноглобулина Е (IgE) , эозинофильного катионного протеина и аллерген-специфических IgE к пищевым, пыльцевым, грибковым аллергенам в сыворотке крови методом твердофазного иммуноферментного анализа, кожное prick-тестирование с пищевым и пыльцевым аллергенами. С учетом проведенного специфического аллергологического обследования больному назначена диета с элиминацией причинно-значимых аллергенов, в том числе с учетом перекрестно-реагирующих с пищевыми и пыльцевыми аллергенам, сроком на 1-3 мес [с исключением куриного яйца, злаков, гречки, пищевых дрожжей и продуктов на основе дрожжевого брожения, продуктов из злаков (хлеб, хлебобулочные изделия, геркулес, отруби, овсяное печенье, крупяные каши, макаронные изделия), а также арахиса, копченых колбас, кофе, какао, мороженого, шербета, кунжута, сорго, меда и продуктов пчеловодства, клубники, земляники, цитрусовых, бобовых, сои, щавеля, травяных чаев, плодов деревьев (сырые яблоки, персики, вишня, орехи, экзотические фрукты), сельдерея, сырой моркови, томатов].

Результаты. Демонстрируемый клинический случай указывает на то, что назначение элиминационной диеты у пациента, больного псориазом, ассоциированным с пищевой аллергией, способствует быстрому регрессу кожного процесса. Выявленная при обследовании больного повышенная концентрация общего IgE в сыворотке крови, наличие положительных реакций на пищевые и пыльцевые аллергены по результатам кожного prick-тестирования и определения аллерген-специфических IgE, положительный эффект элиминации демонстрируют важную роль участия аллергических реакций в развитии очагов повреждения кожи при псориазе. В представленном наблюдении демонстрируется важность проведения специфического аллергологического обследования пациентов с псориазом, включающего аллергологический анамнез, определение концентрации общего и аллерген-специфических IgE, эозинофильного катионного протеина в сыворотке крови, изучение спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам методом кожного prick-тестирования.

Заключение. Таким образом, в результате проведенного исследования установлено, что назначение индивидуальной элиминационной диеты с учетом результатов специфического аллергологического обследования может способствовать не только эффективному разрешению очагов псориатического поражения кожи, но также предупреждению прогрессирования системного воспалительного процесса, снижению риска возникновения коморбидных состояний и, следовательно, улучшению качества жизни больных псориазом.

Ключевые слова:псориаз; пищевая аллергия; аллергены; поллиноз; атопический дерматит

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Барило А.А., Смирнова С.В.; сбор данных - Барило А.А.; статистическая обработка данных - Барило А.А., Синяков А.А.; написание текста - Барило А.А.; редактирование, утверждение окончательного варианта статьи, ответственность за целостность всех частей статьи - все авторы.

Для цитирования: Барило А.А., Смирнова С.В., Синяков А.А. Эффективность элиминационной диеты при псориазе: клинический случай // Вопросы питания. 2022. Т. 91, № 4. С. 90-96. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2022-91-4-90-96

Среди всех заболеваний кожи псориаз - одно из самых распространенных и трудно поддающихся терапии. При псориазе в коже отмечен хронический воспалительный процесс, опосредованный перекрестными взаимодействиями между эпидермальными кератиноцитами, эндотелиоцитами дермальных сосудов и иммуноцитами. Повышенная пролиферация кератиноцитов и эндотелиальных клеток в сочетании с активацией макрофагов приводит к эпидермальной и сосудистой гиперплазии, характерной для очагов псориатического поражения кожи [1]. Больные псориазом имеют значительные физиологические нарушения и психологические расстройства, что приводит к негативному влиянию на качество их жизни. Осложнения, возникающие в процессе прогрессирования псориатической болезни, ежегодно приводят к многочисленным летальным исходам. В исследованиях особая роль уделяется сочетанию псориаза с сопутствующими соматическими патологиями, такими как сердечно-сосудистые заболевания, ожирение, сахарный диабет, метаболический синдром, воспалительные заболевания кишечника и псориатический артрит, способствующими снижению продолжительности жизни больных [2-4]. Все эти факторы обусловливают актуальность изучения этиопатогенеза псориаза.

