Фикоцианины Arthrospira platensis: перспективы использования в специализированной пищевой продукции (краткий обзор)

Резюме

Биомасса цианобактерий Arthrospira platensis имеет длительную историю потребления в пищу как источник белка, ряда микронутриентов и минорных биологически активных веществ. Специфические органолептические свойства биомассы A. platensis (выраженный горький вкус) лимитируют ее использование как источника фикоцианинов. Разрабатываемые современные методы экстракции фикоцианинов из биомассы A. platensis позволяют получать их концентраты с улучшенными сенсорными характеристиками для включения в составы специализированной пищевой продукции.

Цель данного краткого обзора - проанализировать результаты исследований по оценке биологической активности фикоцианинов, экстрагируемых из биомассы A. platensis, которые обосновывают перспективность использования их концентратов для включения в состав специализированной пищевой продукции различного целевого назначения.

Материал и методы. Для основного поиска источников использовали интернет-ресурс PubMed, ключевой составляющей которого является база статей MEDLINE, охватывающая около 75% мировых медицинских изданий, помимо этого использовали такие базы данных как Scopus и Web of Science. Глубина поиска - 15 лет. Ключевые слова поиска: Arthrospira platensis, фикоцианины, безопасность, антиоксидантная активность, иммуномодулирующие свойства.

Результаты и обсуждение. С-фикоцианин и аллофикоцианин представляют собой комплексы белков с пигментом фикоцианобилином, их суммарное содержание составляет около 50% от содержания всех белков в составе биомассы A. platensis. Значительное число токсикологических исследований свидетельствует об отсутствии рисков здоровью человека при использовании в питании фикоцианин-содержащих экстрактов A. platensis. Доказательства антиоксидантного действия фикоцианинов, экстрагируемых из биомассы A. platensis, их противовоспалительной активности, иммуномодулирующих свойств получены экспериментально in vitro, in vivo, а также в клинических исследованиях.

Заключение. Токсикологическими исследованиями и экспериментальными тестированиями in vivo показано безопасное и эффективное использование экстрактов биомассы A. platensis с высоким содержанием фикоцианинов как дополнительного средства диетопрофилактики и диетотерапии. Эти данные свидетельствуют о перспективности проведения дополнительных исследований по возможности включения концентратов фикоцианинов в состав специализированных пищевых продуктов различного целевого назначения.

Ключевые слова:биомасса Arthrospira platensis; экстракт; фикоцианины; антиоксидантная активность; противовоспалительная активность; иммуномодулирующие свойства; исследования in vitro и in vivo

Финансирование. Поисково-аналитическая работа проведена при финансировании РНФ (проект № 22-16-00006 "Пищевые ингредиенты, повышающие эффективность вакцинации против коронавирусной инфекции: технология, доклиническая оценка in vivo").

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие конфликтов интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Мазо В.К.; сбор и обработка материала - Бирюлина Н.А., Багрянцева О.В.; написание текста, редактирование, утверждение окончательного варианта статьи, ответственность за целостность всех частей статьи - все авторы.

Для цитирования: Бирюлина Н.А., Мазо В.К., Багрянцева О.В. Фикоцианины Arthrospira platensis: перспективы использования в специализированной пищевой продукции (краткий обзор) // Вопросы питания. 2022. Т. 91, № 6. С. 30-36. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2022-91-6-30-36

Обычно используемый в пищевой промышленности термин "сине-зеленая микроводоросль спирулина" относится к цианобактерии Arthrospira platensis (A. platensis) - одному из древнейших фотосинтетических микроорганизмов в составе царства бактерий. Ранее род Spirulina и род Arthrospira были объединены в единый род Spirulina, а с уточнением таксономии микроорганизмов род Arthrospira выделен из рода Spirulina в самостоятельный род и вначале отнесен к семейству Phormidiaceae, а затем к новому семейству Microcoleaceae [1].

Фотосинтетический аппарат A. platensis включает систему фикобилисом, образуемых в основном фикобилипротеинами С-фикоцианином и аллофикоцианином - комплексами белков, ковалентно связанных тиоидной связью с хромофором фикоцианобилином [2, 3]. Максимум спектра поглощения для С-фикоцианина составляет 610-625 нм, аллофикоцианина - 650-660 нм. Фикоцианобилин - это нециклический тетрапиррол, имеющий молекулярную массу 589 г/моль (эмпирическая формула С33Н40N4O6). Аминокислотные составы С-фикоцианинов, выделяемых из биомассы разных штаммов A. platensis, различаются незначительно [4]. Суммарное содержание С-фикоцианина и аллофикоцианина составляет около 50% от содержания всех белков в составе биомассы A. platensis.

