Физиолого-биохимическая оценка эффективности нового пищевого ингредиента - концентрата полифенолов ягод черники

Резюме

Экстракты из листьев и плодов черники, содержащие разнообразные биологически активные вещества, в том числе полифенольные соединения, вызывают особый интерес благодаря проявляемым антиоксидантным, гипогликемическим и гиполипидемическим свойствам.

В этой связи цель данной работы - исследование in vivo влияния концентрата полифенольных соединений из ягод черники с гречневой мукой на некоторые физиолого-биохимические показатели у мышей линии C57Bl/6 с нарушением углеводного и липидного обмена, индуцированным потреблением высокожирового высокоуглеводного рациона (ВЖВУР).

Материал и методы. Концентрат полифенолов получали путем сорбции экстракта ягод черники на измельченной гречневой муке. Методом Фолина-Чокальтеу определяли содержание общих полифенолов, методом высокоэффективной жидкостной хроматографии исследовали профили антоцианинов, флавоноидов и легкоусвояемых углеводов. Эксперимент in vivo проводили с использованием 84 мышей-самцов линии C57Bl/6 в течение 109 сут. Животные были разделены на 3 группы: контрольную, получавшую стандартный полусинтетический рацион, группу сравнения, животные которой содержались на ВЖВУР, и опытную, получавшую ВЖВУР с добавлением концентрата полифенолов ягод черники (60 мг-экв. галловой кислоты/кг массы тела). В течение эксперимента измеряли потребление корма, прирост массы тела, уровень глюкозы натощак, еженедельно измеряли силу хватки передних лап, дважды проводили пероральный глюкозотолерантный тест и тест на инсулинорезистентность. Для оценки тревожности и памяти использовали общепринятые физиологические тесты приподнятый крестообразный лабиринт и условный рефлекс пассивного избегания соответственно. В крови животных определяли содержание гликированного гемоглобина, в плазме - концентрацию инсулина и лептина, в печени - содержание триглицеридов и холестерина.

Результаты. Получен концентрат полифенолов, экстрагированных из ягод черники и сорбированных на измельченной гречневой муке, в условиях, позволивших исключить сорбцию на муке легкоусвояемых углеводов - глюкозы, фруктозы, сахарозы. Общее содержание полифенолов в концентрате составило 65,5±0,7 мг-экв. галловой кислоты/г, антоцианинов - 27,3±2,7 мг/г, флавоноидов - 1,2±0,1 мг/г. Потребление концентрата мышами-самцами линии С57Bl/6 с нарушениями углеводного и липидного обмена, индуцированными ВЖВУР, оказало статистически значимое (p<0,05) гипогликемическое и гиполипидемическое действие, снижая площадь под кривой в тесте на инсулинорезистентность на 5,7% и концентрацию инсулина и лептина соответственно на 31,3 и 15,9% относительно животных группы сравнения на ВЖВУР. Потребление концентрата оказывало анксиолитическое действие, уменьшая в 2,2 раза тревожность животных, определяемую в тесте приподнятый крестообразный лабиринт (p<0,05).

Заключение. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о перспективности использования разработанного концентрата полифенолов ягод черники, сорбированных на гречневой муке, в составе специализированных пищевых продуктов, предназначенных для профилактики таких алиментарно-зависимых заболеваний, как метаболический синдром, ожирение, сахарный диабет.

Ключевые слова:черника; полифенолы; антоцианины; гречневая мука; инсулинорезистентность; глюкозотолерантность; гипогликемический эффект; гиполипидемический эффект

Финансирование. Работа проведена за счет средств субсидии на выполнение государственного задания в рамках Программы фундаментальных научных исследований.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликтов интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Сидорова Ю.С., Мазо В.К., сбор материала - Сидорова Ю.С., Петров Н.А., Бирюлина Н.А., Перова И.Б., Зорин С.Н., статистическая обработка данных - Сидорова Ю.С., Петров Н.А., Бирюлина Н.А., написание текста - Сидорова Ю.С., Петров Н.А., Бирюлина Н.А., Кочеткова А.А., Мазо В.К., редактирование, утверждение окончательного варианта статьи, ответственность за целостность всех частей статьи - все авторы.

