Сравнительный анализ общего содержания полифенолов в некоторых видах соковой продукции промышленного производства

Резюме

Фрукты являются важнейшим источником полифенолов - веществ, оказывающих положительное влияние на здоровье человека. Современные технологии промышленной переработки фруктов в сок направлены на сохранение в нем полезных компонентов исходного сырья. Вопрос содержания полифенолов в соковой продукции промышленного производства и особенно изменения их концентрации в течение времени важен для понимания пищевой ценности соковой продукции и требует дополнительного изучения.

Цель работы - изучение общего содержания полифенолов в зависимости от вида соковой продукции и времени, прошедшего с момента изготовления продукта.

Материал и методы. Общее содержание полифенолов в пересчете на галловую кислоту определяли методом Фолина-Чокальтеу в 4 популярных видах соковой продукции (апельсиновый, грейпфрутовый и яблочный соки, вишневый нектар) различных торговых марок и с разными датами производства. Проанализированы результаты определения полифенолов в 60 образцах продукции, отобранных из российских торговых сетей.

Результаты. Полифенолы обнаружены во всех видах продукции в значимых количествах: в апельсиновых соках - от 678 до 870 мг/кг, в грейпфрутовых соках - от 447 до 798 мг/кг, в яблочных соках - от 264 до 1320 мг/кг, в вишневых нектарах - от 696 до 1090 мг/кг. Наибольшее среднее содержание выявлено в вишневых нектарах (859±106 мг/кг), следом идут апельсиновые (781±54 мг/кг) и грейпфрутовые соки (634±91 мг/кг). В яблочных соках наблюдается значительный разброс содержания полифенолов в зависимости от способа производства сока - наиболее высокое содержание полифенолов обнаружено в яблочных соках прямого отжима (1119±124 мг/кг). Содержание полифенолов в продуктах, хранившихся полгода и более, не показывает каких-либо значимых отличий от содержания в более свежих продуктах, что позволяет говорить о стабильно высоком содержании полифенолов в соковой продукции на протяжении всего срока годности.

Заключение. Исследование показало присутствие в соковой продукции высоких концентраций общих полифенолов.

Не обнаружена зависимость содержания полифенолов в продукте от времени, прошедшего с момента производства продукта. Соковая продукция промышленного производства может внести значительный вклад в поступление полифенолов в организм человека.

Ключевые слова:полифенолы; общее содержание полифенолов; соковая продукция; фруктовый сок; нектар

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Бережная Ю.А. и Кутепова И.С. являются сотрудниками PepsiCo, Inc., любые мнения или научные интерпретации, выраженные в данной статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают позицию или политику PepsiCo, Inc. Шашин Д.Л. и Поляков С.А. являются сотрудниками АО "Мултон", в работе изложена авторская точка зрения. Все остальные авторы декларируют отсутствие конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования - Хомич Л.М., Бережная Ю.А., Шашин Д.Л., Поляков С.А., Кутепова И.С.; сбор и статистическая обработка данных - все авторы; написание текста - Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И.; редактирование, утверждение окончательного варианта статьи, ответственность за целостность всех частей статьи - все авторы.

Для цитирования: Хомич Л.М., Бережная Ю.А., Шашин Д.Л., Поляков С.А., Кутепова И.С., Перова И.Б., Эллер К.И. Сравнительный анализ общего содержания полифенолов в некоторых видах соковой продукции промышленного производства // Вопросы питания. 2022. Т. 91, № 5. С. 124-132. DOI: https://doi.org/10.33029/0042-8833-2022-91-5-124-132

Эпидемиологические данные связывают питание, богатое фруктами и овощами, со снижением риска развития неинфекционных заболеваний, к которым относят заболевания сердечно-сосудистой системы, онкологические, сахарный диабет и др., в первую очередь те, которые, как считается, вызываются хроническим воспалением [1-5], благоприятно влияют на микробиоту кишечника [6] и антиоксидантный статус при беременности [7], а также являются частью диеты, снижающей вероятность депрессии [8]. Оценка связи между потреблением фруктов и овощей и различными заболеваниями и общей смертностью, проведенная на основании 95 исследований, показала, что потребление фруктов и овощей ассоциировано с уменьшением риска сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний и смертности от всех причин, при этом предполагается, что потребление фруктов и овощей на уровне более 800 г/сут могло бы предотвратить 7,8 млн случаев преждевременной смерти во всем мире [9].