Результаты клинических и экспериментальных исследований in vitro и in vivo биологической активности A. platensis широко представлены и обсуждены в ряде зарубежных работ, в том числе вышедших относительно недавно [5, 6]. В нашем предыдущем обзоре [7] были обсуждены возможности использования биомассы A. platensis для профилактики и/или диетической коррекции нарушений углеводного или липидного обмена.

Цель данного краткого обзора - проанализировать результаты исследований по оценке биологической активности фикоцианинов, экстрагируемых из биомассы A. platensis, которые обосновывают перспективность использования их концентратов для включения в состав специализированной пищевой продукции (СПП) различного целевого назначения.

Материал и методы

Для основного поиска источников использовали интернет-ресурс PubMed, ключевой составляющей которого является база статей MEDLINE, охватывающая около 75% мировых медицинских изданий, помимо этого использовали такие базы данных, как Scopus и Web of Science. Глубина поиска - 15 лет. Ключевые слова поиска: Arthrospira platensis, фикоцианин, антиоксидантная активность, иммуномодулирующие и противовоспалительные свойства.

Результаты

Антиоксидантная активность

Экспериментально in vitro и in vivo, а также в клинических исследованиях получены доказательства антиоксидантного действия биомассы А. platensis и ее фикоцианиновых экстрактов. Антиоксидантные свойства А. platensis и ее способность улавливать свободные радикалы обусловлены в первую очередь фикоцианином, а именно входящим в его состав фикоцианобилином. Билиновый хромофор способен удалять алкоксильные, гидроксильные и пероксильные радикалы и реагировать с пероксинитритом (ONOO-) и хлорноватистой кислотой (HClO) [8]. Пероральное введение С-фикоцианина и фикоцианобилина предотвращает толерантность к морфину и гипералгезию у грызунов за счет эффективного улавливания свободных радикалов пероксинитрита и ингибирования НАДФН-оксидазных комплексов [9]. Антиоксидантные, иммуностимулирующие и противовоспалительные свойства С-фикоцианина установлены при использовании этого белка в дозе 200 мг на 1 кг массы тела в течение 15 дней в качестве нейропротектора при моделировании энцефаломиелита у грызунов, индуцированного субплантарным введением энцефалитогена, выделенного из спинного мозга крыс линии Sprague Dawley [10]. Антиоксидантные свойства фикоцианина тестировали с использованием модели ex vivo изолированной перфузированной печени крыс, поврежденной ишемией/реперфузией. Было показано уменьшение повреждений печени вследствие снижения активности печеночных трансаминаз и щелочной фосфатазы, активированных окислительным стрессом [11]. В работе [12] показано активирующее действие биомассы А. platensis на экспрессию гемоксигеназы-1 в эндотелиальных клетках и при атеросклеротических поражениях аорты у мышей, дефицитных по аполипопротеину Е, при ее потреблении в дозе 1 г на 1 кг массы тела в течение 2 мес. Кроме того, биомасса А. platensis и фикоцианобилин активировали эндотелиальную синтазу оксида азота и подавляли экспрессию молекулы адгезии сосудистого эндотелия 1-го типа. Аллофикоцианин также проявляет высокую антиоксидантную активность, более эффективно по сравнению с фикоцианином улавливая пероксильные радикалы [13].