Для цитирования: Сидорова Ю.С., Петров Н.А., Бирюлина Н.А., Перова И.Б., Зорин С.Н., Кочеткова А.А., Мазо В.К. Физиолого-биохимическая оценка эффективности нового пищевого ингредиента - концентрата полифенолов ягод черники // Вопросы питания. 2022. Т. 91, № 5. С. 43-55. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2022-91-5-43-55

Ягоды черники богаты антоцианинами, причем большая их часть содержится в кожуре. Содержание антоцианинов в чернике выше, чем в других ягодах (клубнике, клюкве, бузине, вишне, малине) и составляет, как правило, 300-700 мг/100 г свежих ягод. Помимо антоцианинов черника содержит и другие фенольные соединения: флавонолы, дубильные вещества, эллаготанины и фенольные кислоты [1-3]. Антоцианины являются минорными биологически активными веществами пищи, проявляющими многочисленные эффекты, в первую очередь антиоксидантные, противоопухолевые, нейропротекторные, противовоспалительные и др. [4-7]. Антиоксидантные свойства соков из различных ягод обычно коррелируют с содержанием антоцианинов и других полифенолов. Однако эффективность использования антоцианинов в составе специализированных пищевых продуктов лимитируется их низкой биодоступностью, часто не позволяющей в клинических условиях достигать ожидаемых благоприятных эффектов. Соответственно, перспективна разработка методов целенаправленного извлечения полифенолов из различных растительных источников, их концентрирования и дальнейшего комплексирования с полимерной белково-углеводной матрицей.

Результаты исследований [8, 9] свидетельствуют об эффективности концентрирования растительных полифенолов путем сорбции на различных видах муки. Такая технология существенно повышает устойчивость полифенольных соединений к разложению при высоких температурах и низких значениях рН [10]. Однако при этом следует учитывать, что взаимодействие (комплексирование) с пищевой полимерной матрицей априори может влиять на биологическую активность извлеченных и сконцентрированных полифенолов.

Цель данной работы - оценка эффективности новой формы биологически активных веществ в виде концентрата полифенолов черники, сорбированных на гречневой муке, на мышах линии C57Bl/6 с нарушением углеводного и липидного обмена, индуцированным потреблением высокожирового высокоуглеводного рациона (ВЖВУР).

Материал и методы

Получение концентрата полифенолов экстракта ягод черники, сорбированных на гречневой муке

Условия экстракции и сорбции полифенолов из ягод черники и сорбции на гречневой муке были определены на основании предыдущих экспериментов с учетом различий содержания полифенольных соединений в экстрактах листьев и ягод [10].

Свежие ягоды черники (влажность 81±0,8%) лиофильно высушивали, затем сухие ягоды подвергали экстракции при температуре 25 оС последовательно двукратно 75% этиловым спиртом в течение часа при весовых соотношениях 1 : 20 (1-я экстракция) и 1 : 10 (2-я экстракция). Полученные смеси центрифугировали в течение 1 ч при 4000 об/мин (центрифуга Beckman J-6B, США) и отбирали супернатанты. Объединенный супернатант концентрировали на установке обратного осмоса с фильтром рулонным мембранным "УРФ-1812" ("Владисарт", РФ), спирт удаляли на роторном испарителе. Содержание полифенолов в экстракте после концентрирования на установке обратного осмоса составляло 21,3±0,7 мг-экв. галловой кислоты на 1 мл экстракта. Концентрат получали путем перемешивания экстракта с измельченной гречневой мукой в соотношении 15 : 1 в течение 1 ч при комнатной температуре. Полученную смесь центрифугировали при 4000 об/мин в течение 20 мин, осадок лиофильно высушивали. Полученный концентрат представлял собой мелкодисперсный порошок темно-фиолетового цвета. Массовая доля белка в концентрате составила 7,9%, жира - 3,8%, углеводов - 83,1%, золы - 0,8%, влажность - 4,4%.

Содержание общих полифенолов в составе концентрата определяли по методу Фолина-Чокальтеу [10]. Исследование профилей антоцианинов и флавоноидов в исследуемых образцах осуществляли методом высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ) с использованием хроматографа UltiMate 3000 (Dionex, США), оснащенного диодно-матричным спектрофотометрическим детектором. Качественный и количественный анализ углеводного состава проводили методом обращенно-фазовой ВЭЖХ с рефрактометрическим детектированием с использованием хроматографа Agilent 1260 (Agilent Technologies, США).