Псориаз является многофакторным заболеванием с доминирующей ролью генетической предрасположенности, однако вопросы этиологии и патогенеза псориатической болезни до сих пор остаются открытыми. Развитию псориаза могут способствовать факторы окружающей среды, а также нарушение кожного барьера, иммунный дисбаланс [1, 2]. В литературе последних лет все чаще сообщается об ассоциации в клинической практике псориаза и атопических заболеваний (атопический дерматит, бронхиальная астма, аллергический ринит) [5]. В результате увеличения распространенности аллергических заболеваний в мире особая роль отводится исследованию вопросов питания, в частности пищевой аллергии в развитии псориаза [6]. Данные факторы обусловливают актуальность изучения атопических механизмов развитии псориатической болезни. Известно, что заболевания органов пищеварения могут манифестировать различными кожными проявлениями, в том числе псориазом [7]. В свою очередь, пищевая аллергия чаще всего имеет гастроинтестинальные проявления. Причем элиминационная диета при пищевой аллергии препятствует запуску иммунопатологических воспалительных реакций [6]. Неоспоримым является факт положительной роли диетических стратегий при псориазе [8-10]. Однако в литературе не представлены данные о положительном эффекте элиминации при пищевой аллергии у больных псориазом.

В связи с этим целью настоящей работы было представление клинического случая эффективности элиминационной диеты при пищевой аллергии у больного псориазом.

Клинический случай

Anamnesis morbi. Под наблюдением находился пациент П., 65 лет, который с 25 лет страдает вульгарным псориазом. Пациент П. при поступлении предъявлял жалобы на зудящие высыпания на коже волосистой части головы, туловища, верхних и нижних конечностей. В дебюте заболевания кожный процесс был ограниченным с редкими обострениями и локализацией лишь в области голеней. В течение последних 3 лет псориаз носит хронический, часто рецидивирующий характер с обострениями преимущественно в осенне-зимний период, однако в течение последних 2 лет заболевание протекает в непрерывно рецидивирующем режиме. Предъявлял жалобы на боли в локтевых суставах в течение последних 35 лет. Боль в суставах отмечалась преимущественно в покое, утренней скованности в суставах не наблюдалось. Феномен Кебнера (появление псориатических высыпаний на коже в местах травматизации) положительный. Ранее получал лечение в виде стандартной наружной противовоспалительной терапии (топические кортикостероиды), курс дезинтоксикационной терапии (тиосульфат натрия) в течение 14 дней, без выраженной положительной динамики течения заболевания. Системные кортикостероиды и иммуносупрессанты в лечении не применялись. Спустя месяц после отмены терапии отмечалось обострение заболевания.

Anamnesis vitae. Рос и развивался соответственно возрасту. Контакты с инфекционными больными отрицает. Сопутствующие заболевания: доброкачественный поверхностный гастрит, гипертоническая болезнь, хронический геморрой. Базисную терапию не получает. Аллергологический анамнез не отягощен. Наследственный анамнез по псориазу не отягощен.

Status localis: патологический процесс носит распространенный характер с локализацией на коже в области волосистой части головы, спины, передней брюшной стенки, верхних и нижних конечностей, ягодиц. Патологический процесс представлен инфильтративными папулами и бляшками округлой формы размером от 1 до 20 см в диаметре, розово-красного цвета, с четкими границами, склонными к слиянию с серебристо-белым выраженным шелушением на поверхности и венчиком гиперемии по периферии. Псориатическая триада положительная. Ногтевые пластины кистей рук и стоп деформированы, с "симптомом наперстка" и "масляного пятна". Области суставов визуально не изменены. Индекс PASI 55,2.

Обоснование клинического диагноза

Диагноз выставлен на основании жалоб, данных анамнеза, характерной клинической картины заболевания и классических диагностических критериев.

Клинический диагноз

Основной: псориаз распространенный, прогрессирующая стадия. Псориатическая онихия.