Противовоспалительные эффекты

Противовоспалительная активность фикоцианинов связана главным образом с экспрессией генов и активацией ферментов антиоксидантной защиты (супероксиддисмутазы и глутатионпероксидазы), а также с модуляцией функции макрофагов, ингибирующей провоспалительные сигналы. Как было показано в опытах на крысах, у которых подкожным введением липополисахарида было вызвано острое повреждение печени, введение также интраперитонеально С-фикоцианина однократно в дозе 50 мг на 1 кг массы тела ингибировало активность циклооксигеназы-2, вызывая снижение симптомов воспаления и боли [14]. Фикоцианин способен снижать воспалительные реакции и апоптоз, оказывая супрессорное воздействие на фактор транскрипции, контролирующий экспрессию генов иммунного ответа и апоптоза. Показано, что фикоцианин способен предотвращать индуцированный ультрафиолетом апоптоз эпителия путем регуляции активности протеинкиназы С и активации защитного сигнального пути [15]. Фикоцианобилин под действием фермента биливердинредуктазы превращается в фикоцианорубин, имеющий сходную структуру с билирубином, и имитирует ингибирующую активность билирубина по отношению к связанным с мембраной ферментным комплексам, известным как НАДФН-оксидазы (NOX) [16]. Прием биомассы A. platensis и ее экстрактов, обогащенных фикоцианобилином, может способствовать предотвращению РНК-вирусной инфекции за счет восстановления нативной структуры цистеина 98 (Cys98) в толл-подобном рецепторе 7, вызывающего выработку интерферона 1-го типа [17].

Антивирусные и иммуномодулирующие свойства

Антивирусные и иммуномодулирующие свойства (влияние на врожденный и специфический иммунитет) биомассы A. platensis и Arthrospira maxima (A. maxima) и их экстрактов, содержащих фикоцианины, на протяжении ряда лет являются предметом тестирований in vitro, in vivo и в клинических исследованиях [18-20].

Коронавирусная инфекция COVID-19 обострила проблему повышения устойчивости организма человека к вирусной инфекции и в том числе значимости оптимального пищевого статуса, обеспечивающего потребности человека не только в макро- и микронутриентах, но и в минорных биологически активных веществах пищи, для поддержания гуморального и клеточного звеньев иммунной системы в целях профилактики вирусной инфекции. В работе [18] показано, что экстракт A. platensis ингибирует образование вирусных бляшек и снижает репликацию вируса гриппа в клеточных культурах. Экстракт A. platensis при пероральном введение в дозе 50 мг на 1 кг массы тела в течение 4 дней действовал на ранней стадии инфекции, снижая количество вируса в клетках и улучшая выживаемость мышей BALB, инфицированных гриппом, нарушая при этом гемагглютинацию вирусных частиц с эритроцитами и тем самым подавляя инфекционный процесс [18]. Усиление иммунного ответа, имевшее место у добровольцев, потреблявших 50 мл водного экстракта A. platensis в течение 2 мес, установлено в работе [19]. В этом исследовании пероральное введение водорастворимой фракции A. platensis значимо увеличивало продукцию γ-интерферона (ИФН-γ) более чем у 50% принимавших участие в исследовании добровольцев-мужчин в возрасте 40-65 лет. Недавно в системе in silico получены предварительные результаты, свидетельствующие о возможном прямом взаимодействии С-фикоцианина с вирусом SARS-CoV-2 и ингибировании его репликации [21]. В обзорной работе [22] описаны проявления антивирусного действия биомассы A. platensis и A. maxima. Так, водный экстракт A. platensis ингибировал репликацию ВИЧ-1 в Т-клетках и мононуклеарных клетках периферической крови. Метанольный экстракт A. maxima проявлял активность против инфекций, вызванных вирусом простого герпеса 2 типа (ВПГ-2). Водный экстракт A. platensis показал потенциальную противовирусную активность в отношении вируса гриппа А, ВИЧ-1, ВПГ-2. Аллофикоцианин ингибировал образование вирусных бляшек и синтез РНК. Возможно, что "бустерное" влияние на иммунный ответ может быть усилено при использовании экстрактов биомассы A. platensis или A. maxima, обогащенной в процессе выращивания такими эссенциальными микроэлементами со свойствами антиоксидантов и иммуномодуляторов, как селен и цинк.

Токсикологические исследования

Биомасса A. platensis имеет длительную историю потребления в пищу как источник белка, ряда микронутриентов и минорных биологически активных веществ, все шире используемых за последние годы в пищевой, фармацевтической и косметической промышленности [23-25]. Проведено значительное число исследований по токсикологической оценке как биомассы A. platensis, так и ее водных фикоцианиновых экстрактов.

Сравнительный анализ химического состава фикоцианиновых экстрактов и сухой биомассы A. platensis, проведенный Международным комитетом экспертов Продовольственной и сельскохозяйственной организации Организации Объединенных Наций/Всемирной организации здравоохранения по пищевым добавкам (JECFA), позволил сделать заключение о том, что вследствие сходства их химического состава, возможно использование результатов исследований токсичности порошка биомассы A. platensis (далее - порошка A. platensis) при оценке токсичности экстракта [26].