Дизайн эксперимента

Эксперимент проведен на 84 молодых половозрелых мышах-самцах линии C57Bl/6 в течение 109 сут. Исследования на животных одобрены этическим комитетом ФГБУН "ФИЦ питания и биотехнологии" и выполнены согласно национальным стандартам ГОСТ Р 33044-2014 "Принципы надлежащей лабораторной практики" и ГОСТ Р 33216-2014 "Руководство по содержанию и уходу за лабораторными животными". Животных содержали по 4 мыши в клетке в контролируемых условиях окружающей среды (температура 20-24 °C, относительная влажность 45-65%, 12-часовой цикл освещения). Масса тела мышей на начало эксперимента составила 22,0±0,2 г.

Животных рандомизированно (по массе тела, уровню глюкозы крови натощак, силе хватки, физиологическим показателям поведения) разделили на 3 группы: контрольную группу К1 (n=28), контрольную группу К2 (n=28) и опытную группу Г3 (n=28). Дизайн эксперимента представлен на рис. 1.

Животные группы К1 на протяжении всего эксперимента получали стандартный полусинтетический рацион (20% белка, 10% жира, 58% углеводов, 362 ккал/100 г). Животные групп К2 и Г3 получали модифицированный изоазотистый ВЖВУР (20% белка, 30% жира, 18% углеводов, 20% сахарозы, 493 ккал/100 г). В рацион животных опытной группы Г3 вносили концентрат полифенолов из расчета 0,75 г на 1 кг массы тела животного (0,6-0,9% на сухой корм). В рацион животных контрольной группы К2 вносили эквивалентное количество гречневой муки. Животные всех групп на протяжении всего эксперимента получали корм и питьевую воду ad libitum.

3 раза в неделю контролировали потребление корма, 1 раз в неделю взвешивали животных. В крови, взятой из хвостовой вены, измеряли уровень глюкозы натощак на 0, 10, 24, 38, 50, 73, 89 и 107-е сутки при помощи электрохимического глюкометра (OneTouchSelect, США). На 50-е и 89-е сутки эксперимента проводили пероральный глюкозотолерантный тест по стандартной методике. Строили график зависимости уровня глюкозы от времени после введения per os раствора глюкозы (30% раствор в дозе 2 г на 1 кг массы тела), определяли площадь под кривой (ППК, ммоль/л×240 мин). На 73-и и 107-е сутки проводили тест на инсулинорезистентность по стандартной методике (внутрибрюшинная инъекция раствора инсулина в дозе 0,25 ед на 1 кг массы тела). Строили график зависимости уровня глюкозы от времени после введения инсулина, определяли значение ППК, ммоль/л×240 мин.

Для комплексной оценки степени тревожности и исследовательской активности животных использовали тест приподнятый крестообразный лабиринт (ПКЛ) на 60-е и 101-е сутки эксперимента. Согласно предыдущим исследованиям [11] на 60-е сутки кормления ВЖВУР подтверждается развитие нарушений углеводного обмена, поэтому 1-е тестирование на ПКЛ проводили в этот период. Второе тестирование на ПКЛ необходимо для оценки изменений в поведении животных во времени. Тестирование животных проводили в первой половине дня.

Согласно ряду исследований полифенолы пищи могут оказывать благоприятные эффекты на память и обучаемость [12-14]. Аналогичные результаты были получены в нашем предыдущем исследовании [15], где потребление мышами линии db/db полифенольной пищевой матрицы в количестве 2,5% от рациона способствовало повышению обучаемости животных и закреплению памятного следа в тесте условный рефлекс пассивного избегания (УРПИ). Соответственно, память животных оценивали в тесте УРПИ: обучение проводили на 78-е сутки кормления, через 24 ч оценивали краткосрочную память, еще через 14 сут - долгосрочную память.

Состояние нейромоторики (мышечного тонуса) животных еженедельно оценивали с помощью определения силы хватки передних лап (в граммах) на установке Grip Strength Meter (Bioseb, Германия).

За 16 ч до выведения из эксперимента животных лишали корма и на 109-е сутки мышей декапитировали под легким эфирным наркозом. Содержание гликированного гемоглобина в цельной крови животных определяли с помощью коммерческого набора "Гликогемотест" (ЭЛТА, РФ). В плазме крови методом иммуноферментного анализа ("сэндвич"-метод) определяли содержание лептина (BioVendor, Чехия) и инсулина (Alpco, США) с использованием коммерческих наборов для иммуноферментного анализа.