Сопутствующий: пищевая аллергия. Сенсибилизация к пищевым аллергенам и перекрестно-реагирующим пыльцевым аллергенам деревьев и злаковых трав.

Обследование

По результату микроскопического исследования кожи и ногтей на наличие патогенных грибов - мицелий не выявлен. В клиническом анализе крови: показатели в пределах нормы. Отклонений в биохимических показателях крови (уровень общего белка, билирубина, холестерина, глюкозы, активность аланин- и аспартатаминотрансферазы, щелочной фосфатазы) не выявлено. С целью исключения паразитарной инвазии проведено исследование кала на яйца глист 3-кратно, определены иммуноглобулины класса G к описторхам, токсокарам, аскаридам в сыворотке крови методом иммуноферментного анализа. По результатам обследования гельминты не обнаружены.

Ультразвуковое исследование брюшной полости: патологии не выявлено.

Определена высокая концентрация общего иммуноглобулина E (IgE) - 135,1 МЕ/мл (референсные значения: 0-100 МЕ/мл), концентрация эозинофильного катионного белка - 6,6 нг/мл (референсные значения: 0-24 нг/мл).

Проведено кожное prick-тестирование с целью определения сенсибилизации к пищевым и пыльцевым аллергенам ("Микроген", Россия; Allergopharma, Германия). За 2 мес до кожного тестирования пациент не получал системную и топическую терапию. Результаты данных кожного prick-тестирования приведены в табл. 1.

В результате кожного prick-тестирования на основании анализа размера волдырной реакции и гиперемии выявлена положительная реакция (6-10 мм) - к пыльце злаковых трав и пищевым дрожжам, слабоположительная реакция (3-5 мм) - к мясу, компонентам куриного яйца, мясу курицы, яблоку и томату.

Учитывая повышенную концентрацию общего IgE в сыворотке крови, проведено изучение концентрации специфических IgE к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам. Концентрацию аллерген-специфических IgE в сыворотке крови определяли методом твердофазного иммуноферментного анализа на полуавтоматическом анализаторе Thermo Scientific Multiskan FC (Thermo Science, Финляндия). Использованы реагенты для определения аллерген-специфических IgE к следующим аллергенам: пищевые, смесь луговых трав (ежа сборная, овсяница луговая, райграс многолетний, тимофеевка луговая, мятлик луговой), смесь аллергенов деревьев (клен ясенелистный, ольха серая, береза бородавчатая, лещина, дуб, платан кленолистный, ива, тополь трехгранный), смесь сорных трав (полынь обыкновенная, подорожник, марь белая, золотарник, крапива двудомная), смесь грибковых аллергенов (Penicillium notatum, Cladosporium herbarum, Aspergillus fumigatus, Mucor racemosus, Alternaria alternata). Согласно инструкции изготовителя ("Алкор Био", Россия) концентрация IgE>0,35 кЕ/л свидетельствовала о положительной реакции. Результаты данных исследования приведены в табл. 2.

Выявлена повышенная концентрация аллерген-специфических IgE у больного П. к аллергенам гречки и пыльцы деревьев.

С учетом проведенного специфического аллергологического обследования больному рекомендована индивидуальная диета с элиминацией причинно-значимых аллергенов (в том числе с учетом перекрестно-реагирующих), курс дезинтоксикационной терапии (тиосульфат натрия № 5), наружное лечение: эмоленты в течение 1 мес. Через 1 мес от начала терапии у больного отмечена положительная динамика течения патологического процесса: купирование зуда, болей в суставах, шелушение и инфильтрация в очагах значительно уменьшились, высыпания приобрели бледную окраску, на коже волосистой части головы, верхней 1/3 спины, живота, псориатические бляшки разрешились полностью. В области ягодиц, поясницы и локтевых суставов сохраняются "дежурные" бляшки, на остальных участках - поствоспалительная гиперемия. Через 3 мес соблюдения элиминационной диеты отмечен положительный эффект элиминации: практически полный регресс псориатических высыпаний (рис. 1-3). Продолжительность элиминационной диеты составила 3 мес. Начиная со второго месяца от начала элиминационной диеты пациент не получал медикаментозную терапию. Биохимические и гематологические показатели в процессе лечения оставались в пределах референсных значений.