Присутствие во фруктах, имеющих сложный химический состав, полифенольных соединений рассматривается как один из важнейших факторов, способствующих укреплению здоровья. Фруктовые соки являются продуктами переработки фруктов и содержат большинство веществ, присутствующих в соответствующих плодах. Считается, что сок может быть альтернативой для замены одной из порций фруктов и овощей [10-12]

Наиболее важным представляется изучение химического состава соков промышленного производства, так как в настоящее время они наиболее часто потребляются населением. К популярным видам соковой продукции относятся яблочный, апельсиновый и грейпфрутовый соки, а также вишневые нектары, изготавливаемые из вишневого сока [13]. Исследования показывают, что каждый из этих соков содержит свой уникальный набор полифенольных соединений. Для яблочного сока это в первую очередь хлорогеновые кислоты. По данным исследований яблочных соков промышленного производства, продающихся в России, содержание хлорогеновых кислот составило 1,6-11,8 мг/100 мл [14]. Кроме хлорогеновых кислот, в яблочных соках содержатся другие фенольные кислоты, такие как кофейная, кумаровая, феруловая, и их эфиры, а также флавоноиды - катехины, кверцетин, рутин, дигидрохалконы и проантоцианидины [14]. Содержание полифенольных соединений в яблочных соках варьирует в широких пределах и зависит от особенностей производства и технологической обработки сока. Полифенолы в цитрусовых соках представлены преимущественно флавоноидами, в первую очередь флаванонами. Основным флаванонгликозидом в апельсиновом соке является гесперидин, содержание которого составляет более 90% от суммы флаванонов. Количество гесперидина в апельсиновых соках варьирует от 4,6 до 122,1 мг/100 мл [15], в соках промышленного производства - в интервале 14,8-116 мг/100 мл [15]. Кроме гесперидина в апельсиновых соках обнаружены нарирутин, нарингин, дидимин и понцирин [15, 16]. Содержание нарингина, дидимина и понцирина в апельсиновых соках промышленного производства составило соответственно 0,00-7,54; 0,80-3,53 и 0,49-1,59 мг/100 мл [16]. Флавоноиды грейпфрутового сока также представлены преимущественно флаванонами. Содержание флавоноидов зависит от особенностей производства и технологической обработки сока. Основным флаванонгликозидом в грейпфрутовом соке является нарингин, содержание которого составляет более 70% суммы флаванонов, его количество колеблется от 4,8 до 119,7 мг/100 мл [15].

По данным исследований грейпфрутовых соков промышленного производства, содержание нарингина составило 12,3-63,2 мг/100 мл [17]. Кроме нарингина, в грейпфрутовом соке обнаружен нарирутин, эриоцитрин, гесперидин, дидимин, понцирин, а также свободный агликон нарингенин [15, 17]. Полифенольные соединения вишневого сока представлены в основном флавоноидами и гидроксикоричными кислотами. Флавоноиды вишневого сока включают как окрашенные, так и неокрашенные соединения. Цвет вишни и вишневого сока определяется присутствием антоцианинов - природных пигментов, имеющих красную или фиолетовую окраску, суммарное содержание антоцианинов в вишневом соке варьирует в пределах 15,73-59,5 мг/100 мл (в пересчете на цианидин-3-О-глюкозид) [18]. По данным исследований вишневой соковой продукции [19], содержание антоцианинов в вишневом соке составило 4,69-24,44 мг/100 мл. В нем присутствуют также другие группы флавоноидов: катехины и флавонолы (кверцетин, рутин, кемпферол) [18, 19]. Гидроксикоричные кислоты в вишне представлены в основном хлорогеновыми кислотами (кофеоилхинными) и 3-кумароилхинной кислотой [18, 19]. Данные исследований 10 образцов вишневой соковой продукции подтверждают присутствие в вишневом соке хлорогеновых кислот и 3-кумароилхинной кислоты на уровне 16,23-27,96 и 8,74-19,63 мг/100 мл соответственно [19]. В целом общее содержание полифенолов можно рассматривать как интегральную базовую характеристику соков с точки зрения их потенциального влияния на здоровье.