После декапитации у животных извлекали печень, лиофилизовали. Содержание триглицеридов и холестерина в жире, экстрагированном из печени, определяли спектрофотометрически на автоматическом биохимическом анализаторе Konelab 20i (Thermo Fisher Scientific, Финляндия). Жир экстрагировали из печени по методу Фолча [16].

Статистическую обработку данных проводили с использованием программного пакета IBM SPSS Statistics 20 (IBM, США). Вычисляли среднее значение (М) и стандартную ошибку среднего (m). Данные представлены как M±m. Нормальность распределения выборок подтверждена с использованием критерия Пирсона. Для оценки статистических различий между группами применяли критерий Стьюдента. Критический уровень значимости нулевой статистической гипотезы (p) принимали равным 0,05.

Результаты и обсуждение

В табл. 1 представлен профиль антоцианинов в ягодах черники, в лиофилизованных ягодах, в полученном экстракте и в концентрате.

Профиль флавоноидов в исходном экстракте, полученном концентрате и гречневой муке, представлен в табл. 2. Наличие рутина в составе концентрата объясняется его присутствием в составе гречневой муки.

Содержание общих полифенолов в составе концентрата, определенное спектрофотометрическим методом Фолина-Чокальтеу, составило 65,5±0,7 мг-экв. галловой кислоты/г концентрата.

Суммарное содержание моно- и дисахаридов (глюкоза - 11,9±1,1%, фруктоза - 8,5±0,9%, сахароза - 2,2±0,2%) в сухих ягодах превысило 20%. В составе концентрата легкоусвояемые углеводы практически отсутствовали.

Экспериментальные исследования in vivo

Среднее кумулятивное суточное потребление животными корма и энергии представлено на рис. 2.

В связи с большей калорийностью ВЖВУР животные контрольной группы К1 потребляли статистически значимо больше корма по сравнению с животными групп К2 и Г3. Важно отметить, что потребление энергии животными группы Г3, получавшими в составе рациона концентрат полифенолов ягод черники, было статистически значимо выше, чем у животных контрольной группы К1. Достоверных различий в потреблении корма и энергии между группами К2 и Г3 выявлено не было.

Фактическое потребление полифенолов и антоцианинов в сутки в составе корма для животных опытной группы Г3 составило соответственно 40,6±0,3 мг-экв. галловой к-ты/кг массы тела и 15,8 мг на 1 кг массы тела. Потребление полифенолов могло способствовать усилению аппетита у животных. Так, в работе [17] показано, что потребление мышами линии C57BL/6J высокожирового рациона с добавлением экстракта красной водоросли Gelidium amansii (содержащего 17,4 мг полифенолов на 1 г экстракта) в дозе 250 мг на 1 кг массы тела, как и в нашем исследовании, приводило к повышенному потреблению корма по сравнению с животными, получавшими высокожировой рацион.

Прирост массы тела животных группы Г3, получавших концентрат, несмотря на большее потребление энергии, достоверно от мышей из групп сравнения не отличался (рис. 3).

Одним из осложнений таких алиментарно-зависимых заболеваний, как сахарный диабет и метаболический синдром, является мышечная атрофия [18]. Развитие этого состояния обусловлено негативным воздействием активных форм кислорода на метаболизм мышечных белков [19, 20]. В работе [21] потребление мышами линии ICR с мышечной атрофией, индуцированной дексаметазоном, водного экстракта лотоса, богатого полифенолами, способствовало увеличению их силы хватки относительно животных, не получавших экстракт.

В клиническом исследовании [22] у добровольцев, получавших в течение недели с рационом полифенолсодержащий экстракт вишни (500 мг с содержанием общих полифенолов 5-6%), сила хватки была выше по сравнению с добровольцами контрольной группы.

В нашем исследовании (рис. 4) не было показано влияния ВЖВУР на силу хватки передних лап животных. Потребление животными группы Г3 концентрата полифенолов ягод черники также не оказывало влияния на этот показатель.

На рис. 5 представлены данные мониторинга концентрации глюкозы в крови на протяжении эксперимента.

Начиная с 24-х суток у животных группы Г3 и с 38-х суток у животных группы Г2 выявлено статистически значимое увеличение концентрации глюкозы в крови по сравнению с интактными мышами контрольной группы К1, которое наблюдалось до самого конца эксперимента. Потребление мышами линии C57Bl/6 ВЖВУР приводило к развитию стойкой гипергликемии, без значимого увеличения массы тела. Потребление животными концентрата полифенолов ягод черники на фоне ВЖВУР не оказывало выраженного влияния на уровень глюкозы крови.