На основании проведенного специфического аллергологического обследования больному назначена диета с исключением куриного яйца, злаков (овса, пшеницы, ржи, ячменя, кукурузы), гречки, пищевых дрожжей и продуктов на основе дрожжевого брожения, а также продуктов, перекрестно реагирующих с пыльцой злаковых трав, и продуктов из злаков (хлеб, хлебобулочные изделия, геркулес, отруби, овсяное печенье, крупяные каши, макаронные изделия). Также рекомендовано исключить из рациона питания арахис, все виды копченых колбас, кофе, какао, мороженое, шербет, кунжут, сорго, мед и продукты пчеловодства, клубнику, землянику, цитрусовые, бобовые, сою, щавель, травяные чаи, фитопрепараты, содержащих злаковые травы, и плоды деревьев (косточковые, такие как сырые яблоки, персики, вишня; орехи, экзотические фрукты), сельдерей, сырую морковь, томаты. Кроме того, даны рекомендации по исключению косметических средств, содержащих растительные компоненты (кремы для тела, гели для душа, шампуни). В период соблюдения элиминационной диеты разрешались к употреблению следующие продукты: мясо (индейка, говядина, свинина, баранина), рыба (белые и красные сорта) и морепродукты, овощи (кроме бобовых, томатов, сырой моркови, сельдерея), фрукты (кроме сырого яблока, цитрусовых, персиков, вишни) и ягоды (кроме клубники и земляники), молочные продукты (молоко, сливки, сливочное масло, сметана и творог), крупы (рисовая), напитки (чай, компоты, морсы из неярко окрашенных фруктов), специи (соль, черный перец, лук, чеснок, лавровый лист).

Обращает на себя внимание отсутствие клинических проявлений поллиноза (сезонного аллергического риноконъюнктивита) у данного пациента, что свидетельствует о скрытой пыльцевой сенсибилизации и подтверждает роль данных компонентов в поддержании воспалительного процесса при псориазе.

Следовательно, в представленном клиническом случае показан положительный эффект элиминационной диеты с учетом причинно-значимых аллергенов при псориазе.

Заключение

Таким образом, демонстрируемый клинический случай указывает на то, что назначение элиминационной диеты у пациентов с псориазом, ассоциированным с пищевой аллергией, способствует регрессу кожного процесса.

Выявленная при обследовании пациента повышенная концентрация общего IgE и аллерген-специфических IgE в сыворотке крови, наличие положительных реакций к пищевым и пыльцевым аллергенам по результатам кожного prick-тестирования, положительный эффект элиминации демонстрируют важную роль участия аллергических реакций в развитии очагов повреждения кожи при псориазе.

Обращает на себя внимание факт несоответствия результатов кожного prick-тестирования и определения концентрации аллерген-специфических IgE в сыворотке крови, что может быть связано с особенностью протекания аллергических реакций у пациентов с псориазом с участием наряду с атопическими не-IgE-опосредованных механизмов. Поэтому, несмотря на то что оценка уровня специфических IgE к аллергенам относится к наиболее современным и информативным методам диагностики аллергических заболеваний, в приведенном клиническом примере показана важность проведения кожного prick-тестирования с целью выявления пищевой аллергии неатопического генеза у больных псориазом, поскольку при проведении данного метода создаются условия для непосредственного взаимодействия аллергена и клеток-эффекторов аллергического воспаления.

В представленном клиническом случае демонстрируется важность проведения специфического аллергологического обследования пациентам с псориазом, включающего аллергологический анамнез, определение концентрации общего IgE и аллерген-специфических IgE, эозинофильного катионного белка в сыворотке крови, изучение спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам методом кожного prick-тестирования.

Назначение индивидуальной элиминационной диеты с учетом результатов специфического аллергологического обследования может способствовать не только эффективному разрешению очагов псориатического поражения кожи, но также предупреждению прогрессирования системного воспалительного процесса, снижению риска возникновения коморбидных состояний и, следовательно, улучшению качества жизни больных псориазом.