В докладе JECFA [26] представлены данные экспериментальных исследований токсичности порошка и экстракта биомассы A. platensis. При разовом внутрижелудочном введении в остром эксперименте экстракт A. platensis не оказывал токсического действия на мышей в дозе до 3000 мг на 1 кг массы тела (содержание фикоцианина в экстракте не сообщается), а также на крыс при введении в дозе до 5000 мг на 1 кг массы тела (содержание фикоцианина 24-26%). Доза сухого порошка A. platensis, не вызывающая негативных проявлений у подопытных животных (NOAEL), составила 10 000 мг на 1 кг массы тела [26, 27].

Потребление порошка A. platensis мышами и крысами в количестве от 5 до 30% от массы рациона (от 45 до 7500 мг на 1 кг массы тела в сутки) в хронических экспериментах (до 84 нед) также не вызвало изменений показателей системной токсичности. Единственным негативным проявлением, наблюдаемым у крыс и мышей, получавших с рационом порошок A. platensis в количестве до 7500 мг на 1 кг массы тела в сутки было дозозависимое увеличение массы семенных желез, но без каких-либо гистологических изменений [26, 28-30].

Не получено доказательств репродуктивной токсичности в отношении мышей и крыс при суточном потреблении порошка A. platensis мышами в дозе 45 000 мг на 1 кг массы тела, крысами - 18 000 мг на 1 кг массы тела [26]. Самцы мышей и крыс получали его в течение 9 нед, самки мышей - в течение 8 нед, самки крыс - в течение 2 нед во время спаривания и беременности [26].

При введении в рацион самкам мышей порошка A. platensis с 15-го до 21-го дня беременности и на протяжении всего периода лактации в количестве 15 000, 30 000 и 45 000 мг на 1 кг массы тела в сутки было показано, что в группе, получавшей максимальную дозу (45 000 мг/кг), масса тела детенышей первого поколения и их выживаемость снижались. Во втором поколении, не получавшем с кормом порошок A. platensis, масса тела и выживаемость детенышей не отличались от показателей в контрольной группе. При скармливании порошка A. platensis крысам, кроликам, свиньям, овцам и коровам в очень высоких концентрациях (до 40 000 мг на 1 кг массы тела в сутки) не выявлено негативных проявлений в состоянии животных. Не было отмечено токсического действия экстракта A. platensis (содержание фикоцианина 24%) в дозе 3000 мг на 1 кг массы тела в сутки при его внутрижелудочном введении крысам в течение 14 сут. Аналогичные результаты были получены в экспериментах различной длительности (12 и 14 нед, 12 мес) при введении экстракта A. platensis в составе рациона крысам в дозах от 500 до 4000 мг на 1 кг массы тела в сутки [26]. Экстракт A. platensis (содержание фикоцианинов 26%) не проявлял генотоксичности в тесте Эймса, проведенные in vivo эксперименты не выявили в отношении фикоцианинов в составе экстракта A. platensis кумулятивного эффекта, репродуктивной токсичности, генотоксичности у мышей, крыс и хомяков, в том числе у растущих животных [26]. Негативные эффекты при потреблении порошка и экстрактов спирулины проявляются только в случае введения в рацион доз, не используемых в питании человека. Как отмечается в документе [26], случаи побочных эффектов, в частности аллергических проявлений, при приеме порошка A. platensis в составе пищевых продуктов или биологически активных добавок к пище крайне редки. Данные исследований [31] свидетельствуют о том, что содержание токсичных элементов в порошке и/или экстрактах A. platensis не превышает установленных ТР ТС 021/2011 "О безопасности пищевой продукции" максимально допустимых уровней.

A. platensis является сырьем для производства пищевого красителя Е160a. Данная пищевая добавка применяется в пищевой промышленности стран - членов ЕАЭС в соответствии с Техническим регламентом Таможенного союза ТР ТС 029/2012 "Требования безопасности пищевых добавок, ароматизаторов и технологических вспомогательных средств". Для окрашивания определенных видов пищевых продуктов Е160a используется в соответствии с технологической необходимостью (согласно технической документации).