Результаты перорального глюкозотолерантного теста представлены на рис. 6.

По результатам 1-го тестирования на 50-е сутки эксперимента подтверждено развитие нарушений углеводного обмена у мышей линии C57Bl/6 на фоне ВЖВУР. Уже к 30-й минуте теста концентрация глюкозы в крови животных обеих групп, получавших ВЖВУР, поднялась до статистически значимо более высокого уровня по сравнению с мышами группы К1 - выше 13 ммоль/л, что говорит о развитии толерантности к глюкозе. На рис. 7 представлены результаты определения ППК в глюкозотолерантном тесте на 50-е (1-й тест) и на 89-е сутки эксперимента (2-й тест). На 89-е сутки эксперимента ППК для животных контрольной группы К1 статистически значимо увеличилась по сравнению с таковой при 1-м тестировании, что привело к нивелированию разницы между сравниваемыми группами.

На рис. 8 представлены результаты проведения теста на инсулинорезистентность.

На рис. 8 показано, что у животных, получавших ВЖВУР, после введения инсулина концентрация глюкозы в крови оставалась статистически значимо выше по сравнению с показателем животных контрольной группы К1 вплоть до 240-й минуты теста. Это свидетельствует о развитии инсулинорезистентности - состояния, характерного для лиц с избыточной массой тела, склонностью к артериальной гипертензии, недостаточной физической активностью и нерациональным питанием. Можно отметить, что на 30-й и 60-й минуте теста концентрация глюкозы у животных опытной группы Г3, получавших концентрат полифенолов, была достоверно ниже показателя для животных группы К2. На рис. 9 представлены результаты определения показателя ППК в тесте на инсулинорезистентность на 73-и (1-й тест) и на 107-е сутки эксперимента (2-й тест).

Показатель ППК на 73-и сутки эксперимента для групп К2 и Г3, получавших ВЖВУР, также был статистически значимо выше по сравнению с показателем для животных контрольной группы К1. Заметна четкая тенденция, как и в случае с результатами, представленными на рис. 8, снижения ППК для животных группы Г3, получавших концентрат полифенолов. Во время 2-го тестирования на 107-е сутки эксперимента, несмотря на более высокий базовый уровень глюкозы крови животных групп К2 и Г3, показатель ППК достоверно не различался между всеми группами (см. рис. 9).

Полученные результаты в тестах свидетельствуют о выраженном повышении толерантности к глюкозе и инсулинорезистентности мышей линии C57Bl/6 при потреблении ВЖВУР. Влияние концентрата полифенолов ягод черники показано в тесте на инсулинорезистентность, свидетельствуя о некотором сглаживании ответной реакции организма мышей на введение ВЖВУР. Показатели, получаемые в глюкозотолерантном тесте на 89-е сутки и на 107-е сутки в тесте на инсулинорезистентность, сравнялись для всех групп животных.

На рис. 10 представлены результаты теста ПКЛ. При втором тестировании (101-е сутки) поведение животных изменилось. Мыши, получавшие ВЖВУР, проводили статистически значимо меньше времени в открытых рукавах лабиринта (см. рис. 10А) и больше времени в закрытых рукавах лабиринта (см. рис. 10Б) по сравнению с 1-м тестированием. Стоит отметить, что мыши из группы К2 проводили статистически значимо меньше времени в открытых рукавах лабиринта также по сравнению с мышами из контрольной группы К1. Соответственно, показана большая тревожность животных группы К2, получавших ВЖВУР, по сравнению с другими группами. Поступление в организм животных концентрата полифенолов в составе ВЖВУР нивелировало отрицательный эффект до уровня контрольной группы К1 в тесте ПКЛ.

Результаты, полученные в тесте УРПИ, свидетельствуют об отсутствии влияния как ВЖВУР, так и разработанного концентрата на обучаемость и память животных в моделируемых условиях.

В табл. 3 представлены результаты определения ряда показателей углеводного и липидного обмена в крови и печени животных всех групп после их выведения из эксперимента на 109-е сутки.