Для определения общего содержания полифенолов используются два основных способа - суммирование содержания индивидуальных фенольных соединений по данным высокоэффективной жидкостной хроматографии с диодно-матричным детектированием и суммарный метод Фолина-Чокальтеу. Последний основан на окислении фенолов с помощью молибдо-вольфрамо-фосфорного гетерополианионного реагента с образованием окрашенного продукта с максимумом поглощения в видимой области при длине волны 765 нм в модификации с использованием калибровки по галловой кислоте [20]. Оптическая плотность окрашенного продукта окисления прямо пропорциональна концентрации фенольных соединений в образце. Преимуществами метода Фолина-Чокальтеу являются простота определения и высокая воспроизводимость при соблюдении ряда условий [20, 21], среди которых концентрации реагентов, время добавления и инкубации, использование эталонного стандарта - галловой кислоты. При интерпретации результатов применения метода Фолина-Чокальтеу для соковой продукции следует учитывать относительно невысокую специфичность в случае присутствия в матриксах других компонентов, окисляющихся реактивом Фолина-Чокальтеу, таких как редуцирующие сахара глюкоза и фруктоза, органические кислоты, аскорбиновая кислота, ароматические амины, пиридоксин, некоторые аминокислоты, на которые следует делать поправку при расчетах. Согласно данным литературы наибольшее влияние на точность результатов определения полифенольных соединений оказывают аскорбиновая и дегидроаскорбиновая кислоты, а также редуцирующие сахара, особенно фруктоза [20, 21].

Цель работы - изучение общего содержания полифенолов методом Фолина-Чокальтеу в зависимости от вида соковой продукции промышленного производства, представленной на рынке России, и времени, прошедшего с момента изготовления продукта.

Материал и методы

60 образцов фруктовых соков (апельсинового, яблочного, грейпфрутового) и вишневых нектаров были закуплены в торговых организациях (г. Москва, Россия). Каждый вид продукции представлен 5 популярными в России торговыми марками, каждая торговая марка представлена 3 образцами с различными датами изготовления. Большинство торговых марок относится к продукции российского производства: ТМ "Rich" (АО "Мултон"), ТМ "J7" и ТМ "Я" (ООО "Лебедянский"), ТМ "Santal" (АО "Белгородский молочный комбинат"), ТМ "Swell" (ООО "Производственная компания ЛИДЕР"), ТМ "ФрутоНяня" (АО "Прогресс"), ТМ "Fine Life" (ООО "Южная соковая компания"), ТМ "Сады Придонья" и ТМ "IL PRIMO" (ОАО "Сады Придонья"), ТМ "ВкусВилл" (ООО "Плодовое-2009"); две торговые марки - продукция из Армении: ТМ "Noyan" (ЗАО "Евротерм"), ТМ "Ararat" (ООО Пищевой комбинат "Арарат"). Даты изготовления образцов подбирали таким образом, чтобы исследование охватывало как образцы, произведенные недавно, так и те, со дня производства которых прошло 6 мес и более (но до истечения их срока годности). Заявленный срок годности исследованных продуктов составлял от 1 до 1,5 года.

Апельсиновые соки. Исследованы популярные в России восстановленные апельсиновые соки 5 различных торговых марок, все продукты были российского производства. С даты производства продуктов до даты проведения исследований прошло от 61 до 248 дней (2-8 мес).

Грейпфрутовые соки. Исследованы восстановленные грейпфрутовые соки 5 различных торговых марок, все продукты российского производства. С даты производства продуктов до даты проведения исследований прошло от 58 до 301 дня (2-10 мес).