Установлены адекватный и верхний допустимый уровни суточного потребления фикоцианинов в составе специализированных пищевых продуктов и биологически активных добавок к пище для взрослых - 50 и 150 мг/сут соответственно1.

1 Приложение 5 гл. II раздел 1. Требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов Единых санитарно-эпидемиологических и гигиенических требований к товарам, подлежащих санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю) https://eec.eaeunion.org

Заключение

Токсикологическими исследованиями и экспериментальными тестированиями in vivo показано безопасное и эффективное использование экстрактов биомассы A. platensis с высоким содержанием фикоцианинов. Неудовлетворительные органолептические свойства биомассы A. platensis (прежде всего выраженный горький вкус) существенно лимитируют ее использование в достаточном количестве как источника фикоцианинов в составе СПП. Соответственно, перспективно использование концентратов фикоцианинов в составах СПП различного целевого назначения как дополнительного средства диетопрофилактики и диетотерапии. Тем не менее следует учитывать, что включение в состав пищевых продуктов фикоцианинов, экстрагированных из биомассы A. platensis, сопровождается их взаимодействием с другими ингредиентами в процессе получения продукта и может влиять на антиоксидантные, гипогликемические и гиполипидемические свойства образующихся комплексов. С позиций доказательной медицины представляется целесообразным проведение дополнительных исследований по оценке эффективности концентратов фикоцианинов в составе СПП различного целевого назначения.

Литература

1. Komárek J., Kaštovský J., Mareš J., Johansen J.R. Taxonomic classification of cyanoprokaryotes (cyanobacterial genera) 2014, using a polyphasic approach // Preslia. 2014. Vol. 86, N 4. P. 295-335.

2. Ikeuchi M., Ishizuka T. Cyanobacteriochromes: a new superfamily of tetrapyrrole-binding photoreceptors in cyanobacteria // Photochem. Photobiol. Sci. 2008. Vol. 7, N 10. Abstr. 1159. DOI: https://doi.org/10.1039/b802660m

3. Arashiro L.T., Ferrer I., Pániker C.C., Gómez-Pinchetti J.L., Rousseau D.P, Van Hulle S.W.H. et al. Natural pigments and biogas recovery from microalgae grown in wastewater // ACS Sustain. Chem. Eng. 2020. Vol. 8, N 29. P. 10 691−10 701. DOI: https://doi.org/10.1021/acssuschemeng.0c01106

4. Liu Q., Huang Y., Zhang R., Cai T., Cai Y. Medical application of Spirulina platensis derived C-Phycocyanin // Evid. Based Complement. Alternat. Med. 2016. Vol. 2016. Article ID 7803846. DOI: https://doi.org/10.1155/2016/7803846

5. Finamore A., Palmery M., Bensehaila S., Peluso I. Antioxidant, immunomodulating, and microbial-modulating activities of the sustainable and ecofriendly Spirulina // Oxid. Med. Cell. Longev. 2017. Vol. 69. P. 157-171. DOI: https://doi.org/10.1155/2017/3247528

6. Wu Q., Liu L., Miron A., Klimova B., Wan D., Kuca K. The antioxidant, immunomodulatory, and anti-inflammatory activities of Spirulina: an overview // Arch. Toxicol. 2016. Vol. 90, N 8. P. 1817-1840. DOI: https://doi.org/10.1007/s00204-016-1744-5

7. Мазо В.К., Бирюлина Н.А., Сидорова Ю.С. Arthrospira platensis: антиоксидантные, гипогликемические и гиполипидемические эффекты in vitro и in vivo (краткий обзор) // Вопросы питания. 2022. Т. 91, № 4. С. 19-25. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2022-91-4-19-25

8. Romay Ch., González R., Ledón N., Remirez D., Rimbau V. C-phycocyanin: a biliprotein with antioxidant, anti-inflammatory and neuroprotective effects // Curr. Protein Pept. Sci. 2003. Vol. 4, N 3. P. 207-216. DOI: https://doi.org/10.2174/1389203033487216

9. McCarty M.F., Iloki-Assanga S. Co-administration of phycocyanobilin and/or phase 2-inducer nutraceuticals for prevention of opiate tolerance // Curr. Pharm. Des. 2018. Vol. 24, N 20. P. 2250-2254. DOI: https://doi.org/10.2174/1381612824666180723162730