Уровень гликированного гемоглобина в крови, общее содержание жира, холестерина и триглицеридов в печени значимо не различались между животными всех групп. Концентрация инсулина в плазме крови мышей опытной группы Г3 была статистически значимо ниже по сравнению с показателем животных группы К2 и не отличалась достоверно от показателя животных контрольной группы К1. Инсулин - гормон пептидной природы, синтезируемый β-клетками островков Лангерганса, регулирует обмен углеводов путем стимуляции расщепления глюкозы для последующего усвоения и превращения в энергию. Избыток жировой ткани провоцирует усиленную продукцию инсулина и гиперинсулинемию, что, в свою очередь, приводит к уменьшению количества рецепторов инсулина в периферических тканях и к инсулинорезистентности, снижается уровень глюкозы крови, наступает чувство голода [23]. Лептин, пептидный гормон, секретируемый адипоцитами белой жировой ткани, вызывает подавление аппетита. В норме повышение концентрации лептина происходит после обильной еды и сопровождается снижением аппетита. При ожирении наряду с инсулинорезистентностью развивается резистентность к лептину, поэтому измерение концентрации лептина может быть использовано для оценки риска развития этого заболевания. Кроме того, высокий уровень лептина создает высокую вероятность тромбоза [24]. Концентрация лептина в плазме крови мышей, потреблявших только ВЖВУР, была статистически значимо выше, чем у мышей контрольной группы К1, что подтверждает развитие у них нарушений углеводного обмена. Уровень лептина в плазме крови мышей, получавших концентрат полифенолов ягод черники, достоверно не отличался от соответствующего показателя животных групп К1 и К2.

Полученный нами результат согласуется с данными, представленными в работе [25], в которой при индуцировании у мышей линии Swiss Webster ожирения высокожировой диетой было показано повышение концентрации циркулирующего лептина и инсулина, накопление липидов в печени и нарушение толерантности к глюкозе. Потребление мышами-самцами линии Swiss Webster соединения полифенольной природы (ксантогумол) в дозе 60 мг на 1 кг массы тела способствовало снижению концентрации инсулина в крови. В схожей работе тех же авторов [26] ксантогумол снижал концентрацию как лептина, так и инсулина в крови мышей линии C57BL/6J, получавших высокожировой рацион, по сравнению с контрольными животными, получавшими такой же рацион. В работе [27] у крыс линии Sprague Dawley, получавших полифенолы зеленого чая на фоне высокожировой диеты, также показано снижение концентрации инсулина в крови.

Заключение

Получен концентрат полифенолов из ягод черники, сорбированных на измельченной гречневой муке, не содержащий легкоусвояемых углеводов.

Потребление в течение 109 сут концентрата (60 мг-экв. галловой кислоты/кг массы тела) молодыми половозрелыми мышами-самцами линии С57Bl/6 с нарушениями углеводного и липидного обмена, индуцированными ВЖВУР, снижало развитие инсулинорезистентности, а также препятствовало повышению в крови животных концентрации инсулина и лептина.

Установлено анксиолитическое действие концентрата, снижающее тревожность животных в тесте ПКЛ.

Полученные результаты свидетельствуют о целесообразности исследования клинической эффективности разработанного концентрата в составе специализированных пищевых продуктов, предназначенных для профилактики нарушений углеводного и липидного обмена.

Литература

1. Dare A.P., Günther C.S., Grey A.C., Guo G., Demarais N.J., Cordiner S. et al. Resolving the developmental distribution patterns of polyphenols and related primary metabolites in bilberry (Vaccinium myrtillus) fruit // Food Chem. 2022. Vol. 374. Article ID 131703. DOI: https://doi.org/10.1016/j.foodchem.2021.131703

2. Miller K., Feucht W., Schmid M. Bioactive compounds of strawberry and blueberry and their potential health effects based on human intervention studies: a brief overview // Nutrients. 2019. Vol. 11, N 7. P. 1510. DOI: https://doi.org/10.3390/nu11071510

3. Neamtu A.A., Szoke-Kovacs R., Mihok E., Georgescu C., Turcus V., Olah N.K. et al. Bilberry (Vaccinium myrtillus L.) Extracts comparative analysis regarding their phytonutrient profiles, antioxidant capacity along with the in vivo rescue effects tested on a drosophila melanogaster high-sugar diet model // Antioxidants (Basel). 2020. Vol. 9, N 11. P. 1067. DOI: https://doi.org/10.3390/antiox9111067