Яблочные соки. В таблице указаны характеристики исследованных яблочных соков 5 различных торговых марок. Соки 4 торговых марок - российского производства, одной - производства Армении. Продукты 2 торговых марок относятся к категории восстановленных соков. Продукты 3 других торговых марок являются соками прямого отжима. С даты производства продуктов до даты проведения исследований прошло от 87 до 318 дней (3-11 мес).

Вишневые нектары. Исследованы вишневые нектары 5 различных торговых марок. Нектары 4 торговых марок - российского производства, 1 - производства Армении. Содержание вишневого сока в нектарах составляет 25-35%. Все нектары, кроме нектара, изготовленного в Армении, осветленные. С даты производства продуктов до даты проведения исследований прошло от 69 до 324 дней (2-11 мес).

Общее содержание полифенолов во фруктовых соках и нектарах определяли в пересчете на галловую кислоту методом Фолина-Чокальтеу в аккредитованной лаборатории Eurofins (Нант, Франция). Для каждого вида соковой продукции были рассчитаны средние значения из 3 независимых повторяющихся исследований и стандартное отклонение. Для оценки связи между временем, прошедшим с даты производства продукта, и содержанием полифенолов использовали корреляционный анализ.

Результаты и обсуждение

Результаты исследований общего содержания полифенолов в образцах продукции приведены в таблице.

Общее содержание полифенолов в исследованных образцах апельсиновых соков варьировало от 678 до 870 мг/кг. Среднее содержание полифенолов составило 781 мг/кг. Образцы различных торговых марок не показали значительного разброса в общем содержании полифенолов, что может быть связано с использованием в качестве сырья стандартных концентрированных апельсиновых соков, со стандартными технологиями производства и упаковывания продукции. При этом не наблюдалось очевидной корреляции между общим содержанием полифенолов в апельсиновых соках с периодом, прошедшим с момента производства продуктов (см. рисунок).

Общее содержание полифенолов в исследованных образцах грейпфрутовых соков варьировало от 447 до 798 мг/кг, среднее содержание составило 634 мг/кг. Как и в случае апельсиновых соков, отсутствие значительного разброса в общем содержании полифенолов может быть связано с использованием в качестве сырья стандартных концентрированных грейпфрутовых соков и со стандартными технологиями производства и упаковывания продукции. Корреляции между общим содержанием полифенолов в грейпфрутовых соках с периодом, прошедшим с момента производства продуктов, также не наблюдалось (см. рисунок).

Общее содержание полифенолов в исследованных образцах яблочных соков варьировало от 264 до 1320 мг/кг. Наиболее высокие значения обнаружены в яблочных соках прямого отжима российского производства. Содержание полифенолов в этих соках оказалось стабильно на всем протяжении срока годности продукции и варьировало от 988 до 1320 мг/кг, в среднем 1119 мг/кг. Восстановленные яблочные соки с мякотью содержали от 381 до 597 мг/кг (в среднем 525 мг/кг) полифенолов. Зависимости общего содержания полифенолов в яблочных соках от срока хранения не выявлено (см. рисунок).

Общее содержание полифенолов в исследованных образцах вишневых нектаров варьировало от 696 до 1090 мг/кг. Среднее содержание полифенолов составило 859 мг/кг. Образцы осветленных вишневых нектаров различных торговых марок не показали значительного разброса в общем содержании полифенолов, что может быть связано с использованием в качестве сырья стандартных концентрированных вишневых соков и стандартными технологиями производства и упаковывания продукции. Несмотря на то что нектар торговой марки 4 изготовлен из неконцентрированного вишневого сока и не подвергался осветлению, общее содержание в нем полифенолов было близко к содержанию полифенолов в других образцах вишневых нектаров. Для всех образцов не наблюдалось очевидной корреляции между общим содержанием полифенолов с периодом, прошедшим с момента производства продуктов (см. рисунок).

Сравнительный анализ общего содержания полифенолов в различных видах исследованной соковой продукции. Общее содержание полифенолов в исследованной соковой продукции варьировало от 264 до 1320 мг/кг (см. рисунок). Примечательно, что и самое высокое, и самое низкое значение было получено для яблочных соков. Значительный разброс (в 5 раз) содержания полифенолов в яблочных соках может быть связан как с сортовыми особенностями яблок, выращиваемых в разных странах, так и с различиями в технологии производства.