10. Cervantes-Llanos M., Lagumersindez-Denis N., Marín-Prida J., Pavón-Fuentes N., Falcon-Cama V., Piniella-Matamoros B. et al. Beneficial effects of oral administration of C-Phycocyanin and Phycocyanobilin in rodent models of experimental autoimmune encephalomyelitis // Life Sci. 2018. Vol. 194. P. 130-138. DOI: https://doi.org/10.1016/j.lfs.2017.12.032

11. Gdara N.B., Belgacem A., Khemiri I., Mannai S., Bitri L. Protective effects of phycocyanin on ischemia/reperfusion liver injuries // Biomed. Pharmacother. 2018. Vol. 102. P. 196-202. DOI: https://doi.org/10.1016/j.biopha.2018.03.025

12. Strasky Z., Zemankova L., Nemeckova I., Rathouska J., Wong R.J., Muchova L. et al. Spirulina platensis and phycocyanobilin activate atheroprotective heme oxygenase-1: a possible implication for atherogenesis // Food Funct. 2013. Vol. 4, N 11. P. 1586-1594. DOI: https://doi.org/10.1039/c3fo60230c

13. Cherdkiatikul T., Suwanwong Y. Production of the α and β subunits of Spirulina Allophycocyanin and C-Phycocyanin in Escherichia coli: a comparative study of their antioxidant activities // J. Biomol. Screen. 2014. Vol. 19, N 6. P. 959-965. DOI: https://doi.org/10.1177/1087057113520565

14. Leung P., Lee H.H., Kung Y.C., Tsai M.F., Chou T.C. Therapeutic effect of C-Phycocyanin extracted from blue green algae in a rat model of acute lung injury induced by lipopolysaccharide // Evid. Based Complement. Alternat. Med. 2013. Vol. 2013. P. 1-11. DOI: https://doi.org/10.1155/2013/916590

15. Kim N.N., Shin H.S., Park H.G., Lee J., Kil G.S., Choi C.Y. Profiles of photosynthetic pigment accumulation and expression of photosynthesis-related genes in the marine cyanobacteria Synechococcus sp.: Effects of LED wavelengths // Biotechnol. Bioprocess Eng. 2014. Vol. 19, N 2. P. 250-256. DOI: https://doi.org/10.1007/s12257-013-0700-y

16. Zheng J., Inoguchi T., Sasaki S., Maeda Y., McCarty M.F., Fujii M. et al. Phycocyanin and phycocyanobilin from Spirulina platensis protect against diabetic nephropathy by inhibiting oxidative stress // Am. J. Physiol. Integr. Comp. Physiol. 2013. Vol. 304, N 2. P. 110-120. DOI: https://doi.org/10.1152/ajpregu.00648.2011

17. McCarty M.F., DiNicolantonio J.J. Nutraceuticals have potential for boosting the type 1 interferon response to RNA viruses including influenza and coronavirus // Prog. Cardiovasc. Dis. 2020. Vol. 63, N 3. P. 383-385. DOI: https://doi.org/10.1016/j.pcad.2020.02.007

18. Chen Y.H., Chang G.K., Kuo S.M., Huang S.Y, Hu I.C. et al. Well-tolerated Spirulina extract inhibits influenza virus replication and reduces virus-induced mortality // Sci. Rep. 2016. Vol. 6, N 1. Article ID 24253. DOI: https://doi.org/10.1038/srep24253

19. Ratha S.K., Renuka N., Rawat I., Bux F. Prospective options of algae-derived nutraceuticals as supplements to combat COVID-19 and human coronavirus diseases // Nutrition. 2021. Vol. 83. Article ID 111089. DOI: https://doi.org/10.1016/j.nut.2020.111089

20. Ferreira A.O., Polonini H.C., Dijkers E.C.F. Postulated adjuvant therapeutic strategies for COVID-19 // J. Pers. Med. 2020. Vol. 10, N 3. Abstr. 80. DOI: https://doi.org/10.3390/jpm10030080

21. Raj T.K., Ranjithkumar R., Kanthesh B.M., Gopenath T.S. C-Phycocyanin of Spirulina plantesis inhibits NSP12 required for replication of SARS-COV-2: a novel finding in-silico // Int. J. Pharm. Sci. Res. 2020. Vol. 11, N 9. P. 4271-4278. DOI: https://doi.org/10.13040/IJPSR.0975-8232.11(9).4271-4278

22. Elaya Perumal U., Sundararaj R. Algae: a potential source to prevent and cure the novel coronavirus - a review // Int. J. Emerg. Technol. 2020. Vol. 11, N 2. P. 479-483.