4. Калимуллин М.И., Сади С.-С.С., Австриевских А.Н., Позняковский В.М. Новый высокотехнологичный биокомплекс для коррекции обменных нарушений при сахарном диабете // Новые технологии. 2019. Т. 47, № 1. С. 77-88. DOI: https://doi.org/10.24411/2072-0920-2019-10108

5. Brasanac-Vukanovic S., Mutic J., Stankovic D.M., Arsic I., Blagojevic N., Vukasinovic-Pesic V. et al. Wild bilberry (Vaccinium myrtillus L., Ericaceae) from Montenegro as a source of antioxidants for use in the production of nutraceuticals // Molecules. 2018. Vol. 23, N 8. P. 1864. DOI: https://doi.org/10.3390/molecules23081864

6. Liu H.Y., Walden T.B., Cai D., Ahl D., Bertilsson S., Phillipson M. et al. Dietary fiber in bilberry ameliorates pre-obesity events in rats by regulating lipid depot, cecal short-chain fatty acid formation and microbiota composition // Nutrients. 2019. Vol. 11, N 6. P. 1350. DOI: https://doi.org/10.3390/nu11061350

7. Chan S.W., Chu T.T.W., Choi S.W., Benzie I.F.F., Tomlinson B. Impact of short-term bilberry supplementation on glycemic control, cardiovascular disease risk factors, and antioxidant status in Chinese patients with type 2 diabetes // Phytother. Res. 2021. Vol. 35, N 6. P. 3236-3245. DOI: https://doi.org/10.1002/ptr.7038

8. Roopchand D.E., Grace M.H., Kuhn P., Cheng D.M., Plundrich N., Poulev A. et al. Efficient sorption of polyphenols to soybean flour enables natural fortification of foods // Food Chem. 2012. Vol. 131, N 4. P. 1193-1200. DOI: https://doi.org/10.1016/j.foodchem.2011.09.103

9. Roopchand D.E., Kuhn P., Poulev A., Oren A., Lila M.A., Fridlender B. et al. Biochemical analysis and in vivo hypoglycemic activity of a grape polyphenol-soybean flour complex // J. Agric. Food Chem. 2012. Vol. 60, N 36. P. 8860-8865. DOI: https://doi.org/10.1021/jf300232h

10. Petrov N.A., Sidorova Y.S., Sarkisyan V.A., Frolova Yu.V., Zorin S.N., Kochetkova A.A. et al. Complex of polyphenols sorbed on buckwheat flour as a functional food ingredient // Food Raw Materials. 2018. Vol. 6, N 2. P. 334-341. DOI: https://doi.org/10.21603/2308-4057-2018-2-334-341

11. Сидорова Ю.С., Шипелин В.А., Петров Н.А., Фролова Ю.В., Кочеткова А.А., Мазо В.К. Экспериментальная оценка in vivo гипогликемических свойств функционального пищевого ингредиента - полифенольной пищевой матрицы // Вопросы питания. 2018. Т. 87, № 4. С. 5-13. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2018-10036

12. Yang H., Xie J., Mu W., Ruan X., Zhang J., Yao L. et al. Tea polyphenols protect learning and memory in sleep-deprived mice by promoting AMPA receptor internalization // Neuroreport. 2020. Vol. 31, N 12. P. 857-864. DOI: https://doi.org/10.1097/WNR.0000000000001462

13. Smith C., Frolinger T., Brathwaite J., Sims S., Pasinetti G.M. Dietary polyphenols enhance optogenetic recall of fear memory in hippocampal dentate gyrus granule neuron subpopulations // Commun. Biol. 2018. Vol. 1. P. 42. DOI: https://doi.org/10.1038/s42003-018-0043-5

14. Meeusen R., Decroix L. Nutritional supplements and the brain // Int. J. Sport Nutr. Exerc. Metab. 2018. Vol. 28, N 2. P. 200-211. DOI: https://doi.org/10.1123/ijsnem.2017-0314

15. Сидорова Ю.С., Петров Н А., Шипелин В.А., Зорин С.Н., Кочеткова А.А., Мазо В.К. Влияние полифенолов листьев черники на степень тревожности, пространственное обучение и память у мышей линии db/db // Вопросы питания. 2019. Т. 88, № 3. С. 53-62. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2019-10029

16. Folch J., Lees M., Sloane Stanley G.H. A simple method for the isolation and purification of total lipides from animal tissues // J. Biol. Chem. 1957. Vol. 226, N 1. P. 497-509.