Наиболее ровное содержание полифенолов наблюдается в апельсиновых соках - минимальное и максимальное значение отличаются в 1,2 раза. Большинство апельсиновых соков, продающихся в России, восстановленные. Для их изготовления, как правило, используется стандартное сырье - концентрированные соки, поставляемые из мест произрастания апельсинов, в первую очередь из Бразилии. Восстановление происходит по стандартной технологии - в концентрированный сок добавляется специально подготовленная питьевая вода, далее сок асептически упаковывается в потребительскую упаковку. Такие соки, как правило, не подвергаются осветлению или добавлению в них мякоти. Все это ведет к незначительным отличиям по содержанию полифенольных веществ в апельсиновых соках различных торговых марок.

Для грейпфрутовых соков разброс несколько больше, но тоже невелик - между минимальным и максимальным значением разница в 1,7 раза. Основная масса концентрированных грейпфрутовых соков приходит из Латинской Америки, где выращиваются определенные сорта грейпфрутов для промышленной переработки, грейпфрутовые соки обычно не подвергаются осветлению или добавлению мякоти. Восстановленные грейпфрутовые соки так же, как и апельсиновые, в значительной степени стандартизированы, как результат - разница между общим содержанием полифенолов для продукции различных торговых марок невелика.

При производстве вишневых нектаров, как правило, используются концентрированные вишневые соки, содержание вишневого сока в готовом продукте обычно составляет 25-35%. Основными полифенольными соединениями вишни, как уже отмечалось выше, являются антоцианины, которые при отжиме переходят из ягод в сок. Практически все сорта вишни, используемые для промышленной переработки, имеют ярко окрашенные ягоды с высоким содержанием антоцианинов. Несмотря на то что вишневые нектары часто производятся осветленными, при осветлении антоцианины сохраняются в достаточно высоких концентрациях, об этом говорит яркая окраска вишневых нектаров. Исследование показало, что в неосветленном нектаре общее содержание полифенолов находилось приблизительно на том же уровне, что и в осветленных нектарах. Разница между обнаруженными минимальным и максимальным содержанием полифенолов в исследованных нектарах невелика - в 1,6 раза, что говорит о значительной степени стандартизации такой продукции. Следует отметить, что вишневые соки на рынке практически не встречаются, так как вишневая соковая продукция изготавливается преимущественно в виде нектаров. Это связано с высокой кислотностью вишневых соков, что делает их непривлекательными для потребителей как с точки зрения вкуса, так и из-за воздействия на желудочно-кишечный тракт. Обращает на себя внимание, что вишневые нектары содержат полифенолы на уровне и даже выше, чем наблюдается в апельсиновых и грейпфрутовых соках, что подтверждает важность включения нектаров в питание.

Заключение

Фруктовые соки и нектары, производимые промышленностью, в настоящее время являются наиболее доступной и часто потребляемой населением продукцией из фруктов, при этом среди специалистов по питанию отсутствует единое мнение о пользе такой продукции.

И в первую очередь из-за недостаточности данных по содержанию в ней веществ, полезных для здоровья человека. Это исследование вносит вклад в изучение содержания полифенольных соединений в соковой продукции промышленного производства. Полученные результаты показывают содержание полифенолов в продуктах на уровне от 264 до 1320 мг/кг. Наибольшее содержание полифенолов выявлено в яблочных соках прямого отжима российского производства - в среднем 1119 мг/кг. Далее идут вишневые нектары со средним содержанием полифенолов на уровне 859 мг/кг. Апельсиновые восстановленные соки содержат полифенолов в среднем 781 мг/кг, грейпфрутовые - 634 мг/кг.

Одной из основных задач проведенных исследований было установление зависимости общего содержания полифенолов в продукции, представленной в торговой сети, от времени, прошедшего с момента ее производства. Результаты показывают, что содержание полифенолов в исследованных продуктах не имеет статистически значимой корреляции с периодом, прошедшим с момента их производства, что говорит о стабильном содержании полифенолов на протяжении всего срока годности.