23. Kerna N., Nwokorie U., Ortigas M., Chawla S., Pruitt K., Flores J. et al. Spirulina miscellany: medicinal benefits and adverse effects of Spirulina // EC Nutrition. 2022. Vol. 17. P. 25-36. DOI: https://doi.org/10.31080/ecnu.2022.17.01013

24. Manirafasha E., Ndikubwimana T., Zeng X., Lu Y., Jing K. Phycobiliprotein: potential microalgae derived pharmaceutical and biological reagent // Biochem. Eng. J. 2016. Vol. 109. P. 282-296. DOI: https://doi.org/10.1016/j.bej.2016.01.025

25. Петрухина Д.И. Оценка возможности увеличения биомассы и продуктов синтеза у родов Spirulina и Arthrospira (Cyanophyta) после криоконсервации // Труды Карельского научного центра РАН. 2019. № 6. С. 74-84. DOI: https://doi.org/10.17076/eb905

26. Evaluation of Certain Food Additives: Eighty-Sixth Report of the Joint FAO/WHO Expert Committee on Food Additives. Geneva : World Health Organization and Food and Agriculture Organization of the United Nations, 2019 (WHO technical report series; No. 1014). Licence: CC BY-NC-SA 3.0 IGO.

27. Grover P., Bhatnagar A., Kumari N., Bhatt A., Nishad D., Purkayastha J. C-Phycocyanin - a novel protein from Spirulina platensis - in vivo toxicity, antioxidant and immunomodulatory studies // Saudi J. Biol. Sci. 2021. Vol. 28, N 3. P. 1853-1859. DOI: https://doi.org/10.1016/j.sjbs.2020.12.037

28. Hutadilok-Towatana N., Reanmongko W., Satitit S., Panichayupakaranant P., Ritthisunthorn P. A subchronic toxicity study of Spirulina platensis // Food Sci. Technol. Res. 2008. Vol. 14, N 4. P. 351-358. DOI: https://doi.org/10.3136/FSTR.14.351

29. Modeste V., Brient A., Thirion-Delalande C., Forster R., Aguenou C., Griffiths H. et al. Safety evaluation of Galdieria high-protein microalgal biomass // Toxicol. Res. Appl. 2019. Vol. 3. P. 13. DOI: https://doi.org/10.1177/2397847319879277

30. Bashir S., Sharif M.K., Javed M., Amjad A., Khan A., Shah F. et al. Safety assessment of Spirulina platensis through sprague dawley rats modeling // Food Sci. Technol. 2020. Vol. 40, N 2. P. 376-381. DOI: https://doi.org/10.1590/fst.41918

31. Masten Rutar J., Jagodic Hudobivnik M., Necemer M., Vogel Mikus K., Arcon I., Ogrinc N. Nutritional quality and safety of the Spirulina dietary supplements sold on the Slovenian market // Foods. 2022. Vol. 11. Abstr. 849. DOI: https://doi.org/10.3390/foods11060849

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Вскрытие
Медицина сегодня
IX Междисциплинарная международная конференция: "Актуальные вопросы микрохирургии". Памяти Н.О. Миланова.

Приветствуем вас в новом 2023 году, который мы встретили с надеждой и неизменно с планами на будущее! Традиционно в феврале ученики Николая Олеговича Миланова, сотрудники основанной им кафедры в Сеченовском Университете, планируют проведение уже девятой мемориальной...

Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах

Уважаемые коллеги! 10.02.2023 состоится Совместный научно-образовательный симпозиум Национальной Ассоциации по тромбозу и гемостазу и ФГБНУ "Научный центр неврологии" "Тромботические проблемы при цереброваскулярной патологии и коморбидных процессах". Начало регистрации в...

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ!

Приглашаем специалистов Сибирского федерального округа 9-10 февраля посетить Школу РОАГ! Успешно продолжается образовательная работа общероссийского проекта "Школы РОАГ". Очередная встреча пройдет 9-10 февраля в онлайн-формате и объединит врачей Иркутска, Кемерово, а также...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»