17. Lee Y., Oh H., Lee M. Anti-inflammatory effects of Agar free-Gelidium amansii (GA) extracts in high-fat diet-induced obese mice // Nutr. Res. Pract. 2018. Vol. 12, N 6. P. 479-485. DOI: https://doi.org/10.4162/nrp.2018.12.6.479

18. Engelke K., Museyko O., Wang L., Laredo J.D. Quantitative analysis of skeletal muscle by computed tomography imaging - state of the art // J. Orthop. Translat. 2018. Vol. 15. P. 91-103. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jot.2018.10.004

19. Ábrigo J., Elorza A.A., Riedel C.A., Vilos C., Simon F., Cabrera D. et al. Role of oxidative stress as key regulator of muscle wasting during cachexia // Oxid. Med. Cell. Longev. 2018. Vol. 2018. Article ID 2063179. DOI: https://doi.org/10.1155/2018/2063179

20. Jackson M.J. Reactive oxygen species in sarcopenia: should we focus on excess oxidative damage or defective redox signalling? // Mol. Aspects Med. 2016. Vol. 50. P. 33-40. DOI: https://doi.org/10.1016/j.mam.2016.05.002

21. Park S.H., Oh J., Jo M., Kim J.K., Kim D.S., Kim H.G. et al. Water extract of lotus leaf alleviates dexamethasone-induced muscle atrophy via regulating protein metabolism-related pathways in mice // Molecules. 2020. Vol. 25, N 20. P. 4592. DOI: https://doi.org/10.3390/molecules25204592

22. Hooper D.R., Orange T., Gruber M.T., Darakjian A.A., Conway K.L., Hausenblas H.A. Broad spectrum polyphenol supplementation from tart cherry extract on markers of recovery from intense resistance exercise // J. Int. Soc. Sports Nutr. 2021. Vol. 18, N 1. P. 47. DOI: https://doi.org/10.1186/s12970-021-00449-x

23. Zhang A.M.Y, Wellberg E.A., Kopp J.L., Johnson J.D. Hyperinsulinemia in obesity, inflammation, and cancer // Diabetes Metab. J. 2021. Vol. 45, N 3. P. 285-311. DOI: https://doi.org/10.4093/dmj.2020.0250

24. Pereira S., Cline D.L., Glavas M.M., Covey S.D., Kieffer T.J. Tissue-specific effects of leptin on glucose and lipid metabolism // Endocr. Rev. 2021. Vol. 42, N 1. P. 1-28. DOI: https://doi.org/10.1210/endrev/bnaa027

25. Logan I.E., Shulzhenko N., Sharpton T.J., Bobe G., Liu K., Nuss S. et al. Xanthohumol requires the intestinal microbiota to improve glucose metabolism in diet-induced obese mice // Mol. Nutr. Food Res. 2021. Vol. 2021. Article ID e2100389. DOI: https://doi.org/10.1002/mnfr.202100389

26. Miranda C.L., Elias V.D., Hay J.J., Choi J., Reed R.L., Stevens J.F. Xanthohumol improves dysfunctional glucose and lipid metabolism in diet-induced obese C57BL/6J mice // Arch. Biochem. Biophys. 2016. Vol. 599. P. 22-30. DOI: https://doi.org/10.1016/j.abb.2016.03.008

27. Xia H.M., Wang J., Xie X.J., Xu L.J., Tang S.Q. Green tea polyphenols attenuate hepatic steatosis, and reduce insulin resistance and inflammation in high-fat diet-induced rats // Int. J. Mol. Med. 2019. Vol. 44, N 4. P. 1523-1530. DOI: https://doi.org/10.3892/ijmm.2019.4285

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Вскрытие
Медицина сегодня
Ждем вас 2-3 декабря 2022 года на Зимней школе РОРР "Визуализация в педиатрии и неонатологии"

Новые знания от ведущих экспертов на Зимней школе РОРР "Визуализация в педиатрии и неонатологии"! Современная педиатрическая практика неотделима от научного и технического прогресса, достижения которого зачастую меняют подходы к диагностике и определению лечебной тактики. В...

Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня

Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня! С 29 ноября по 1 декабря 2022 года в Москве пройдет XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия,...

X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца"

6-7 декабря 2022 года состоится юбилейная X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца", которая будет проходить в очном и онлайн-формате в ФГБУ "НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева"...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»