В целом данные подтверждают присутствие в соковой продукции промышленного производства высоких концентраций полифенольных соединений и могут быть использованы специалистами в области здравоохранения и медицинской профилактики, диетологами, специалистами, занимающимися планированием питания в организованных коллективах, в том числе в образовательных и социальных учреждениях, с целью улучшения структуры питания, профилактики распространенных заболеваний и улучшения физического здоровья населения в рамках разнообразного и сбалансированного рациона питания.

Литература

1. Duthie S.J., Duthie G.G., Russell W.R., Kyle J.A.M., Macdiarmid J.I., Rungapamestry V. et al. Effect of increasing fruit and vegetable intake by dietary intervention on nutritional biomarkers and attitudes to dietary change: a randomised trial // Eur. J. Nutr. 2018. Vol. 57, N 5. Р. 1855-1872. DOI: https://doi.org/10.1016/j.nut.2018.10.034.

2. Bacchetti T., Turco I., Urbano A., Morresi C, Ferretti G. Relationship of fruit and vegetable intake to dietary antioxidant capacity and markers of oxidative stress: a sex-related study // Nutrition. 2019. Vol. 61. Р. 164-172. DOI: https://doi.org/10.1016/j.nut.2018.10.034

3. Joseph S.V., Edirisinghe I., Burton-Freeman B.M. Fruit polyphenols. a review of anti-inflammatory effects in humans // Crit. Rev. Food Sci. Nutr. 2016. Vol. 56, N 3. Р. 419-444. DOI: https://doi.org/10.1080/10408398.2013.767221

4. Gregori D., French M., Gallipoli S., Lorenzoni G., Ghidina M. Global, regional, and national levels of fruit and vegetable consumption from the ROUND (woRld map of cOnsUmption of fruit and vegetables and Nutrient Deficits) project (P18-067-19) // Curr. Dev. Nutr. 2019. Vol. 3, suppl. 1. Article ID nzz039.P18-067-19. DOI: https://doi.org/10.1093/cdn/nzz039.P18-067-19

5. D’Elia L., Dinu M., Sofi F., Volpe M., Strazzullo P.; SINU Working Group, Endorsed by SIPREC. 100% fruit juice intake and cardiovascular risk: a systematic review and meta-analysis of prospective and randomised controlled studies // Eur. J. Nutr. 2021. Vol. 60, N 5. P. 2449-2467. DOI: https://doi.org/10.1007/s00394-020-02426-7

6. Groh I.A.M., Riva A., Braun D., Sutherland H.G., Williams O., Bakuradze T. et al. Long-term consumption of anthocyanin-rich fruit juice: impact on gut microbiota and antioxidant markers in lymphocytes of healthy males // Antioxidants. 2021. Vol. 10, N 1. P. 27. DOI: https://doi.org/10.3390/antiox10010027

7. Tylavsky F.A, Han L., Sims Taylor L.M., Mason W.A., Carroll K.N., Bush N.R. et al. Oxidative balance score during pregnancy is associated with oxidative stress in the CANDLE study // Nutrients. 2022. Vol. 14, N 11. P. 2327. DOI: https://doi.org/10.3390/nu14112327

8. Shams-Rad S., Bidaki R., Nadjarzadeh A., Salehi-Abargouei A., de Courten B., Mirzaei M. The association between major dietary patterns and severe mental disorders symptoms among a large sample of adults living in central Iran: baseline data of YaHS-TAMYZ cohort study // BMC Public Health. 2022. Vol. 22, N 1. P. 1121. DOI: https://doi.org/10.1186/s12889-022-13518-w

9. Aune D., Giovannucci E.L., Boffetta P., Fadnes L.T., Keum N., Norat T. et al. Fruit and vegetable intake and the risk of cardiovascular disease, total cancer and all-cause mortality - a systematic review and dose-response meta-analysis of prospective studies // Int. J. Epidemiol. 2017. Vol. 46, N 3. P. 1029-1056. DOI: https://doi.org/10.1093/ije/dyw319