Литература

1. Sawada Y., Nakamura M.J. Daily life style and psoriasis // J. UOEH. 2018. Vol. 40, N 1. P. 77-82. DOI: https://doi.org/10.7888/juoeh.40.77

2. Takeshita J., Grewal S., Langan S.M., Mehta N.N., Ogdie A., Van Voorhees A.S. et al. Psoriasis and comorbid diseases: epidemiology // J. Am. Acad. Dermatol. 2017. Vol. 76, N 3. P. 377-390. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaad.2016.07.064

3. Barrea L., Nappi F., Di Somma C., Savanelli M.C., Falco A., Balato A. et al. Environmental risk factors in psoriasis: the point of view of the nutritionist // Int. J. Environ. Res. Public Health. 2016. Vol. 13, N 5. pii: E743. DOI: https://doi.org/10.3390/ijerph13070743

4. Ayala-Fontanez N., Soler D.C., McCormick T.S. Current knowledge on psoriasis and autoimmune diseases // Psoriasis. 2016. Vol. 6. P. 7-32. DOI: https://doi.org/10.2147/PTT.S64950

5. Hosseini P., Khoshkhui M., Hosseini R.F., Ahanchian H., Ravanshad Y., Layegh P. et al. Investigation of the relationship between atopy and psoriasis // Postepy Dermatol. Alergol. 2019. Vol. 36, N 3. P. 276-281. DOI: https://doi.org/10.5114/ada.2019.85639

6. Sicherer S.H., Warren C.M., Dant C., Gupta R.S., Nadeau K.C. Food allergy from infancy through adulthood // J. Allergy Clin. Immunol. Pract. 2020. Vol. 8, N 6. Р. 1854-1864. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaip.2020.02.010

7. De Pessemier B., Grine L., Debaere M., Maes A., Paetzold B., Callewaert C. Gut-skin axis: current knowledge of the interrelationship between microbial dysbiosis and skin conditions // Microorganisms. 2021. Vol. 9, N 2. Р. 353. DOI: https://doi.org/10.3390/microorganisms9020353

8. Zuccotti E., Oliveri M., Girometta C., Ratto D., Di Iorio C., Occhinegro A., Rossi P. Nutritional strategies for psoriasis: current scientific evidence in clinical trials // Eur. Rev. Med. Pharmacol. Sci. 2018. Vol. 22, N 23. Р. 8537-8551. DOI: https://doi.org/10.26355/eurrev_201812_16554

9. Барило А.А., Смирнова С.В. Роль алиментарных факторов и пищевой аллергии в развитии псориаза // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 1. С. 19-27. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10002

10. Барило А.А., Смирнова С.В. Сравнительный анализ спектра сенсибилизации к пищевым, пыльцевым и грибковым аллергенам пациентов псориазом и атопическим дерматитом // Вопросы питания. 2020. Т. 89, № 5. С. 28-34. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2020-10063

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Вскрытие
Медицина сегодня
Съезд хирургов ФМБА России

Съезд хирургов ФМБА России " Высокотехнологичная медицинская помощь: концепция безопасности и единого хирургического пространства " 14-15 октября 2022 года, г. Санкт-Петербург Впервые в истории хирургическая безопасность будет изучена столь подробно! Отныне "S afe surgery "...

Председатель организационного комитета 17-го Национального конгресса терапевтов - министр здравоохранения Российской Федерации - Михаил Альбертович Мурашко

Председатель организационного комитета 17-го Национального конгресса терапевтов - министр здравоохранения Российской Федерации - Михаил Альбертович Мурашко В программе конгресса запланированы более 150 образовательных секций, симпозиумов, клинических разборов, мастер-классов...

Представляем оргкомитет 17-го Национального конгресса терапевтов

Уважаемые коллеги! Представляем оргкомитет 17-го Национального конгресса терапевтов (с международным участием) , который состоится 12-14 октября в МВЦ "Крокус Экспо" (павильон 3, Зал 20, г. Москва). · Президент Российского научного медицинского общества терапевтов,...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»