10. Benton D., Young H.A. Role of fruit juice in achieving the 5-a-day recommendation for fruit and vegetable intake // Nutr. Rev. 2019. Vol. 77, N 11. P. 829-843. DOI: https://doi.org/10.1093/nutrit/nuz031

11. Agarwal S., Fulgoni Iii V.L, Welland D. Intake of 100% fruit juice is associated with improved diet quality of adults: NHANES 2013-2016 analysis // Nutrients. 2019. Vol. 11, N 10. P. 2513. DOI: https://doi.org/10.3390/nu11102513

12. Murphy M.M, Barraj L.M, Brisbois T.D, Duncan A.M. Frequency of fruit juice consumption and association with nutrient intakes among Canadians // Nutr. Health. 2020. Vol. 26, N 4. P. 277-283. DOI: https://doi.org/10.1177/0260106020944299

13. AIJN-Market Report 2020. Printed by S&G, 2020. URL: https://aijn.eu/en

14. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б. Нутриентный профиль яблочного сока // Вопросы питания. 2017. Т. 86, № 4. С. 125-136. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2017-00068

15. Liu S., Lou Y., Li Y., Zhang J., Li P., Yang B. et al. Review of phytochemical and nutritional characteristics and food applications of Citrus L. fruits // Front. Nutr. 2022. Vol. 9. Article ID 968604. DOI: https://doi.org/10.3389/fnut.2022.968604

16. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б. Нутриентный профиль апельсинового сока // Вопросы питания. 2017. Т. 86, № 6. С. 103-113. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2017-00012

17. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутриентный профиль грейпфрутового сока // Вопросы питания. 2018. Т. 87, № 5. С. 85-94. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2018-10057

18. USDA Database for the Flavonoid Content of Selected Foods. Release 3.2 (November 2015). URL: https://data.nal.usda.gov/dataset/usda-database-flavonoid-content-selected-foods-release-32-november-2015

19. Иванова Н.Н., Хомич Л.М., Перова И.Б., Эллер К.И. Нутриентный профиль вишневого сока // Вопроы питания. 2018. Т. 87, № 4. С. 78-86. DOI: https://doi.org/10.24411/0042-8833-2018-10045

20. Singleton V.L., Orthofer R., Lamuela-Raventós R.M. Analysis of total phenols and other oxidation substrates and antioxidants by means of Folin-Ciocalteu reagent // Methods Enzymol. 1999. Vol. 299. P. 152-178. DOI: https://doi.org/10.1016/S0076-6879(99)99017-1

21. Prior R.L., Wu X., Schaich K. Standardized methods for the determination of antioxidant capacity and phenolics in foods and dietary supplements // J. Agric. Food Chem. 2005. Vol. 53. P. 4290-4302. DOI: https://doi.org/10.1021/jf0502698

SCImago Journal & Country Rank
Scopus CiteScore
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Тутельян Виктор Александрович
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, научный руководитель ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии»
Вскрытие
Медицина сегодня
Ждем вас 2-3 декабря 2022 года на Зимней школе РОРР "Визуализация в педиатрии и неонатологии"

Новые знания от ведущих экспертов на Зимней школе РОРР "Визуализация в педиатрии и неонатологии"! Современная педиатрическая практика неотделима от научного и технического прогресса, достижения которого зачастую меняют подходы к диагностике и определению лечебной тактики. В...

Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня

Уважаемые коллеги, до XI-го Национального конгресса с международным участием имени Н.О. Миланова "Пластическая хирургия, эстетическая медицина и косметология" осталось 3 дня! С 29 ноября по 1 декабря 2022 года в Москве пройдет XI Национальный конгресс "Пластическая хирургия,...

X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца"

6-7 декабря 2022 года состоится юбилейная X конференция с международным участием "Креативная кардиология и кардиохирургия. Новые технологии диагностики и лечения заболеваний сердца", которая будет проходить в очном и онлайн-формате в ФГБУ "НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева"...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»